«Мы уже не бензоколонка», — заявил Путин в ходе своей 16-й пресс-конференции в роли президента РФ. И россияне это немедленно ощутили.

Об этом пишет Сергей Ильченко для «ДС».

По данным опроса «Левада-центра» 88% россиян считают уходящий год «более трудным для страны, чем предыдущий». В плане личном все, впрочем, выглядит немного лучше: только 65% опрошенных назвали этот год «более тяжелым, чем предыдущий для них и для их семей».

Возвращение в 90-е


Тем не менее, оба показателя беспрецедентно высоки. Ощущение имперского величия снизилось у кремлевских подданных до уровня 1991 года, а личные ощущения существенно приблизились к уровню 1998 (тогда было 79%). Напомню, что оба года были для России очень интересными: в 1991 распался СССР, а в 1998 Россию накрыл экономический кризис, приведший, в конечном итоге, к технической замене партаппаратчика Ельцина на ставленника союза КГБ и крупнейших ОПГ Путина, о чем было объявлено 31 декабря 1999.

И вот, спустя 20 лет, история России, ходящая по вечному кругу, похоже, завершает очередной оборот. Россиян уже не радуют ни Нашкрым, ни Нашаарктика, ни рогозинские успехи в космосе. То есть, возможно, и радуют, но лишь чуть-чуть, чего совершенно недостаточно для создания общего праздничного настроения.

Плохим или очень плохим назвали 2020 год 50% опрошенных, а хорошим — только 10%. Это тоже близко к показателям 1998 года, который оценили как плохой 65% опрошенных. Для сравнения, в 2019 году лишь 15% назвали уходящий год плохим, а 18% — хорошим.

Не улыбалась россиянам в 2020 году и Госпожа Удача — то есть, кому-то, конечно, и улыбалась, но как-то криво и неискренне, так что 47% опрошенных сочли 2020 год «в целом, неудачным» — удачным же его посчитали 44%. В 2019 это соотношение составило 61 и 29%.

Падение уровня жизни ощутили 64% россиян, 59% отметили сокращение возможностей хорошо зарабатывать, 60 и 57% посетовали на плохую работу образовательных и медицинских учреждений. Тревога о скверном состоянии окружающей среды и отношений со странами НАТО на этом фоне как-то отошла на второй план, но 44 и 45% все-таки отметили и это.

Опрос был проведен 18-20 декабря 2020 года среди 1609 человек в возрасте от 18 лет и старше методом телефонных интервью. То есть, по факту, выборка затронула большие города. Что творится в российской сельской местности, вне зоны уверенного приема, и есть ли там вообще жизнь — опрос умалчивает, вызывая в памяти старый анекдот о докторе, который сказал пациентке что она беременна, но не смог сказать — от кого.

Естественно, что центр, публикующий такие опросы, не пользуется любовью Кремля. Директор «Левада-центра» Лев Гудков еще в 2016 году выступил с заявлением о том, что организации, получившей тогда статус иноагента с подачи сопредседателя движения «Антимайдан», члена Совфеда Дмитрия Саблина, «грозит полная ликвидация». Но как-то обошлось, и не закрыли уже четыре года, и «Левада — центр» продолжает радовать нас своими опросами. Так, в марте он сообщил, что 62% россиян выступают за возрастной лимит для президента и против новых президентских сроков для Путина.

Российские перспективы


Правда, месяцем раньше февральской опрос «Левады» дал любопытный результат: 46% опрошенных не хотели бы видеть Путина во главе страны после 2024 года, а 45% — хотели бы. Это очень показательное разделение примерно пополам, причем, напомню еще раз, что речь идет, в основном, о городском населении. Провинция же в России всегда была и остается наиболее верноподданно настроенной. Можно сколько угодно смеяться над памятником «Путин в образе медведя с лососем», он же «Ум, сила и душа», над которым некий Виктор Кропачев проработал шесть лет, после чего попытался подарить его лично Путину (тот вежливо отказался). Но работа явно душевнобольного скульптора несомненно выражает общие настроения провинциальных россиян — то, как они видят мир. Это полностью подтверждают бесчисленные «Аленушки», «Вежливые люди с котами», «десантники» и «Гагарины» выполненные ровно в том же стиле и технике.

Так самовыражается Русское Коллективное Бессознательное, а Кропачев, в силу своего душевного нездоровья, а, может быть и большого, но при этом истинно русского таланта, лишь полнее выразил то, что другие высказали несколько вскользь. Русская провинция, тот самый «глубинный народ», как обычно, несчастная, недовольная местными боярами и даже рассуждающая после распития аптечно-технических суррогатов о бунте, все равно любит Государя, сидящего в Кремле — любит истовой, звериной любовью. Она будет любить любого, кого посадят в Кремль, как любили Николая II, Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева — и далее, по списку, и даже Горбачева, пока тот оставался в Кремле.

