Російська Держдума прокоментувала слова Зеленського про СРСР

Висловлювання президента України Володимира Зеленського про причетність СРСР до розв’язування Другої світової війни говорять нібито “про його намір догодити кураторам з Заходу, а також про відсутність самостійності в української держави”.

Таку думку висловив у вівторок журналістам голова комітету Держдуми з міжнародних справ Леонід Слуцький, передає УНН з посиланням на федеральне агентство ТАСС.

новости, новини, Україна, Украина,Толстая Политика, Товста політика, влада, власть, політика, политика, thickpolicy.media, thickpolicy media, thick polic, Росія, Зеленський, СССР, Другої світової війни

Леонід Слуцький

Россиянам рассказали «неудобную правду» о сотрудничестве СССР и Гитлера: фото

“Заява Зеленського про причетність СРСР до розв’язування Другої світової війни свідчить про те, що Україна досі є територією зовнішнього управління. На догоду західним кураторам Києва нинішній український лідер встав на сторону історичної брехні, а аж ніяк не правди”, — сказав Слуцький, підкресливши , що “це соромно і по-блюзнірському по відношенню до пам’яті полеглих у боротьбі з фашизмом”.

“Подібні заяви ображають також ветеранів, які перемогли у найстрашнішій і кровопролитній війні, де росіяни й українці стояли пліч-о-пліч”, — заявив глава комітету.

Нагадаємо, звинувачення Володимира Зеленського на адресу СРСР про розв’язання Другої світової війни “є справжньою зрадою по відношенню до власних співвітчизників і самим підлим ударом нового президента по російсько-українським відносинам”. Таку думку висловив у вівторок глава комітету Ради Федерації з міжнародних справ Костянтин Косачев.

Президент України також наголосив, що усі держави світу мають сказати «Ні!» тоталітарним ідеологіям, ксенофобії, агресії, репресіям, будь-яким проявам ненависті та нетерпимості.

«Польща та польський народ першими відчули на собі наслідки злочинної змови тоталітарних режимів. Це призвело до початку Другої світової війни й дало змогу нацистам запустити смертоносний маховик Голокосту. Сьогодні всім демократичним державам необхідно об’єднати свої зусилля», – сказав глава держави.

Також слова українського Президента прокоментували у Кремлі, сказавши, що слова Зеленського “помилкові та образливі”.

«Затраты на заключенных не покрывались отдачей от их эксплуатации»

Некоторые думают, что ГУЛАГ помог индустриализации и экономике СССР. На самом деле все наоборот. 60 лет назад приказом по Министерству внутренних дел СССР было расформировано Главное управление лагерей, ГУЛАГ — зловещая система тюрем, колоний и лагерей, самое жуткое порождение сталинского тоталитаризма, уничтожившее около 1,6 млн человек. Сегодня, когда сталинизм снова водружается на пьедесталы, мы сталкиваемся с безапелляционными утверждениями о том, что деятельность ГУЛАГа как организатора массового подневольного, рабского труда оправдана массированной индустриализацией, подготовкой к войне и послевоенным восстановлением. Факты говорят об обратном: лагерная система не просто была экономически непродуктивой, убыточной — она вредила задачам индустриализации.

Начальник работ Белморстроя Френкель, начальник ГУЛАГа Берман и другие руководители строительства Беломорканала

ГУЛАГ: начало

Система ГУЛАГа начала формироваться на рубеже 1920-30-х годов в связи с коллективизацией, раскулачиванием и огромным притоком репрессированных. Первоначально речь шла о создании на отдаленных территориях страны лишь нескольких лагерей в дополнение к единственному тогда Соловецкому. Они должны были принять до 50 тыс. человек, но численность заключенных резко увеличилась — на сотни тысяч человек. Куда их девать, сначала было непонятно. Лагерное начальство заключало договоры с различными предприятиями и передавало им дармовую рабсилу, в основном на строительные работы и лесозаготовку.

Поворотный момент в становлении ГУЛАГа — строительство Беломорско-Балтийского канала, начавшееся во второй половине 1930 года. Здесь лагерная экономика впервые проявила свои «преимущества»: насильственное и быстрое сосредоточение больших, до 100 тыс. человек, трудовых масс и их нещадная эксплуатация привели к тому, что канал был построен всего за два года.

Советское руководство увидело в лагерной системе колоссальный производственный ресурс.

Историк Олег Хлевнюк отмечает: «Экономика принудительного труда выполняла следующие функции, осуществление которых было невозможно (или почти невозможно) при помощи „обычных“ методов принуждения и стимулирования трудовой деятельности. Во-первых, она обеспечивала развитие тех отдаленных, труднодоступных регионов, отличавшихся крайне неблагоприятными климатическими условиями и отсутствием элементарной первоначальной инфраструктуры, привлечение в которые вольнонаемных работников требовало значительных средств. Во-вторых, она поставляла чрезвычайно мобильную рабочую силу, легко перебрасываемую с объекта на объект в зависимости от потребностей государства. В-третьих, эту рабочую силу можно было эксплуатировать практически без ограничений, вплоть до полного истощения. В-четвертых, угроза попасть в жернова ГУЛАГа „дисциплинировала“ „свободных“ работников. В-пятых, существование значительной прослойки заключенных и других „спецконтингентов“ снижало давление на скудный потребительский рынок, облегчало решение острейших социальных проблем, например, жилищной».

Еще до завершения строительства Беломорско-Балтийского канала было принято решение об использовании труда лишенных свободы на строительстве канала Москва-Волга, Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, на освоении месторождений угля и нефти Печорского бассейна, для форсирования золотодобычи на Колыме, инфраструктурного развития Дальнего Востока, Средней Азии.

В годы «большого террора», 1937-1938-й, контингенты колоний и лагерей выросли с 1,2 до почти 1,7 млн человек, а к началу Великой Отечественной войны — до 2,3 млн. Во время войны около полумиллиона человек были освобождены из-за эвакуации лагерей или отправлены на фронт, более 1 млн — умерли от болезней и истощения. Даже с учетом притока новых заключенных, в том числе представителей «неблагонадежных» национальностей и военнопленных, численность заключенных на конец войны сократилась почти до уровня перед «большим террором». По оценкам НКВД, во втором полугодии 1945 года недостаток рабочей силы на предприятиях наркомата составлял 750 тыс. человек. К началу 1950-х, в связи с возобновившимися репрессиями, число узников ГУЛАГа стабилизировалось на уровне 2,5 млн человек, из них трудоспособных — около 2 млн, примерно девятая часть от числа вольнонаемных работников. (Правда, как подчеркивает историк Андрей Суслов, такой труд вряд ли можно назвать вольнонаемным в полном смысле слова: «Труд колхозника, почти ничего не получавшего за свои трудодни и не имевшего права покинуть колхоз, или труд заводского рабочего, фактически прикрепленного к предприятию: по большому счету, вольного труда в СССР не существовало, имелись лишь разные градации труда принудительного»).

Если во время войны ГУЛАГ сосредоточился на возведении металлургических заводов и аэродромов, выпуске военного обмундирования и боеприпасов, то после снова занимал ведущие и исключительные позиции в железнодорожном и гидротехническом строительстве, лесозаготовках, а также в золотоплатиновой и асбестовой промышленности, в добыче алмазов и апатитов, в производстве олова и никеля, в строительстве нефтеперерабатывающих предприятий и объектов «атомного проекта», в рамках которого большую роль играли также так называемые «шарашки» — закрытые конструкторские бюро. Значительная часть заключенных занималась сельским хозяйством и выпуском товаров широкого потребления.

Бессмыслица террора

Казалось, ГУЛАГу под силу любые хозяйственные задачи. Но какой ценой? Неэффективность ГУЛАГа была головной болью руководства системы лагерей.

Во-первых, затраты на заключенных не покрывались отдачей от их эксплуатации. В начале 1950-х замминистра внутренних дел Василий Чернышев в своих отчетах «наверх» признавал: содержание заключенных обходится очень дорого, и во многих случаях убыточно для производства и строительства, «учреждения, содержащие заключенных, в связи с убытками на производстве и строительстве не могут оплатить необходимое продовольствие, вещевое снабжение или капитальные работы».

Эта диспропорция становилась особенно выпуклой в период «большого террора» второй половины 1930-х и в конце 1940-х, когда в полный рост вставала проблема «излишков» заключенных. Приходилось отвлекать ресурсы на этапирование, срочное строительство новых лагерей, организацию управления (плюс 10% от расходов на содержание заключенных), охраны и надзора (плюс еще 20-25%), на обеспечение заключенных одеждой, обувью, питанием и так далее. Неготовность ГУЛАГа к наплыву новых заключенных приводила к их высокой смертности.

Руководителям ГУЛАГа советская власть помогала расстрелами. «Кризисное состояние лагерей и невозможность хозяйственного использования дополнительных сотен тысяч заключенных были важной причиной небывалого количества смертных приговоров. За полтора года, с августа 1937-го до ноября 1938 года, были расстреляны, по официальным данным, почти 700 тыс. человек. Значительную часть из них, как показывают списки расстрелянных, составляли трудоспособные мужчины, квалифицированные специалисты и рабочие, которых постоянно не хватало на объектах НКВД», — сообщает историк Олег Хлевнюк.

Во-вторых, каким бы жестоким ни было принуждение, производительность рабского труда была, естественно, низкой.

Еще в 1939 году Госбанк заключал, что эффективность выполнения строительно-монтажных работ на стройках ГУЛАГа почти в четыре раза ниже, чем на стройках Наркомата по строительству, при этом строительные механизмы использовались хуже в три раза.

