НАЗАД В БУДУЩЕЕ

Сергей Белановский в 80-х работал промышленным социологом. В своих работах он описывал проблему ручного труда в СССР. Например, шинный завод, построенный англичанами в Советском Союзе. В Англии на таком же заводе работает 500 человек, а в СССР через несколько лет работало 5000 человек.

 

 

Технологический процесс подачи листа сырой резины. В Англии это делает платформа с помощью сжатого воздуха. А в Советском Союзе с платформой что-то не заладилось, и четыре человека поднимают и подают лист. И так на каждом купленном на Западе заводе со временем оборудование заменялось ручным трудом.

Нельзя сказать, чтобы работники не видели неэффективность. Рабочие и инженеры подавали кучу рационализаторских предложений. Но ситуация все равно не менялась. Советская система сопротивлялась любым изменениям. А если что-то внедрялось, работало не так, как изначально планировалось.


Советские заводы потребляли огромное количество людских и природных ресурсов. У этого было несколько последствий. Либо продукция, которую выпускает 5000 человек, стоит дороже, либо эти люди получат меньшую зарплату по сравнению с таким же заводом и такой же продукцией, которую выпускают 500 человек.

Зато такой завод дает людям стабильность. У них всегда есть работа. Есть зарплата, которая слабо зависит от результатов труда. Есть социальные гарантии. Есть гордость за то, что у нас самые большие в мире заводы. И есть дефицит в магазине элементарных продуктов, которые выпускают самые большие в мире заводы.

Такая система позволяет не думать о будущем. За тебя обо всем позаботится государство. Еще и надает по рукам, если ты проявишь излишнюю самостоятельность. Государство — заботливый взрослый. А все остальные — дети с нулевыми социальными навыками. Маугли в конкурентном мире развития.


Сегодня на фокус-группах постоянно мелькает — «при СССР заводы работали, все были заняты, а теперь…» Это реакция социальных «маугли» — «верните меня обратно в лес!» Там они знали, что нужно делать от рождения и до смерти. У них была та самая стабильность, которую обеспечивал «заботливый взрослый».

Стабильность позволяет людям не развиваться. Все развитие загоняется в узкие рамки — октябренок, пионер, комсомолец, член профсоюза, пенсионер. Со временем общество стремится выйти за эти рамки. В авторитарных странах оно тут же получает по рукам. Но и в формирующихся демократиях не все так просто.

Попадая в конкурентные условия человек узнает, что развитие — это сложный навык. Которого у него нет и не могло появиться в СССР. Часть людей начинает осваивать этот навык. А другая часть просит вернуть его в беззаботный мир социального детства. Чем сложнее навык, тем больше людей хотят назад в будущее.


Авторитарная вертикаль — это простая система управления. Она стремится унифицировать своих подданных, чтобы ими было проще управлять. В сталинском СССР разнообразие подавлялось с помощью репрессий. Современные автократии научились это делать с помощью манипулирования и пропаганды.

В последние годы в СССР была провозглашена «историческая общность — советский народ». Это такие винтики государственной машины с одинаковой социальной резьбой. С одним государствообразующим языком, одними ценностями и едиными навыками. Их и сейчас легко найти на пространстве пост-СССР.

Строящейся демократии необходимо научиться генерировать разнообразие. Когда политическая нация строится не на «одинаковости», а на уважении к «не таким, как ты». Разнообразие начинает генерировать конкуренцию, а конкуренция приводит к развитию. Унификация, наоборот, вызывает гниение и застой.

Читайте

Так что же СССР дал миру?

СССР. Восстания против совка

Так, друзья, немного отвлечёмся от современности — сегодня будет большой и интересный пост о том, как люди в СССР бунтовали против советской власти. Официальная советская пропаганда утверждает, что в совке все были довольны жизнью и всё было тихо-мирно, но это не так — за время существования СССР в стране были сотни протестов и бунтов, многие из которых закончились настоящими народными восстаниями — как это например было в Новочеркасске в 1962 году, пишет в своем блоге Максим Мирович.

