Зеленский и Порошенко: новый делает то, что и прежний

Украинцы довольны Владимир Зеленский и недовольны Петром Порошенко. Хотя пока что новый президент делает лишь то, что делал прежний.

прежний, Зеленский, Порошенко, рейтинг, заложник

Владимир Зеленский не спешит общаться со своими избирателями. Вместо этого он предпочитает разговаривать с европейскими. Во время своего первого визита в Брюссель он успел ответить на вопросы, которые ему безуспешно задавали в Киеве, пишет Павел Казарин для «Крым. Реалии«.

Пообещал не поддерживать Игоря Коломойского в его тяжбах за ПриватБанк. Заявил о сотрудничестве с НАТО. Призвал Запад давить санкциями на Россию. Отверг перспективу дефолта. Заявил, что вступление Украины в ЕС будет означать гибель российской империи. Возможно, если бы он рассказал все это раньше, то уровень нервозности в Украине по поводу его избрания был бы на порядок ниже. С другой стороны, кто знает, какие в этом случае были бы результаты второго тура?

Пока что Владимир Зеленский ведет себя почти как его предшественник. Его заявления напоминают риторику атлантистов, еврооптимистов и государственников. Во внешней политике его курс мало чем отличается от того, что продвигал Петр Порошенко. И если так продолжится дальше – остается лишь гадать, как быстро рейтинг нового президента сравняется с показателями старого.

Пока что ему не о чем волноваться. Его персональный рейтинг одобрения – порядка 50%. Уровень поддержки его партии тоже приближается к 50%. Недоволен Зеленским лишь каждый десятый украинец. Еще 40 процентов не определились с ответом. Идеальные условия, чтобы мечтать о светлом будущем. Проблема лишь в том, что его не будет.

Каждый президент в Украине становится заложником завышенных ожиданий. От него ожидают чудес – и голосуют за чудеса

Его не будет не потому, что Владимир Зеленский хочет плохого. А потому, что для светлого будущего нет предпосылок.

Каждый президент в Украине становится заложником завышенных ожиданий. От него ожидают чудес – и голосуют за чудеса. А затем наступает неизбежное разочарование – потому что избиратель внезапно обнаруживает, что волшебной палочки у президента нет. Зато есть экономические законы, дефицит ресурсов и недостаток кадров. И любой новый фаворит очень скоро оказывается в роли изгоя. Так происходит уже 28 лет. И сложно представить – что может уберечь Владимира Зеленского от этой судьбы.

Украинский избиратель хочет, чтобы президент закончил войну. Потому что для обывателя война – это издержки и дискомфорт. С ее окончанием связаны ложные ожидания. Например, что страна станет комфортнее, богаче и безопаснее. Но в том и штука, что Зеленский не может закончить войну – он может ее лишь проиграть. Проигрыш, в свою очередь, будет означать раскол в стране, беспорядки и – потенциально – волну насилия. Вдобавок, самой России нет никакого резона поступать так, чтобы по итогам «мира» Украина усиливалась и богатела. Скорее наоборот.

В результате выбор прост. Либо Владимир Зеленский проиграет войну – и страна будет расплачиваться за это. Либо он ее продолжит – и страна опять же будет за это платить. В обоих вариантах бюргерский хэппи-энд не просматривается.

Зеленский не может закончить войну – он может ее лишь проиграть

Украинский избиратель хочет, чтобы Владимир Зеленский снизил тарифы. Президент может начать вести себя ответственно, спасать договоренности с кредиторами, объяснять, что все имеет свою цену – и нарваться на обвинения в предательстве. Или он может начать раздавать деньги, ломать логику через колено, произвольно менять цифры в платежках. Результатом этого будет сворачивание международной помощи, инфляция, рост цен и обеднение страны. И обыватель снова будет винить во всем первое лицо – просто начнет делать это чуть позже. А за отсрочку критики президент расплатится шатким благополучием страны.

И точно так же по всем остальным пунктам.

Трагедия Владимира Зеленского именно в том, что у него нет опции «угодить всем». Он может либо взять в союзники здравый смысл – и тогда через полгода его рейтинг начнет падать. Либо попытаться поиграть в «чего изволите», истратить накопленные резервы, лишить страну подушки безопасности, обнулить скромные достижения, погрузить Украину в неизбежные последствия и кризис – и опять-таки забрать себе лавры «козла отпущения».

Разница между вариантами довольно проста. Расплата за ответственное поведение наступит чуть раньше, чем расплата за безответственное. Но в первом случае Зеленскому удастся сохранить после себя страну. А во втором – не факт.

«Могут уничтожить»: в Беларуси рассказали, как Лукашенко стал «заложником России»

Президент Беларуси Александр Лукашенко сделал серьезную ошибку еще в начале своего правления после распада СССР.

Беларусь, заложник, политика, Россия, Лукашенко

Такое мнение в интервью «Апострофу» высказал белорусский политический и общественный деятель, сопредседатель партии Белорусская Христианская Демократия Виталий Рымашевский.

По его словам, Лукашенко пытался реинимировать Советский Союз.

«Он пришел к власти под лозунгами реанимации СССР и даже стремился стать лидером реанимированного Союза. У него были высокие рейтинги в РФ, если сравнивать с Борисом Ельциным. Лукашенко лоббировал идею интеграции с РФ. Это сделало Беларусь заложницей России и в экономическом, и в политическом, и в военном плане», — сообщил политик.

Рымашевский отметил, что первые 15 лет нахождения при власти Лукашенко планомерно уменьшал значение белорусского языка, национальной культуры, а в силовые структуры внедрялись пророссийские агенты.

«В Беларуси идеологи есть на каждом госпредприятии, в университете и армии в качестве политруков. Через них проводились идеи союза с Россией и единого народа. Подрыв экономической независимости связан с фатальными ошибками: завязывание белорусской экономики на российский рынок, дешевые энергоносители и отсутствие реформ, которые позволили бы белорусской экономике быть более конкурентоспособной в современном мире, а значит – более независимой от любого государства», — акцентировал он.

Рымашевский подчеркнул, что сейчас Лукашенко понимает, что «его могут либо просто уничтожить в рамках большого государства, либо сделают маленьким вассалом».

«Поэтому постепенно в Беларуси стала меняться политика: много говорят о диверсификации экономики, есть послабления в сфере белорусского языка, пропаганды национальной культуры. Но время упущено. После 20 лет уничтожения, когда в несколько раз уменьшилось количество детей, которые учатся на белорусском языке, сегодня это где-то 1-1,5% детей на всю Беларусь. Это результат долгой политики Лукашенко, теперь нужно за это расплачиваться», — подытожил политик.