И хоть подневольный труд постепенно механизировался (с довоенного времени к началу 1950-х объем механизированных земляных работ вырос в полтора раза, на заготовке и вывозке леса — вдвое, а количество экскаваторов на стройках НКВД—МВД увеличилось в шесть раз, почти до тысячи единиц), лагерная экономика продолжала держаться преимущественно на тяжелом, низкопроизводительном физическом труде заключенных и, «предоставляя» их другим секторам советской экономики, «заражала» их таким же наплевательским отношением к техническому прогрессу. При этом, по официальным данным начала 1950-х годов, норму выработки не выполняли около 30% заключенных, занятых на сдельных работах. Для сравнения: у вольнонаемных доля не справляющихся с планом доходила до 10%.

В-третьих, рекордные экономические показатели достигались за счет хищнической эксплуатации природных ресурсов. Олег Хлевнюк приводит такие данные: если в 1928–1933 годах на Колыме было добыто 1937 кг золота, то за 1934–1936 годы — более 53 тонн, а в 1937 году — 51,5 тонны. Вместе с тем, если с 1935-го по 1938 год, благодаря разработке наиболее богатых месторождений, среднее содержание золота составляло от 19 до 27 граммов на кубический метр промытых песков, то в 1946–1947 годах — уже только около 7 граммов, что вело к снижению объемов добычи и удорожанию золота.

Отношение к заключенным как к неисчерпаемому ресурсу почти ничего не стоящей (хотя, как мы убедились, это было совсем не так) рабочей силы вело к принятию совершенно неоправданных — ни с хозяйственной, ни со стратегической, ни тем более с экономической точек зрения — проектов и программ. Несколько примеров. К 1938 году протяженность начатых, но законсервированных железных дорог, которые в значительной части прокладывались силами заключенных, приближалась к 5 тыс. километров. В 1940 году было остановлено строительство Куйбышевского гидроузла, начатое тремя годами раньше. В том же году пропускная способность уже сданного Беломорско-Балтийского канала использовалась лишь на 44%, а в 1950 году — вообще на 20%. Наиболее яркий пример послевоенной гигантомании пополам с бесхозяйственностью — законсервированная железная дорога Чум—Салехард—Игарка.

За каждым таким «начинанием» — тысячи загубленных человеческих жизней, не говоря о миллионах и миллиардах рублей. Деньги были выброшены на ветер, следовательно, другие сферы, такие как отсталые сельское хозяйство и жилстрой, этих денег не увидели, оставшись едва ли не на доиндустриальном уровне. «Действительно, многие объекты, возведенные заключенными, было очень трудно или почти невозможно строить при помощи вольнонаемных рабочих, однако была ли необходимость строить эти объекты вообще? — вопрошает Олег Хлевнюк. — Формально затраты на строительство и эксплуатацию таких предприятий повышали общие показатели экономического развития. Фактически они тормозили реальную индустриализацию».

Коррупция по-сталински

Отдельно нужно сказать о коррупции в ГУЛАГе. Архивная документация и исследования историков вдребезги разбивают представления о том, что «при Сталине был порядок».

Характерные особенности лагерной системы — удаленность от вышестоящих инстанций, изолированность и, следовательно, бесконтрольность — способствовали расцвету приписок и хищений. Тем более что многие стройки НКВД—МВД финансировались без проектов и смет, по фактическим расходам, а заработная плата лагерных администраторов была настолько непривлекательна, что на работу в лагеря зачастую направлялись худшие работники МВД, многие — в наказание за некомпетентность, разгильдяйство и злоупотребления.

Изобретательность, наглость преступников и масштабы воровства впечатляют.

Рассказывает американский исследователь ГУЛАГа Дж. Хейнцен: «Бухгалтер из Каргопольского лагеря заработал более 27 тыс. рублей, посылая подложные письма родственникам заключенных, в которых просил снимать деньги с их личных счетов и пересылать в лагерь. В Белорусской ССР несколько бухгалтеров и кассиров были вовлечены в тщательно спланированное мошенничество с подделкой документов. Преступники получили доход в размере 90 тыс. рублей, составляя платежные ведомости на фиктивные должности и даже создавая фиктивные рабочие бригады, зарплата которых попадала в руки мошенников. Некий начальник конвоя ефрейтор Царегородцев переправил несколько тонн угля в ближайший город и продал его на „черном рынке“. Главный бухгалтер Иркутского управления Дальстройснаба МВД, подавая счета на подпись лагерной администрации, оставлял немного места перед вписанной суммой. Таким образом, подписанный счет на 7 тыс. руб. он легко превращал в счет на 47 тыс., попросту дописав цифру 4 перед цифрой 7000. При помощи этого трюка бухгалтеру удалось присвоить 340 тыс. рублей. Работники лагерей (в том числе и члены партии) иногда объединялись с заключенными для совершения краж. Начальник подкомандировки лагерного пункта, кандидат в члены ВКП (б) Москалев и другие служащие при содействии работавших на кухне заключенных совершили хищение сотен килограммов хлеба, муки и других продуктов».

 

 

Ежегодный ущерб от хищений составлял десятки миллионов рублей. Кроме того, в системе ГУЛАга процветала теневая торговля льготами, должностями и дефицитными товарами, растраты, взяточничество. Руководство ГУЛАГа прикладывало немало усилий — устраивало внезапные проверки, вербовало информаторов из числа заключенных (на сентябрь 1947 года их насчитывалось почти 140 тыс.), каждый год под суд шли тысячи злоумышленников. Но осведомителей запугивали, убивали или подкупали продуктами питания, более легкими условиями работы и другими благами, проверки носили выборочный характер и не могли выявить большинство эпизодов растрат и хищений — и государство оказалось бессильно искоренить вседозволенность «на местах».

«Коррупцию в ГУЛАГе стоит рассматривать как часть более широкого общегосударственного феномена, являвшегося одной из основных черт советской экономической и общественной жизни на протяжении всего периода правления Сталина и после его смерти, — пишет Хейнцен. — Природа сталинской экономики, с ее национализированной собственностью и инфраструктурой, строго централизованной системой планирования, хроническими дефицитами и однопартийной монополией на власть, дала бюрократам великое множество возможностей и стимулов к наживе за государственный счет. 1940–50-е годы отмечены коррупцией на всех уровнях общественной и экономической жизни Советского Союза. Советские чиновники обогащались и нарушали законы множеством различных способов».

Свобода сильнее

Советское правительство и руководители лагерной системы трезво оценивали неэффективность ГУЛАГа, и с самого начала закладывали целый набор мер, стимулирующих производительность труда: объявление заключенным благодарности с занесением в личное дело, выделение нескольких дней отдыха по окончании «ударных» работ, выдача премиального вознаграждения деньгами, усиленным продовольственным пайком или вещами, улучшение жилищных и бытовых условий (предоставление дополнительных личных свиданий, свободных прогулок, права получения и отправления корреспонденции вне нормы и очереди и так далее).

Наиболее действенным стимулом были зачеты рабочих дней при перевыполнении плановых заданий: один рабочий день засчитывался за полтора-два, таким образом сокращался срок заключения. Однако в 1938 году Сталин наложил запрет на эту форму поощрения. «Нельзя ли повернуть дело по-другому, чтобы эти люди оставались на работе — награды давать, ордена, может быть? — заявил он на заседании Президиума Верховного Совета СССР. — А то мы их освободим, вернутся они к себе, снюхаются опять с уголовниками и пойдут по старой дорожке. В лагере атмосфера другая, там трудно испортиться… Семью нужно дать им привезти и режим для них изменить несколько, может быть, считать их вольнонаемными. Как у нас говорилось — добровольно-принудительный заем, так и здесь — добровольно-принудительное оставление».

Историк Леонид Бородкин описывает, на каких условиях 9 тыс. заключенных-ударников труда переводились на ограниченно-свободное проживание в зоне строительства БАМа: «Им выплачивалась зарплата как вольнонаемным рабочим, разрешалось совместное проживание с семьями, изъявившими желание переехать на постоянное жительство в район строительства Байкало-Амурской магистрали (при этом расходы, связанные с переездом, питанием в пути и перевозкой имущества этих семейств относились за счет государства). Сельхозбанк предоставлял переведенным на свободное проживание с семьями кредит на строительство жилых домов сроком на 10 лет, им отводились необходимые земельные участки. Эти семьи освобождались от всех налогов, сборов и государственных поставок сроком на 10 лет, с них снимались все недоимки по сельхозналогу, культсбору, страховым платежам и обязательным поставкам сельхозпродуктов, числившиеся за ними по прежнему месту жительства. Наконец, Сельхозбанк СССР обязан был выдать всем переведенным на свободное проживание с семьями долгосрочный кредит сроком на 5 лет на покупку коров».

На первое полугодие 1950 года, приводит данные Олег Хлевнюк, среднемесячная численность вольнонаемных работников на основном производстве и в капитальном строительстве МВД (без вольнонаемного состава управления лагерей) составляла 660 тыс. человек, или без малого 40% общей численности всех работающих.

Если говорить о заключенных, то средств на их охрану не хватало, поэтому широкое распространение получило так называемое «расконвоирование» — освобождение от охраны и разрешение свободно перемещаться вне лагерных зон. А в марте 1950 года руководство МВД в целях повышения производительности труда и рентабельности производства добилось введения для лагерных рабочих заработной платы. Таким образом, лагерная экономика фактически входила в русло гражданской.