 

 

Разумеется, все эти события в СССР тщательно скрывались и засекречивались. Но факт остаётся фактом — даже в забитом, затравленном и крайне пассивном советском обществе, запуганным концлагерями и КГБ, время от времени случались народные выступления за свои права и свободы. И сегодня я расскажу вам о некоторых из них.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ о том, как люди восставали против совка.

1. Восстание в Муроме в 1961 году.

Начало шестидесятых годов было богатым на восстания и бунты. За год до ставшего знаменитым Новочеркасского Восстания 1962 года вспыхнул бунт в городе Муром. Нынешняя совковая «Википедия» стыдливо называет эти события «массовыми беспорядками» — хотя муромские события были ничем иным, как настоящим восстанием.

Началось всё с того, что молодой рабочий Костиков в подвыпившем состоянии попал в руки милиции — вероятнее всего за то, что сказал что-то нелицеприятное в адрес проходящего мимо него милиционера. Костикова бросили в кутузку где, вероятнее всего, он был избит ментами, ему стало плохо. Сокамерники требовали для Костикова врача — но тот не пожелал осматривать Костикова, и через несколько часов тот умер.

Жена Костикова двое суток не могла найти мужа, и лишь спустя несколько дней ей сказали, что муж якобы упал с машины и показали тело лежавшего во дворе околотка Юрия — лицо его было изуродовано, передние зубы были выбиты.

В ответ на беспредел советских ментов рабочие начали вооружаться кто чем, и пошли к местному отделению милиции требовать ответа. 1500 рабочих, вооруженных камнями, ломами топорами и другими предметами штурмом взяли здание милиции — захватив 68 стволов и около тысячи боевых патронов. С большим трудом восстание было подавлено войсками, и ещё долго на стенах домов во всей Владимирской области появлялись надписи — «Отомстим за муровлян!» и «Долой коммунистический режим! Молодая гвардия».

2. Восстание в Кривом Роге, 1963 год.

В 1963 году случилось восстание в городе Кривой Рог — как и в случае с Муромом, причиной бунта послужил беспредел милиции. 16 июня в трамвае разгорелся бытовой конфликт — пассажирам не понравилось развязное поведение нетрезвого солдата. Его высадил и начал успокаивать милиционер, к которому по свистку на подмогу прибежали два пьяных патрульных. Граждане, которые только что требовали привести солдата в чувство, теперь уже были возмущены тем, как с ним обходится милиция — и пьяные «правоохранители» открыли огонь по толпе, ранив двух человек.

Более 600 протестующих окружили РОВД на улице Революционной и требовали отпустить задержанного солдата и наказать стрелявших в людей милиционеров. Граждане начали переворачивать машины, а после заняли здание РОВД штурмом — позже его подожгли, а милиционера, с которого всё началось, повесили на фонарном столбе.

Подавлением восстания занималась целая танковая дивизия, противостояние продолжалось целых три дня — по официальным данным 7 человек погибло и 15 было ранено, но в городе говорили о десятках убитых и сотнях покалеченных…

3. Бронницкий бунт, 1964 год.

16 апреля 1964 года в небольшом подмосковном городе Бронницы вспыхнул народный бунт. Причина была всё та же — советские менты до смерти забили человека, в данном случае подростка. Случай страшный в своей дикости и совковом произволе — милиционер увидел на улице осколки разбитой бутылки и приказал подросткам Макарову и Алипову их убрать. Те начали протестовать — что это мол не они разбили эту бутылку, так почему они должны убирать стекло?

Слово за слово — и вот уже подростков доставляют в отделение. Там ребята продолжают справедливо возмущаться всему произошедшему, в результате чего подвыпившие менты начинают их избивать — Алипов оказался покрепче, а Макарову стало плохо. Не выдержав побоев, он потерял сознание. Менты испугались ответственности — после чего вынесли избитого Макарова и в бессознательном состоянии бросили за ограду собора Михаила Архангела, после вызвав по телефону скорую. В больнице на короткое время Макаров пришёл в себя и рассказал, как всё было — после чего умер…

Похороны Макарова переросли в бунт, народный гнев направился на отделение РОВД, в которой до смерти забили парня — её забросали камнями. Ночью в Бронницы прибыло подразделение внутренних войск для «наведения порядка». Но и сами милиционеры понесли наказание — часть из них была разжалована, часть уволена и осуждена.