Иными словами, ухудшение коллективного российского самочувствия совершенно не означает, что бензоколонка будет закрыта. Бензоколонка останется бензоколонкой, и ничем иным она быть не может. Пока нет бензина будет приторговывать всякой мелочью в открытом при ней магазинчике, и ждать, яростно и мстительно, когда же бензин подвезут. Любые попытки ее демонтажа встретят яростное сопротивление персонала.

Но вернемся к «Левада-центру» — к тому интересному и примечательному факту, что ему по-прежнему дозволяют существовать в России. Ни серьезных попыток его закрыть, ни даже накапать «Новичка» в кофе его руководителям до сих пор не было. Хотя прихлопнуть «Леваду» было бы делом плевым, гораздо более простым чем отравить Навального. Навальный живуч, как Буратино, в него хоть гвозди вколачивай — все ему нипочем. А организация опросов — сложный и многозвенный процесс, один-два удара по самым уязвимым звенья цепочки, лучше всего, по полевикам, которых никто и не заметит, и лавочка прикроется. Но лавочка, хотя и загнанная в маргин «иностранной агентуры» и не думает прикрываться. Ее горшочек вовсю продолжает варить. Это может означать только одно — серьезную внутрироссийскую крышу.

И крыша эта обнаруживается очень легко, буквально на раз-два: большинство опросов «Левада-центр» выполняет по заказу, и, следовательно, на деньги «Открытых медиа». Это структура Михаила Ходорковского, концептуального анти-Путин, по официальной версии — видного российского оппозиционера, а в действительности — одной из фигур на поле, где борются друг с другом две группировки в Кремле, автаркическая и корпоративная. Сегодня у власти находится автаркическая, выросшая в начале 2000-х из очередной генерации прозападников-корпоративистов, возникшей на очередной волне смены власти. Как и всякая несменяемая власть она ветшает и разлагается, и за 20 лет уже приобрела вид сильно залежалого трупа. Но время заменять ее еще не пришло.

Время придет тогда, когда разложение приведет к потере управления. Вот тогда Путина, списав на него все провалы, аккуратно заменят, подсунув россиянам старую жвачку про «новую эпоху», «землю и волю», «свободу-равенство-братство», про «суровые годы», которые уходят, но за ними приходят другие, и надо еще чуть-чуть потерпеть и побороться.

Заменят же Путина на очередного типа-либерального балабола, как меняли Николая II на Керенского, Сталина на Хрущева, вымерших геронтократов в одинаковых шапках и пальто на Горбачева, а затем на Ельцина. Балабол доведет и без того катастрофическую ситуацию до полного развала, и россиянам подсунут очередного спасителя, который потихоньку, по пол-оборота, закрутит гайки до привычного им уровня. Путин ведь тоже пришел на смену Ельцину как непьющий либерал, с упором на слово «непьющий».

Словом, особо радоваться опросу «Левады» явно не стоит. Голодная и несчастная Россия значительно опаснее, чем относительно сытая. В голодном состоянии она больше склонна к военным авантюрам как к средству стравить агрессию разочарованного охлоса, излив ее на соседей, объявленных врагами. А как мы знаем из истории, у России нет друзей, нет в принципе как явления, кроме ее армии, ее флота и злобных голодных орд, которыми их комплектуют. Все остальные, весь мир для России — враг.

Россия не исчезнет и не уедет на другой конец света. И даже развалившись на куски из-за временного безвластия, что тоже случалось, она будет стремиться срастись, поскольку ее Коллективное Бессознательное останется общим. И в полуразвалившемся состоянии, когда ей уже станет совсем нечего терять, она будет еще опаснее, как оживший труп из фильма ужасов, которого не берут пули, и он он продолжает ползти вперед, даже лишившись головы и конечностей. Именно к такому состоянию России мало-помалу все сейчас и идет. Об этом нам надо помнить и готовиться к обороне. Иных перспектив у нас, увы, нет.

Напоследок — о календарях и датах. 30 декабря 1922 года, 98 лет назад, был образован СССР. И хотя 26 декабря 1991 этот уродливый монстр-каннибал был признан мертвым и разрублен на куски, он и сегодня, спустя почти три десятилетия, стремится срастись и восстать. Возможно, дело в том, что в сердце Главного Мертвеца, лежащего на Красной площади, так и не вбили осиновый кол, но сделать это было ой как непросто — миллионы советских бесов встали тогда и до сих пор стоят на его защите.

И еще: календарь 1937 года один в один совпадает с календарем на 2021 год, что определенно дает повод задуматься. Впрочем, 1937, когда одни палачи убивали других, прихватывая прочих граждан скорее за компанию, был не худшим годом в советской истории. Опять же, в этом году в продаже появился вкусный пломбир… А потом был тяжелый високосный 1940, после которого все с облегчением встретили приход 1941-го. И на бензоколонку по ленд-лизу завезли бензин, которого хватило на полвека не только на СССР, но и на половину Европы.

Читайте

Путин «подарил» россиянам на Новый год пакет законов-ограничений: к чему готовится президент РФ