Совет министров СССР ввел оплату труда заключенных во всех исправительно-трудовых колониях и лагерях, за исключением особых, где содержались «политические». Всем работающим заключенным зарплата выплачивалась исходя из пониженных тарифных ставок и должностных окладов, с применением премиальных, установленных для рабочих, инженерно-технических работников и служащих в соответствующих отраслях. Из заработной платы заключенных удерживалась стоимость гарантированного питания, выдаваемой одежды и обуви и подоходный налог. Несколько позже бригады заключенных, полностью или сверх плана выполнявшие производственные задания и соблюдавшие лагерный режим, перевели на выплату всего заработка, без вычетов за гарантированное питание, члены таких бригад питались в платных столовых за счет личного заработка. Если же заработок работающего заключенного был меньше суммы причитающихся с него удержаний, на руки ему выдавалось не менее 10% фактического заработка (позднее, из-за злоупотреблений «халявщиков», гарантированный минимум выдавался только в случае выполнения нормы выработки). Кроме того, на многих объектах МВД возобновлялись зачеты рабочих дней, то есть механизм сокращения срока заключения для «ударников труда».

В то же время устанавливался новый порядок премирования лагерных администраций: отныне поощрялись лишь «особо отличившиеся на работе и обеспечившие хорошие показатели трудового использования контингента и доходности лагерных подразделений». Вместе с тем лагерным администрациям предписывалось улучшить работу торговой сети и общественного питания, чтобы «во всех имеющихся ларьках и магазинах постоянно находился установленный ассортимент продуктов питания, пользующихся спросом у заключенных, в количествах, обеспечивающих покрытие полной потребности».

В результате, как указывает Леонид Бородкин со ссылкой на справку орготдела ГУЛАГа, уже во втором квартале 1950 года число невыполняющих нормы выработки снизилось с 35% до 27%, выработка на одного рабочего повысилась на 14%, среднемесячная зарплата выросла с 260 рублей до 285 рублей (средняя месячная зарплата советского рабочего в 1950 году составляла 640 рублей). По итогам 1950 года министр внутренних дел Круглов докладывал: заключенные стали сами следить за загрузкой своего рабочего дня, устранять недостатки в организации проведения работ и технологии производства, ставить вопросы о сокращении численности бригад и звеньев, отказываться от лишних людей, стремясь выполнить работу с меньшим числом работающих, активнее участвовать в изобретательстве и рационализации производства, появился интерес заключенных к повышению квалификации и к переквалификации на ведущие профессии — с целью повышения своего заработка, улучшилось состояние торговли в колониях и лагерях, физическое состояние контингента.

Последний вздох

Но и усовершенствования начала 1950-х не вытянули экономику ГУЛАГа из кризиса нерентабельности. В октябрьской записке министра Круглова на имя Лаврентия Берии в 1950 году говорилось, что на строительстве Волго-Донского канала содержание одного заключенного обходилось в 470 рублей в месяц, тогда как его зарплата составляла около 390 рублей. По итогам первого полугодия 1954 года расходы по содержанию колоний и лагерей превысили доходы от предоставления рабочей силы почти на 450 млн рублей, на покрытие разницы государство выделило лишь 270 миллионов, что «создало в лагерях и колониях финансовое напряжение». В следующем, 1955 году превышение расходов над доходами составило уже 860 млн рублей. При этом ГУЛАГ обеспечивал менее 2,5% от общего объема промышленного производства СССР.

По этому поводу ведомства вели между собою обширную переписку, генерируя огромные потоки документации. Так, за 10 месяцев 1954 года в ГУЛАГ поступил 329501 документ, 259345 документов было отправлено из ГУЛАГа, с учетом приказов и указаний ГУЛАГа, его управлений и отделов, разосланных в периферийные органы, общее количество документов превысило 709 тыс., было израсходовано 5544 килограммов писчей бумаги.

Но единственным реальным способом «свести концы с концами» было удлинение рабочего дня и увеличение норм выработки для заключенных. «Очевидно, что именно возможность сверхэксплуатации заключенных была главным преимуществом лагерной экономики. Однако эта была лишь видимая сиюминутная „выгода“, — объясняет Олег Хлевнюк. — Преждевременная гибель в ГУЛАГе сотен тысяч людей, бессмысленное расточительство в каторжном труде сил и талантов, способных принести несравнимо большую пользу на свободе (жалобы на использование квалифицированных кадров не по назначению, на тяжелых физических работах — одна из самых распространенных тем в ведомственных документах НКВД—МВД), существенно ослабляли трудовой потенциал страны. Кроме того, из общественного производства выпадали многие десятки тысяч работоспособных людей, охранявших заключенных».

Становилось совершенно ясно: ГУЛАГ бессмыслен и даже вреден с точки зрения экономических и хозяйственных интересов страны, единственное его сущностное назначение — быть карательной машиной, мясорубкой террора.

После смерти Сталина правительство прекратило строительство двух десятков различных предприятий и сооружений, «не вызванное неотложными нуждами народного хозяйства», на которые к тому времени уже было потрачено 6,3 млрд рублей, в 1953 году планировалось потратить еще почти 3,5 млрд рублей, а общая сметная стоимость капитального строительства оценивалась более чем в 49 млрд рублей. Вслед за этим последовала широкая амнистия: из 2,5 млн заключенных на свободу вышел 1 млн, в том числе отъявленные уголовники. ГУЛАГ отрыгнул вспышкой насилия, и через семь лет после смерти Сталина и Берии издох сам.

Использованы данные сборника «ГУЛАГ: экономика принудительного труда», издательство «Российская политическая энциклопедия», Фонд первого президента России Б. Н. Ельцина, Москва, 2008 г.

Александр Задорожный

Читайте 10 вопросов о Сандармохе

Россиянам рассказали «неудобную правду» о сотрудничестве СССР и Гитлера: фото

На фоне российского победоносия очередной годовщины окончания Второй мировой войны в Европе россиянам продолжают напоминать неудобную правду о сотрудничестве СССР и фашистской Германии Гитлера. Известно, что Москва снабжала Гитлера золотом уже после официального начала Второй мировой войны.

 

 

В социальных сетях продолжают публиковать неудобную для россиян правду о тесном взаимодействии СССР и фашистской Германии. В Интернете появились документы о том, как Москва и гитлеровская Германия очень плотно сотрудничали.

В Германии поставляли в СССР оборудование и машины. Советский Союз оплачивал это сырье золотом и сельхозпродукцией. Таким образом, гитлеровская Германия вела очень плотное сотрудничество со Сталиным. Эту информацию россияне вспоминать очень не любят.

Именно Советский Союз помог Гитлеру прорвать морскую блокаду в Германии, которую организовала Великобритания.

«M_Simonyan А это поставки советских стратегических ресурсов в Германию. В это время шла Вторая Мировая война. Последний поезд с этими ресурсами прибыл в Германию 22 июня 1941 года. ВамНеСтыдно«, — пишут пользователи, обращаясь к российской пропагандистке Маргарите Симоньян.

Читайте НОВЫЕ ФОТОГРАФИИ СОВМЕСТНОГО ПАРАДА ВЕРМАХТА И РККА В БРЕСТЕ 22 СЕНТЯБРЯ 1939 ГОДА

 

 

 

Русские оккупанты: Зачем Кремль хвастается своими преступлениями

Быть россиянином не должно быть стыдно. Гордиться преступлениями Советского Союза, как это делает российская пропаганда – путь в никуда. 

 

 

С началом новой Холодной войны старые раны бывших стран СССР, вновь заныли, и теперь эти страны отчаянно пытаются объяснить западным партнерам, почему их так пугают действия РФ. Но российская пропаганда видит уроки истории иначе — это подтверждается двумя свежими пропагандистскими видео.

Первое называется «Я – русский оккупант». В нем подчеркиваются позитивные аспекты советского правления в странах Балтии, Украине и Центральной Азии (в основном это индустриализация), а также разруха и несчастье, которые им принесла независимость. Рассказчик завершает голосом, в котором звучит нотка угрозы, что русские любят мир, но и сражаться умеют отлично.

Второе видео, длинное и более философское, видимо, снято той же студией, поскольку видеоряд состоит из похожих коллажей и зернистых фото советских времен. Оно называется «Я устал извиняться», и в нем рассказывается о военных и культурных победах России, а затем – о ужасах европейской колониальной политики. Почему россияне должны чувствовать вину, если другие государства ее не чувствуют? – задается вопросом рассказчик. «Настало время ощутить гордость за то, что ты – россиянин», — утверждает он.

Как и в любом образчике качественной пропаганды, пара зерен правды в этих видео есть. Когда в 2001 году я летел из Афганистана глубокой ночью, то, выглянув из окна, был поражен: река Пяндж проводила четкую границу между непроницаемой тьмой на юге и мерцающими огоньками Таджикистана на севере. Таджикистан – беднейшая из постсоветских республик, но от правления Кремля у нее остались заасфальтированные дороги, а уровень грамотности среди населения достигал почти 100%. Другие страны оправдывают свое имперское прошлое похожими примерами.

Сталинская коллективизация, Голодомор и трудовые лагеря появились раньше, чем до такого же додумался Гитлер

Россиянином быть не стыдно. Если забыть о бессмысленной гонке вооружений, то россияне сделали огромный вклад в развитие глобальной цивилизации – в сфере культуры, искусства, науки и литературы. Знание русского языка открывает дверь в мир, полный сокровищ – даже если учить русский принуждают силой.

Но то, о чем умолчали в этих видео, поражает меня гораздо больше, чем то, что было сказано. Путинские пропагандисты даже не упомянули, что именно россияне всегда были в первых рядах борцов за свободу и достоинство. Протестующие, которые вышли на Красную площадь в 1968 году на короткую и казавшуюся тогда бессмысленной демонстрацию против вторжения советских войск в Чехословакию, следовали примеру великих – Ахматовой и Мандельштама, и храбрость сделала великими и их самих. Их имена – и непростые судьбы, которые им выпали по милости советских властей – должны упоминаться в каждом видео о заслугах россиян, но чаще всего почему-то оказываются забытыми. Я напомню: на площадь вышли Константин Бабицкий, Татьяна Баева, Лариса Богораз, Наталья Горбаневская, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов и Виктор Файнберг.

Более того, выпячивая плюсы пребывания под властью СССР, российская пропаганда игнорирует не укладывающиеся в эту стройную теорию факты: плюсы (куда более значительные) независимости. До оккупации советскими войсками в 1940 году Эстония была богаче Финляндии, до коммунистического путча 1948 года Чехословакия была одной из богатейших стран Европы. К моменту обретения свободы обе стали экономическими калеками. И хотя большим европейским странам с имперским прошлым тоже есть за что извиняться, это никак не оправдывает действия России по отношению к своим соседям (большинство из которых никого не колонизировали). Каждая страна должна отвечать за собственную историю. Если кто-то совершал ошибки, это не дает другим права повторять их умышленно.

Что важнее всего, преступления Советского Союза – вовсе не мелочь. Из-за них была разрушена большая часть Европы. Ленин вывел государственный террор на такой уровень, что перед ним померкли «достижения» Инквизиции и Французской революции. Сталинская коллективизация, Голодомор и трудовые лагеря появились раньше, чем до такого же додумался Гитлер. Игнорируя этот период своей истории и раздражаясь, когда ей о нем напоминают, современная Россия действительно заставляет своих соседей нервничать.

Читайте “Октябрьская революция” – отражение истинного “русского мира”

Грязь, тлен и безысходность. Что осталось после СССР

В 1991 году распался СССР, и начало девяностых годов стало переходным периодом от советской системы к нормальным экономическим отношениям. По моим ощущениям — переходный период продолжался где-то до конца девяностых годов, и во время него всплыли на поверхность все проблемы, который в совке замалчивались и скрывались.

Знайте — когда фанаты СССР рассказывают вам про «ужасы девяностых» — они на самом деле рассказывают вам про ужасы совка, о которых вдруг стало можно писать в прессе. С точки зрения быта какой-нибудь 1992 пост-советский год мало отличался от советских 1989 или 1990-го — у людей в квартирах были те же убогие интерьеры, по улицам ездили те же ржавые советские машины, а дымящие советские заводы точно так же отравляли воздух — просто в совке всё это показывать было не принято/нельзя, а с концом совка — показывать стало можно. Все «ужасы девяностых» — включая убогие квартиры, ржавые машины и разбитые дороги были созданы в совке за несколько десятилетий до его конца.

Начало девяностых годов было очень интересным временем — люди вдруг осознали, в насколько отсталой, нищей и убогой стране они до недавнего времени жили — слушая байки о самых современных ракетах и россказни о каком-то там будущем «коммунизме». В 1991-м году сказки прекратились — и люди вдруг увидели, что все эти годы они жили в говняных бесплатных хрущёвках, среди убогой и серой окружающей действительности, одевались в серую мрачную одежду и питались абы чем — с концом совка пришла пора наконец-то трезво смотреть на окружающую действительность.

В сегодняшнем посте я публикую фото-подборку того тлена и руин, что остались после 70 лет советской власти. Снимки сделаны двумя фотографами — Жаном-Полем Гийото и Александром Чекменёвым в период начала девяностых годов. В общем, обязательно заходите под кат, пишите ваше мнение в комментариях, ну и в друзья добавляться не забывайте. И на телеграм-канал тоже подписывайтесь.

02. Вытрезвитель, 1993 год. В начале девяностых годов советские вытрезвители ещё вполне себе существовали. На фото справа — милиционер в ещё советской форме, которая ещё сохранялась в начале девяностых.

03. Прохожий с упаковкой яиц, тоже 1993 год. Оставшиеся рудименты советской торговли и дефицита — если какой-то товар появлялася в магазине — то его брали сразу много — привычка, выработавшаяся за годы советской жизни.

04. Уличная торговля, начало девяностых. Такие уличные торговки были и в СССР, но в девяностых их стало значительно больше — потому что торговля стала окончательно разрешённой. Бабушка на фото одета в форму типичной советской пенсионерки, о которых я рассказывал вот в этом посте.

05. А вот ещё одни пост-советские пенсионеры, которые мало чем отличались от советских. Форма одежды, внешний вид, злобность (бабка) — всё как я  и описывал.

06. Так, сейчас будет несколько фотоснимков пост-советских алкашей. Компания распивает на каком-то бетонном блоке у лестницы, напитки совершенно совковые — водка «Русская» в бутылке с «бескозыркой», а также что-то плодово-выгодное, вроде мерзкого «Солнцедара» — от которого желудочно-кишечный тракт окрашивался в стойки синий цвет. Барышня слева закусывает выпитое тем самым лучшим в мире советским мороженым.

07. Подмагазинная пьянь, снимок начала девяностых — тоже практически не отличается от классических советских алкашей, которые кучковались у магазинов целыми компаниями, собирая на бутылку и подыскивая собутыльников. Витрины магазинов кстати тоже ещё советские, судя по дизайну — оформлены где-то в середине-конце восьмидесятых годов с помощью плёнки-самоклейки.

08. И вот тоже очень яркое фото — под лавкой спит обоссавшийся алкаш — явно точно так же, как он это делал и в СССР. Что характерно — люди совершенно не замечают происходящего, по старой советской привычке воспринимая обоссавшегося подлавочного алкаша как неотъемлемую часть окружающей фауны — мимо проходит милиционер (!), на лавочке сидят и общаются две хорошо одетые женщины и т. д.

09. Жуткий снимок, запечатлевший мальчика (скорее всего, сына), сидящего возле потерявшего человеческий облик на почве алкоголизма тела. Такие валяющиеся на остановках алканы были достаточно рядовым явлением и для совка, и для начала 1990-х.

10. Парочку снимков убогого советского транспорта, который оставался в ходу фактически все девяностые годы — постепенно заменяясь на что-то нормальное ближе к концу девяностых. На фото — красная советская жигули-«копейка», которая была жутким убожеством в сравнении с нормальными западными автомобилями. Кстати, в т.н. «экспортные варианты» копеек, которые ограничено покупали у СССР, ставился усиленный металлический каркас, чтобы машина не складывалась как консервная банка от удара. А для собственных граждан работали по принципу «и так сойдёт».

11. Санкт-Петербург, 1994 год, несколько советских машин на заднем плане. Практически на всех фотоснимках девяностых годов все советские машины выглядят как ржавый, грязный и помятый хлам — хотя многие были не старше десяти лет.

12. Ржавые автобусы — оставшийся от совка общественный транспорт, который ходил до конца девяностых годов, а местами его ещё можно было увидеть и в 2000-е. В Минске последние венгерские «Икарусы» убрали, кажется, году в 2005-м 2006-м.

13. А это — ужасный совковый автобус «ЛАЗ» — который жутко шумел, вонял, засасывал в салон солярочные выхлопы, а заднее сидение в нём превращалось в печку из-за работающего недалеко двигателя.

14. Немного о советской инфраструктуре, доставшейся в наследство от СССР. Задний двор гостиницы «Центральная» в Москве, 1991 год. Вот совершенно так же, один-в-один выглядели в совке всякие задние дворы магазинов и прочего подобного — облупившиеся и обоссаные стены, годами не мытые окна с кривыми ржавыми решетками из арматуры, какие-то лужи, ящики и тележки грузчиков. Всё серое и грязное.

15. Парочка фотоснимков из российских моногородов, фото самого начала 1990-х годов. Вот такие пейзажи считались в СССР красивыми, стоит вспомнить например кадры фильма «Весна на заречной улице», где молодая учительница с улыбкой и нежностью глядит на дымящие трубы заводов — индустриализация идёт, кругом беспрерывно нагнетается общественная польза, хорошо-то как!

 

 

16. Уже позже, с распадом СССР, когда закончился бесконечный поток пропаганды в газетах и СМИ — люди поняли, что на самом деле живут в жуткой дыре с отсутствующей инфраструктурой, ужасным жильём и крайне вредными производствами вокруг. «На нас напал ужас девяностых, верните нам наш ламповый СССР, где нам в газетах говорили что наш город лучший в мире!» — вскрикивают фанаты СССР, проживающие в депрессивных умирающих моногородах.

17. И в заключение — несколько портретов людей. Начальник Красноярского химкобмината «Енисей», 1993 год. Как видите — в кабинете начальника вполне себе продолжается СССР и висит портрет Ленина:

18. Москва, очередь в универмаге «Детский мир», 1991 год. На снимке — лица тех самых «счастливых советских граждан».

19. Очень сильное и страшное фото — 1993 год, на синимке — Эрика Герлиц, из поволжских немцев, что в 1941 году в возрасте 16 лет была депортирована в далёкое село. Как видим, за десятилетия жизни в совке немка превратилась в типичную советскую бабушку.

20. И последнее фото — очередь в Москве, снимок начала 1990-х.

Вот такое наследие осталось от СССР.

Напишите в комментариях, что вы обо всём этом думаете. Помните эпоху начала девяностых?

Читайте В интернете появились новые фотографии советско-немецкого захвата Польши.

Как СССР делал людей нищими

Так, друзья — сегодня будет пост о советском нищебродстве — собственно, о том, насколько нищими было большинство советских граждан. Фанаты СССР, конечно, с этим не согласятся — по их мнению, каждый советский гражданин практически сразу же после рождения получал совершенно бесплатно многокомнатную квартиру, автомобиль, питался исключительно качественными и натуральными продуктами, сделанными по ГОСТу, а его квартира была обставлена дорогой мебелью из натурального дерева.

На самом деле практически всё время существования совка большинство советских граждан жило в состоянии, близком к нищете, месяцами и годами копило деньги на самые простые покупки, и в сегодняшнем посте я вам это наглядно продемонстрирую. Никакого «среднего класса» в СССР не существовало — была обеспеченная правящая верхушка, которая пользовалась всеми благами жизни, и 95% остального населения с равномерно размазанной бедностью. Даже нынешние небогатые «бюджетники» из России, Беларуси или Украины живут намного богаче типового советского человека.

Итак, в сегодняшнем посте — вся правда о советском нищебродстве. Заходите под кат, там интересно. Ну и в друзья добавляться не забывайте)

Сколько на самом деле получал советский человек?

 

 

Для того, чтобы понять степень советской нищеты — для начала нужно определить, сколько же денег он в среднем получал. Если брать «среднюю температуру по больнице» — то средняя советская зарплата составляла примерно 120-130 рублей. Были те (немного), кто получал 350-400 или даже 500-700 рублей  — всякие там начальники да чиновники (к примеру, зарплата министра была 800 рублей), но также были и те, кто зарабатывал не более 80-90 рублей, и таких было намного больше, чем первых — минимальная советская зарплата составляла 70 рублей, и получало её множество неквалифицированных сотрудников, вроде уборщиц.

В общем и целом — средняя советская зарплата равнялась именно 120-140 рублям, за среднюю цифру возьмём сумму в 120 рублей в месяц. Именно столько в 1970-80-е годы получали среднестатистические инженеры, врачи, учителя, госслужащие, всякие там архивариусы и прочие подобные товарищи — в общем, большинство городского населения. Ради интереса можете пообщаться с людьми старшего поколения, из тех кто успел поработать в СССР — вам назовут в среднем именно такие суммы.

Что можно было купить на советскую зарплату.

 

А теперь давайте посмотрим, что можно было купить на среднестатистическую советскую зарплату. Более-менее приличное пальто стоило более сотни рублей — от 110 до 150. Хорошие ботинки стоили рублей 50-60. Итого — средней советской зарплаты вам в СССР даже не хватило бы даже на пальто с ботинками, пришлось бы копить. Женские сапоги на синтетическом меху (кстати, гадкого качества) стоили целых 82 рубля. Представляете? Куча народу в совке работала за 70-80 рублей в месяц, фактически зарабатывая только на одну пару сапог в месяц. Детская обувь стоила чуть дешевле, но тоже очень дорого в сравнении с современной — стоит вспомнить хотя бы эпизод из фильма «Служебный роман», где Новосельцев одалживает 20 рублей на обувь для сына — это шестая часть средней советской зарплаты!

Идём дальше. Бытовая техника. Магнитофон «Днепр-12» стоил 147 рублей — намного больше средней зарплаты. Холодильник «Минск-16» стоил 390 рублей — это было три средние зарплаты, даже больше. Цветной телевизор «Юность» стоил целых 430 рублей — почти четыре. Ну что, уже хочется пожить в этом идеальном СССР? Хрустальная люстра (предмет совковой «роскоши») стоила 230 рублей — две средние зарплаты, ковры тоже стоили баснословных денег — от 150-200 рублей и выше (отдельные экземпляры могли стоить и по 800 рублей), мебельная «стенка» тоже стоила сотни рублей — в фильме «Ирония судьбы» Лукашин упоминает «польский гарнитур» за 830 рублей — какие-то совершенно безумные деньги за несколько пилёных плит из ДСП и горсть шурупов. Это почти 7 средних зарплат! Это как если сейчас купить шкаф из ДСП где-то за $3500.

Что у нас остаётся ещё? Фанаты СССР любят рассказывать о «развитом советском авиатранспорте». Так вот, авиабилет Москва — Алма-Ата стоил 48 рублей, а авиабилет Москва — Братск — 72 рубля. Много вы налетаете с такими ценами? Авиабилеты стоили более половины средней зарплаты! Автомобили (мало того, что их было трудно купить в принципе и надо было стоять «очередь») тоже стоили баснословных денег — «Москвич-412» стоил 5000 рублей, «ВАЗ-21011» — 6000 рублей, «ВАЗ-2103» — целых 7500. На автомобиль нужно было копить годами и десятилетиями.

В стране всеобщей нищеты.

Что же у нас получается в итоге? А в итоге получается то, что даже на самые простые покупки, вроде зимнего пальто или ботинок советский человек вынужден был копить месяцами — откладывая по 10-20 или 30 рублей в месяц. Ещё раз — речь идёт не о каких-то там крупных покупках, вроде автомобиля, гаража или комплекта мебели для всей квартиры, а по сути о бытовых мелочах — зимних шапках, сапогах, куртках и прочем подобном. Даже на такие мелочи люди были вынуждены собирать по копейке месяцами. Все остальные деньги уходили на еду, быт, какие-то бытовые покупки, какие-то вещи для детей и прочее подобное.

Фанаты СССР любят рассказывать о каких-то там «сгоревших накоплениях» после развала совка — это кстати вообще отдельная интересная тема, куда делись совковые псевдо-деньги (фантики), но в сегодняшнем посте интересно другое — как-нибудь ради интереса поспрашивайте, у кого там что «сгорело». Кто назовёт сумму в 300 рублей, кто в 500, кто в 800, у кого-то «на книжке» хранилось пару тысяч. Это то, что люди успевали накопить за всю жизнь. Жалкие пару тысяч советских рублей, 16 средних зарплат, тысяч 8 долларов на современные деньги. А у кого-то и вовсе сгорели суммы в 200-300 рублей, и они до сих пор вспоминают эти гроши громким словом «сгоревшие сбережения».

По сути, любой советский человек, который работал на государственной службе за среднюю зарплату, был обречён государством на вечную нищету. То есть с голоду умереть вам бы не дали — на хлеб и колбасу копейка всегда бы нашлась, но вам до конца дней приходиось бы перебиваться от зарплаты до зарплаты, месяцами копить на пальто и ботинки, годами на мебельный гарнитур, и целую жизнь — на автомобиль. Может, к старости как раз бы и накопили. Собственно — именно это фанаты СССР и называют «стабильностью и уверенностью в завтрашнем дне». Завтрашнее дно в совке действительно было стабильным и уверенным…

Такие дела.

Напишите в комментариях, что вы обо всём этом думаете.

Ещё верите в сказки, что в СССР люди жили богато?

Читайте Как террористы входили в отданный им Донецк: редкие кадры и воспоминания очевидца

Путін про позицію євродепутатів щодо війни: «тхорячі політичні цілі»

Президент РФ Владімір Путін вчергове прокоментував торішню резолюцію Європарламенту, у якій на СРСР покладено частину відповідальності за розв’язання Другої світової війни.

Про це повідомляє ТАСС.

новости, новини, Україна, Украина,Толстая Политика, Товста політика, влада, власть, політика, политика, thickpolicy.media, thickpolicy media, thick polic, ЄП, СССР, Владімір Путін

 

«Складається враження, що ці люди чи то читати не вміють, чи писати не вміють, або очей у них немає. А швидше за все це відбувається…, виходячи з поточної політичної кон’юнктури, для того, щоб домагатися, вибачте за таке слово, якихось тхорячих політичних цілей», — сказав глава російської держави.

Він підкреслив, що протиставити цьому можна тільки правду, тому РФ буде створювати архівний центр з документами про другу світову війну.

«Ми знаємо, що відбувалося напередодні Другої світової війни достовірно, документально — не тільки по днях, а іноді навіть по годинах», — зазначив президент Росії.

Раніше Путін  відкинув критику Європарламенту, заявивши, що змова західних держав з Адольфом Гітлером ще раніше проклала шлях до початку Другої світової війни.

Також Путін виправдовував введення радянських військ до Польщі в 1939 році.

Сейм Польщі ухвалив резолюцію у справі маніпулювання фактами та перебріхування історії російськими політиками з метою дискредитації Польщі.

Скандал із Польщею через війну

Протягом останнього часу російський президент зробив кілька скандальних заяв про Другу світову війну у бік Польщі, чим викликав критику польської влади.

  • 24 грудня на розширеній колегії Міноборони Путін назвав посла Польщі в нацистській Німеччині Юзефа Липського «антисемітською свинею «і «поганню» та звинуватив його у перемовинах з Гітлером та погодженням із його антисемітськими поглядами.
  • Путін також сказав, що радянські війська перетнули кордон Польщі лише після того, як країна втратила контроль над ситуацією. Мовляв, у той момент влада Польщі»була вже десь на польсько-румунському кордоні» «розмовляти на цю тему не було з ким».

У відповідь на це до МЗС викликали посла Росії в Польщі Сергія Андреєва. Прем’єр-міністр Польщі Матеуш Моравецький заявив, що уряд і керівна партія «Право і справедливість» відстоюватимуть правду та історичну пам’ять  Скандальні заяви Путіна.

Водночас у парламенті країни готують закон, який заборонятиме Кремлю поширювати свою пропаганду та брехню щодо польської історії.

Польща також заявила, що є готовою вести з Росією тривалу інформаційну війну через скандальні заяви президента Росії Володимира Путіна про Другу Світову. Головний рабин Польщі також прокоментував заяву  Головний рабин Польщі прокоментував заяву Путіна про “антисемітську свиню” Путіна, назвавши її вирваною з контексту.

 

СССР — страна, построенная рабами

Так, друзья — сегодня будет пост о том, как все «советские достижения промышленности» были потсроены с помощью рабского труда. В лживом советском гимне СССР есть такие строки — «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь, да здравствует созданный волей народов великий могучий Советский Союз».

Что самое смешное — гимн описывает реальность с точностью до наоборот, причём проговаривается ровно о тех вещах, которые тревожили советские власти больше всего. Это напоминает анекдот, в котором милиционер останавливает человека, чтобы спросить у того, который час, а тот ему отвечает — «да что вы пристали, не грабил я вчера никакой магазин на улице Садовой!».

На самом деле Советский Союз не был никаким «нерушимым» (что показало время), сплотила его великая Русь далеко не навеки, создан он был вовсе не «волей народов» — а волей десятка коммунистических заправил, дорвавшихся до власти. И, разумеется — не был он никаким «великим и могучим».

Советские пропагандистские газеты, а позже радио и телевидение, круглыми сутками рассказывали о советских якобы успехах — чугуна выплавляется всё больше, поля колосятся всё шире, спутники летают всё выше, а бык-стахановец по имени Борька вчера за смену покрыл аж десять коров, перевыполнив столь ударным трудом план вперёд на полгода. А о людях говорили редко.

И это было неспроста — если заглянуть за пропагандистскую ширму, то окажется, что все достижения СССР базируются на самом настоящем рабском труде, который в том или ином виде использовался всю историю СССР. И особенно сильно это было заметно в сталинские годы — фактически, все достижения «того самого настоящего СССР» были созданы рабами, которые не имели никаких прав и жили при самом настоящем крепостном праве.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ о том, как в СССР использовался рабский труд.

 

Как рабство было закреплено законодательно

 

 

Для начала немного о том, как вообще начала формироваться истема советского трудового рабства.  Началось это в 1924 году — когда умер Вечно живой дед, и к власти вскоре пришёл Великий языковед и мелиоратор. К этому времени уже схлынула первая эйфория от Октябрьского переворота, и до людей постепенно стало доходить, что получили-то они в итоге вовсе не то, за что боролись — отчасти именно поэтому все большевики «первой волны» (кто вступил в партию ещё до 1917 года и участвовал в перевороте) были при Сталине расстреляны — их выкашивали целыми подъездами, забирая в одну ночь жильцов всех квартир «новых большевистских домов, построенных в стиле конструктивизм».

До 1 сентября 1931 года в СССР действовала ещё старая трудовая система, в которой было два вида графиков — непрерывный или же пятидневная рабочая неделя. И в первом, и во втором случае трудящемуся были гарантированы 72 выходных дня в году. Однако далее всё начало меняться — была установлена шестидневная неделя, урезано число выходных, а женщин стали направлять на тяжёлые работы наравне с мужчинами.

Дальше — больше. В 1940 году лично Сталиным подписывается указ о переходе на восьмичасовой рабочий день и семидневную рабочую неделю, а также вводилась уголовная ответственность за самовольный уход с работы, опоздания и прогулы. Увольнения за прогулы отменялись — отныне прогульщика приговаривали к исправительным работам сроком на шесть месяцев, обычно на том же рабочем месте. Во время «исправительных работ» с работника удерживалась часть зарплаты — обычно и так небольшой. Денег хватало, фактически, лишь на самые простые продукты — чтобы не сдохнуть с голоду.

Также людям запретили самовольно увольняться с работы — для этого нужно было получить «разрешение» от начальства, а если человек уходил самовольно или как-то иначе протестовал — то его отправляли за колючую проволоку в «трудовые лагеря» (в ГУЛАГ). Добавьте к этому то, что обычные рабочие в СССР жили чаще всего в коммуналках либо в комнате в деревянном бараке — и вы увидите, что людей в СССР держали на правах самых настоящих рабов. В нищете и без права самостоятельно выбирать свою дорогу в жизни.

 

Дальстрой. Рабы сталинских концлагерей

В том же 1931 году, в котором Сталин отменил старую трудовую советскую систему, была образована преступная организация под названием Дальстрой. Дальстрой занимался тем, за что Нюрнберский процесс осуждал нацистских преступников — использовал принудительный труд заключённых лагерей, которые должны были «ударно трудиться» на стройках Родины. Дальстрой подчинялся напрямую НКВД, а практически все его руководители были выходцами из среды «госбезопасности».

Дальстрой гнал заключённы концлагерей на освоение северных необжитых районов РСФСР, в которых нередко находились полезные ископаемые. В невероятно тяжёлых северных условиях люди строили города и посёлки и работали на шахтах — погибая при этом тысячами от голода, холода и общих нечеловеческих условий.

Посмотрите вот на эту картинку. На ней показаны «Крупнейшие стройки второй пятилетки», которые с гордостью печатали во всех газетах и на пропагандистских плакатах.

А вот карта лагерей ГУЛАГа, которая практически точно совпадает со всеми «достижениями промышленности» — все эти «новостройки пятилеток» обслуживались бесплатным рабским трудом заключённых советских лагерей смерти.

Нередко сам состав работ был совершенно безумным — к примеру, таким безумным строительством стал прожет так называемой «Трансполярной магистрали» — когда в заброшенных северных районах РСФСР, в районе Салехард-Игарка было принято решение построить железную дорогу. В сибирские болота были брошены сотни тысяч заключённых ГУЛАГа, которые гибли тысячами непонятно за что — дорога была в итоге всё равно заброшена как абсолютно ненужный прожект.

Сейчас в районе Трансполярной магистрали осталось около 700 километров ржавых рельсов — вздыбившихся под невиданными углами из-за сложных природных условий, покорёженные и зазваливающиеся мосты, ржавые навеки застывшие паровозы, а также гнилые остатки бывших концлагерей — заброшенные лагеря с до сих пор сохранившимися вышками автоматчиков находятся практически через каждые 10 километров брошенной дороги.

Не так давно энтузиасты, посещавшие данные места, сделали 3D модель концлагеря Барабаниха — который располагался в районе Трансполярной магистрали. Над воротами концлагеря когда-то висела табличка «Труд в СССР является делом чести, делом славы, делом доблести и геройства» — что являлось советским аналогом печально известной надписи «Arbeit macht frei».

Советское рабство в колхозах

Если вы думаете, что в СССР было сложно только в городах и на заводах, то я вас разочарую — в деревнях было намного страшнее, причём настолько — что люди бежали в город от деревенских условий. К всё тому же 1931 году в советских деревнях была внедрена система «трудодней». Система заключалась в том, что колхозникам перестали платить зарплату,  а вместо этоно начисляли так называемые «трудодни».

Эта система тоже чем-то напоминала ГУЛАГ и Дальстрой — за исключением того, что человека не высылали в труднодоступные и страшные северные районы, а использовали в качестве раба по месту жительства. Человек работал на тяжелых физических работах в колхозе, а вместо оплаты за свой труд получал «палочку» в колхозную учётную книгу. Позже эти «палочки» могли быть обменяны на продукты — а часть их могла быть вычеркнута за какие-то мелкие «провинности», вроде невыполнения чрезвычайно высоких норм — за это с людей удерживалась целая четверть «трудодней».

В 1932 году, когда жизнь в советских колхозах стала совсем невыносимой, большевики перестали выдавать колхозникам паспорта — чем фактически легализовали крепостное рабство. Страна вернулась в то состояние, в котором она находилась до 1861 года — крестьяне не могли свободно перемещаться, выбирать вид деятельности, выбирать вид учебного заведения для себя или детей — на всё это нужно было выспрашивать разрешение у «барина» — современным аналогом которого стал председатель колхоза.

Ещё в советской рабской системе не было пенсий — в те годы старикам платили всего 2 рубля в месяц, что практически равнялось нулю. Трудодни отменили только в 1966 году,  и в этом же году колхозники стали получать паспорта — то есть фактически полвека, большую часть существования СССР люди жили на правах рабов.

 

Страна, построенная рабами. Вместо эпилога

Любители СССР обычно любят восхищаться сталинской эпохой и её «великими стройками» — а я почему-то всегда всегда вспоминаю, какой ценой были построены эти вещи (часто никому не нужные, как та же Трасполярная магистраль). В этом смысле СССР был классической империей, наподобие древних империй прошлого — многие достижения которых были построены несвободными рабами. Разница заключается лишь в том, что древние империи использовали для этих целей военнопленных, захваченных в других странах — а советская власть сделала такими рабами всё население огромной страны…

Такие дела.

Напишите в комментариях, что вы обо всём этом думаете.

Читайте “Октябрьская революция” – отражение истинного “русского мира”

Убогие советские ремонты

Так, друзья, сегодня будет пост на одну интересную и давно задуманную мной тему — почему в совке у людей в квартирах были такие ужасные ремонты. Думаю, вы слышали россказни фанатов СССР о том, что якобы в совке все жили богато и счастливо, что всем давали бесплатные квартиры, а средняя заплата была 500 рублей (в реальности — 120) — но вот общий уровень быта в СССР говорит как раз об обратном.

Квартирные ремонты были не исключением. Если говорить вкратце — то их делали как попало, из чего попало и кем попало — изредка для ремонта могли нанять бригаду из двух странствующих штукатуров-алкашей, но чаще глава семьи всё делал сам — надевая по выходным пилотку из газеты и раскатывая в коридоре квартиры трубки обоев. Все советские ремонты выглядели одинаково убого, что может показать нам несколько неожиданные вещи про «бесплатные советские квартиры» — о чём я расскажу в конце поста.

Итак, в сегодняшнем посте рассказ про убогие ремонты квартир в СССР.

Как делался ремонт в СССР?

 

 

Для начала давайте вспомним то, как вообще делался ремонт в СССР. Стандартная советская семья позднего совка проживала обычно в двух-, максимум в трёхкомнатной квартире (чаще всего в панельном доме), и на время ремонта выехать ей было просто некуда — всё приходилось делать так сказать «по ходу жизни». Условно «богатая» семья могла нанять бригаду из 2-3 маляров-штукатуров, но чаще всего всё делали сами — у группы «Звуки Му» на эту тему даже есть прекрасная песня, которая так и называется — «ремонт».

Обычно советский ремонт делался покомнатно — сперва одна комната, потом другая. Если комната в квартире была одна — то во время ремонта в ней члены семьи могли спать на раскладушках в кухне или в коридоре. Обычно стандартный советский ремонт заключался лишь в поклейке обоев — на большее не хватало ни времени, ни денег, ни материалов. Плохие советские бумажные обои (других в СССР не было) клеились чаще всего просто поверх старых выцветших от времени обоев, а если дом был относительно новый — то на бетонные стены клеили сперва газеты (финишной шпатлёвки в СССР не существовало как класса), а затем уже клеили обои. Можете сами представить себе «качество» подобной работы.

В редких случаях советские граждане брались за потолки — это считалось уже серьёзным, почти капитальным ремонтом квартиры. Потолочной краски в совке тоже не существовало, и для ремонта потолка нужно было сперва смыть старую побелку (которая часто уже к тому времени начинала осыпаться), а затем нанести новую — с помощью кисти на палке или (в позднем СССР) банки-пульверизатора, которая цеплялась к пылесосу «Вихрь» в режиме выдувания воздуха.

Кафельную плитку в СССР не меняли никогда — обычно жили с той плиткой, с которой получили квартиру или с той, которую удалось «урвать и положить» в первые годы жизни в квартире — и она воспринималась как какая-то незыблемая часть интерьера, как окнный проём в стене. То же самое касалось окон, дверей и полов, их не менял никто и никогда — потому что не было ни материалов, ни технологий. Впрочем — об этом в следующем разделе.

 

Как воровали материалы для ремонта

Если про домашний советский ремонт хорошо рассказано в песне группы «Звуки Му», то про материалы для него хорошо спел Александр Лаэртский — «…спиздив стёклы да железки со своей громадной стройки». И действительно — ни строительных рынков, ни более-менее нормальных строительных магазинов в СССР не существовало, и материалы для советского ремонта доставались всякими случайными способами, чаще всего — воровством со всяких крупных строек. В совковой экономике существовал даже отдельный термин для таких воров — несуны.

Единственное, что можно было купить более-менее свободно — это обои. Тут надо сделать обязательное уточнение — что свободно продавались (висели в свободной продаже в магазинах хозтоваров) только всякие дешёвые бумажные обои с примитивными рисунками в цветочек (в Беларуси такие обои в шутку называют «у цвяты́»). Более или менее приличные обои — плотной фактуры, с нормальным рисунком или просто с красивым тиснением нужно было поискать и побегать за ними.

Всё остальное доставалось по случаю — покупалось у случайных знакомых, которые были как-то связаны со стройкой и выносили оттуда всё, что можно было вынести. В огромных количествах воровался цемент, гипс, побелка, любая краска. Помните бравурные советские репортажи о тысячах тонн цемента на советских стройках? Примерно четверть, если не треть этого газетного великолепия была спижжена на домашние ремонты и всякие там дачи — потому что в хозяйственных магазинах ничего не было. Не было даже дюбелей, чтобы повесить на стену ковёр — шурупы для него вкручивали чаще всего в деревянные самодельные дюбели, выструганные из дерева, либо (если стена была кирпичной) — просто забивали в неё толстый гвоздь-десятку.

По сути, рынка стройматериалов  не существовало вовсе — люди где-то «по случаю» доставали цемент, хорошие обои, побелку, краску, доски, шурупы, гвозди. Нормального кафеля не было в продаже, даже плохой кафель был дефицитом — причём настолько, что в позднем СССР его отбивали со стен в брошенной Припяти и вывозили машинами для продажи. Дверей и окон не продавалось в принципе — их ставили раз и навсегда, и если например окна были плохими — поменять их не было никакой возможности. Это же касалось и полов — из напольных покрытий в совке был только вонючий линолеум — он стелился на доски, которые тут же начинали через него проступать. Сантехнику тоже не менял никто и никогда.

В общем, по материалам картина среднестатистического советского ремонта выглядела примерно так: семья покупала обои, которые клеил по вечерам или на выходных глава семьи. Опционально могли договориться с бригадой шабашников, которая могла придти и побелить потолки ворованной из ЖЭКа побелкой — на этом советский ремонт заканчивался.

 

Ремонт в стране всеобщей нищеты

А теперь давайте посмотрим, что мы имеем в итоге. Совковые ремонты были невероятным убожеством — обои чаще всего совершенно не гармонировали с остальными вещами в интерьере, так как были куплены «по случаю». Окна и двери были старыми и обшарпанными — так как новых купить было невозможно, а с их восстановлением чаще всего никто не возился. Это же касается и кафеля, и нормальной сантехники — эти вещи никто не менял десятилетиями, так как их просто было невозможно купить. В общем — совковые квартиры выглядели чрезвычайно убого.

И всё это говорит только лишь об одном — никаких «бесплатных квартир», которые в полной мере принадлежали бы своим хозяевам, в СССР на самом деле не существовало — не существовало той собственности, которую люди чувствовали бы своей и старались как-то улучшить. По сути, все в СССР жили в квартирах на правах «бессрочной аренды» и относились к ним так же — это временное жильё, которое завтра могут и отобрать. А для временного жилья и такой ремонт сгодится…

Напишите в комментариях, что вы обо всём этом думаете, интересно.

Читайте Все людоедские режимы одинаковы

Страна ржавых трамваев и вонючих автобусов

Так, друзья — сегодня будет большой и интересный пост про советский транспорт, причём разберём мы его не с точки зрения каких-то там отдельных трамваев и автобусов (чем любят заниматься всякие метрофанаты и трамваефанаты), а как социальное явление в целом. Которое, скажу сразу, было таким же убогим, как и «бесплатные» советские квартиры и всё остальное социалистическое.

 

 

«А вы помните тёплые ламповые трамваи из нашего детства!» — восклицают фанаты СССР, вспоминая о тех временах. «Зашёл в трамвай, сел бабушке на колени, смотришь в окно, ешь лучшее в мире мороженое и радуешься жизни! А сейчас что — за ипотеку плати, жене денег давай, на работу ходи, за детьми смотри — не жизнь а каторга. Верните мне мой СССР!». Я конечно несколько утрирую, но в целом все воспоминания о «ламповом советском транспорте» звучат именно так — на самом же деле в нём не было ничего хорошего, и в сегодняшнем посте я вам это наглядно продемонстрирую.

Итак, в сегодняшнем посте — обсуждаем убогий советский общественный транспорт. Обязательно заходите под кат, пишите в комментариях ваше мнение, ну и в друзья добавляться не забывайте)

Из истории советского общественного транспорта.

Большевики любят рассказывать сказки о том, что вот мол только после революции наконец-то началось развитие общественного транспорта, а раньше все жили как в каменном веке — таскали пушнину из леса на санях-волокушах. На самом деле это всё сплошные советские мифы — общественный транспорт в городах начал развиваться задолго до октябрьского переворота — скажем, в белорусском городе Витебске трамвай был открыт в 1898 году, почти за 20 лет до переворота, и это был полноценный электрический трамвай, а не конка.

После 1917 года большевики реквизировали бывшие царские заводы по производству электрического и автомобильного транспорта (например, АМО), и начали рассказывать, какой замечательный «советский транспорт» там выпускается. При этом сами сети городского общественного транспорта развивались медленно и неравномерно — главным образом, решались задачи, как бы побыстрее да подешевле доставить рабочие массы до завода и отвезти их обратно — а про удобство никто не думал.

Собственно, вот такое положение вещей и сохранялось все советские годы. Добавьте к этому практически полное отсутствие личного транспорта (его могли себе позволить очень немногие жители СССР), и вы поймёте, почему совковый общественный транспорт был таким некачественным, вечно переполненным и в целом крайне убогим.

В стране ржавых трамваев и вонючих автобусов.

Убожество советского транспорта проявлялось во всём — начиная от точности работы маршрутов и заканчивая качеством подвижного состава. И дело тут вовсе не во времени создания, посмотрите на любой старый немецкий или швейцарский трамвай тех же эпохи — сделанный в шестидесятые годы, он и сейчас продолжает выглядеть стильно и удобно. Ну да, окошки чуть меньше, чем в современных, ну да — не низкопольный, но в целом всё сделано очень качественно, и что называется «для людей».

Совковый же транспорт был убогим уже изначально, даже в первые годы своей эксплуатации. Автобусы «ЛАЗ» были невероятно вонючими, так как из-за нерподуманной системы тяги выхлоп затягивался в салон через задние двери, из-за чего «ЛАЗы» прозвали «газенвагенами» — поездка в таком автобусе могла отразиться сильной головной болью на весь оставшийся день. В междугороднем же «ЛАЗе» заднее мягкое сидение невероятно нагревалось от рабочего двигателя, из-за чего в летнее время задняя часть салона превращалась в камеру пыток.

Советские троллейбусы из-за плохо продуманной системы изоляции могли убить током — для этого было достаточно в мокрую погоду стоять одной ногой на земле, а другую поставить на ступеньку троллейбуса — разряд с плохо изолированного корпуса уходил в землю и убивал человека. Именно поэтому за многими советскими троллейбусами сзади таскалась металлическая цепочка — она должна была служить чем-то вроде заземления.

Городские автобусы были не лучше. Однрой из самых распространённых моделей советских городских автобусов был ЛиАЗ-677, который видимо придумал какой-то изощрённый инквизитор — машина имела всего 25 сидячих мест при общей расчетной вместимости в 110 человек, но при этом в автобус легко набивалось до 250 человек, которые в час пик буквально висели друг у друга на головах — только на маленькой задней площадке со ступеньками могло находится человек десять. Когда такой перегруженный автобус ехал в гору — то казалось, что он вот-вот не выдержит, от натуги треснет и покатится обратно до самого автобусного парка. Жрало сие чудо 45 литров топлива на 100 километров пути.

Трамваи тоже были «хороши» — например в Минске ходили совковые трамваи RVR, которые имели крайне неудобные высокие ступеньки и в целом были сделаны из рук вон плохо — во время движения шатались и скрипели, как кибитка, под полом трамвая часто что-то громко бухало, а в стеклянные светильники протекала дождевая вода, после чего там весело болталась, демонстрируя пассажирам утопленных комаров. Время от времени трамваи горели, обычно процесс начинался с задней площадки — салон начинал наполняться живительным дымом с запахом горелого сцепления, после чего задние пассажиры криками объявляли пожарную тревогу и эвакуацию.

В общем, подводя итог этого раздела, скажу — совковый транспорт был ужасным и низкокачественным. Также он был постоянно переполненным, но об этом ниже.

Страна, где всем на всё плевать.

Перед тем, как перейти к рассказу о трамвайных сканадалах и драках, скажу несколько слов об отношении советских граждан к транспорту. Как и в остальных сферах советской жизни — граждане не знали, какая часть их налогов идёт на общественный транспорт и не ощущали, что это всё делается на их собственные деньги. Отношение было соответственным — «всё кругом колхозное, всё кругом ничьё». Точнее — всё кругом государственное.

Из государственного трамвая не считалось зазорным украсть светильник — их часто воровали из старых моделей вагонов, где все крепления были ещё открытыми и легко разбирались. Когда появились кожаные сидения — то из них вырезали и крали огромные куски кожи. Причём это была не кожа, а какой-то дешевый дерматин — крали и его, в совковых трамваях сидения и диваны вечно были заштопаны и перештопаны заплатками. Эмаль на сидениях и стенах всегда была исцарапана всеразличными надписями или просто исчирикана линиями и завитушками — это тоже считалось нормой.

Примерно также относились к транспорту и пассажирам и водители —  вагон трамвая или автобус был как бы «ничьим», водитель часто вёл машину очень грубо, с наплевательским отношениям и к машине, и к пассажирам.

В этом разделе надо также отдельно сказать и про чисто совковые «лайфхаки» с талончиками, которые происходили, во-первых, от советской нищеты, а во-вторых — всё от того же наплевательского отношения. Фанаты СССР часто любят приводить в пример трамвайные таблички из шестидесятых годов — «совесть лучший контролёр» — тогда работала система, когда ты бросаешь монетку в автомат и отматываешь себе талончик от ленты. «Ах какое было время и люди» — вскрикивают фанаты СССР, никто даже талончики не крал!

На самом деле талончики крали, да ещё как, причём крали не только талончики, но и деньги. Делалось это просто — достаточно было встать в час пик у автомата и принимать деньги у всех желающих купить талончик, якобы «помогая» им. При этом в автомат опускалась только часть денег (остальная часть опускалась себе в карман), а талончиков отматывалось сколько угодно — за одну такую поездку можно было набрать не менее рубля мелочью. Систему, кстати, быстро прикрыли — на неё жаловались кондукторы, которые покрывали недостачу из собственного кармана.

Были и другие лайфхаки — один из них назывался «книжечка». Суть его заключалась в том, что пассажир в специальный блокнот собирал прокомпостированные талончики, помечая на каждой странице номер маршрута и вагона. Затем, при входе в тот же вагон того же маршрута, можно было не компостировать новый талончик, а достать старый — так как компостеры были теми же, с тем же рисунком.

Ещё один совковый лайфхак назывался «утюг» — это когда с помощью специально отработанного навыка талончик не пробивался до конца, а как бы проминался компостером. Контролёры считали такие талончики пробитыми, но после его можно было дома проглатить утюгом и получить снова новый талончик. А многие просто брали пробитые талончики из оргалитовой урны с надписью «Для использованных билетов».

«Хамло трамвайное», давки и драки.

 

 

Помимо низкого качества подвижного состава, а также помимо наплевательского отношения пассажиров (о чём мы поговорили в предыдущих разделах), совковый транспорт отличался также и чрезвычайно напряжённой обстановкой, приближённой к боевой. Поездка на общественном транспорте в час пик требовала специальной подготовки и железных нервов.

Начиналось всё уже на самой остановке — где пассажиры толпой ожидали подъезжающий транспорт и в качестве разминки могли уже поругиваться и попихивать друг друга локтями, разогреваясь перед главным сражением. Первый этап сражения разворачивался при посадке в транспорт — толпа шла на приступ подъехавшего автобуса с угрюмым молчаливым упорством расталкивая друг друга. Иногда на вытянутых руках ввысь над толпой вдруг взмывала какая-нибудь ценная вещь, вроде красного знамени сетки со спиртным — которую таким образом старались уберечь напирающей со всех сторон толпы.

После того, как автобус набивался до отказа, водитель часто говорил в микрофон — «пока двери не закроются, автобус никуда не поедет!» — имея в виду стоящих на подножке граждан, зависших между планетой и автобусом. В ответ на это стоящие на подножке пассажиры вопили — «в середине свободно, пройдите туда!» «Середина» была неким мифическим местом, где всегда свободно и много воздуха и света (вроде коммунизма). При этом стоящие в этой самой «середине» граждане чувствовали себя как-то спокойнее, чем те, что были с краёв — их уж точно никто не выпихнет из салона до конца поездки. Сегодня фортуна улыбнулась им.

Толпа напирала ещё, двери со скрипом закрывались, и повозка кое-как трогалась. Во время движения часть пассажиров часто стояла на одной ноге — другую попросту некуда было поставить. Летом в таком переполненном автобусе было совершенно нечем дышать — к переполненному салону добавьте также функцию «газенваген», а также и внезапно включающуюся печку — в советских автобусах это происходило в рандомном порядке, неожиданно. Окна и люк при этом откывать было нельзя — при малейшей попытке открыть люк раздавался крик «нам тут под люком дует!», после чего из толпы высовывалась рука, раздавался голос «там этим подлюкам дует» — и люк со страшным грохотом захлопывался.

Драка могла начаться с вполне невинной просьбы о передаче талончика — в таком переполненном салоне уже одна такая просьба могла быть расценена как издевка. Ещё одним поводом могла стать оддавленная нога или какие-нибудь продукты из авоськи — часто потасовка начиналась вскоре после фразы «посмотрите, что вы сделали с моими яйцами!». В общем — конфликты и драки в советском траспорте были далеко не редкими. Что интересно — пассажиры далеко не всегда старались разнять дерущихся, а часто разбивались на «группы поддержки» и подначивали конфликт — тем самым, видимо, как-то скрашивая общую скуку и серость поездки. Милицией драки трамвайных хамов заканчивались разве что в исключительных случаях — обычно немного помятые драчуны просто расходились в разные стороны.

Выход в час-пик на своей остановке требовал отдельного умения — если вы стояли у дверей, а не в заветной «середине», то сплоченные трудовые массы чаще всего выметали вас из салона на всяких крупных пересадочных остановках, вроде станций метро. Оказавшись на улице — можно было легко не досчитаться одной или нескольких пуговиц пиджака — в такой давке они попросту отрывались, также рвалась и другая одежда — я знаю случай, когда из советского автобуса толпа вынесла девушку, а вслед за ней кто-то с великим презрением выбросил её юбку. Иногда можно было недосчитаться не только пуговиц, но и кошелька либо монетницы — карманники в советских трамваях и автобусах были весьма распространенным явлением.

Вместо эпилога.

Подводя итог всему написанному, можно сказать так — советский транспорт был отличным отражением социалистчиеской системы — при которой люди не чувствуют себя хозяевами собственности, ничего не спрашивают у государства, а только молча бьются за ограниченные ресурсы — будь то «бесплатная» квартира или место в трамвае…

Такие дела.

А вы помните советский транспорт и какие-нибудь истории, связанные с ним? Что вообще обо всём этом думаете?

Напишите в комментариях, интересно)

Читайте В Bellingcat нашли подтверждения обстрелов со стороны российской армии на Донбассе