4. 1967 год, восстание в городе Чимкент.

В небольшом городе Чимкент с населением в 100.000 человек в 1967 году вспыхнуло настоящее восстание — и повод был точно таким же, как и в предыдущих случаях. Водитель автопарка попал в вытрезвитель, в котором был избит милицией и скончался от побоев… Милиция попыталась скрыть содеянное и выдать её за «результат алкогольного опьянения», но вдова Чураева увидела на лице покойного следы избиения и отказалась верить в официальную версию. Следы избиения подтвердили и судмедэксперт, прилетевший Алма-Аты.

В полдень 13 июня все городские автобусы сошли с маршрутов, водители съехались в автовокзалу и через рынок пошли к милиции. Всего к горотделу милиции пришло не менее 5000 человек. В окна горотдела милиции полетели камни — причём солдат, которых поставили охранять отделение милиции (с автоматами без патронов) толпа не тронула — их просто отодвинули в сторону. Протестующие попытались взять штурмом тюрьму, в которой укрывались сбежавшие из горотдела милиционеры, и для усмирения бунта в город пришлось вводить танковые части и десант.

Что показательно — советские власти практически никогда не признавали своих ошибок, а гриф секретности с документов о событиях в Чикменте в 1967 году не снят до сих пор…

Читайте

Так что же СССР дал миру?

 

Коли якийсь таваріщщ постить фото банки совєцкой тушонки під фразою: «Помнішь»?

Коли якийсь таваріщ постить фото банки совєцкой тушонки під фразою: «Помнішь»?

 

 

Я згадую.
Згадую х/б спортивні штани, які через тиждень носіння відвисали на колінах та ззаду; згадую аж 3 види печива в магазині; згадую, яким смачним був сухий заварний крем по 22 коп. і брикети киселю; які черги вишиковувалия в нашому магазині, коли привозили два ящики пломбіру у зім`ятих вафельних стаканчиках.

І піраміди шоколадних плиток «помню» — їх ніхто не купував. Не тому що не хотіли — тому що дорого — 3 рублі це, наприклад, дводенна зарплатня жінки, що полола в нашому радгоспі огірки.

І по одній буханці хліба в руки теж «помню». Селянам. По одній буханці. Не виростили собі хліба, бачте.
І про те, який щасливий був батько, коли в сорок років накопив на машину — потриманого «Іж-Комбі».

І як нас, школярів, ганяли на поля рідного радгоспу — допомагати збирати врожай моркви, бо в найпередовішій країні світу радгосп-мільйонер не мав елементарного комбайну для збирання корнеплодів. У проклятій буржуїнській Іспанії фермер мав комбайна, який викопував моркву, обрізав билку і вантажив у машину, а в СРСР працювала навісна до трактора картоплекопалка на всі випадки життя. Десятки підлітків замість одного комбайна — все, що треба щзнати про радянські «нанотехнології».

А ще пригадую, як вступав до істфаку і не пройшов по конкурсу, набравши 13 балів з 15 можливих. Як не скільки за себе засмутився, як за невідому дівчинку, що забирала документи переді мною — в неї було 14 балів і вона не пройшла; як вже у дворі інституту якась тітка ввела нас, провінціалів «у курс справи»: дітоньки, історичний факультет — це лише для синів та доньок партійних працівників — вони усі за «комсомольськими путівками» мають привілей перед вами, тож по перше — ніколи вам не дадуть набрати прохідний бал, а по-друге, ніякого прохідного балу тут не існує — існує «блат».

І як цькували хлопця нашої школи, бо він був з родини баптистів. Як вчителі були ініціаторами цього цькування. Як ледь не кожен мав за правило штовхнути його, або копнути портфеля вздовш коридору. Як нас лякали великими неприємностями в разі, якщо побачать на Великдень у церкві. Як вчителів змушували чергувати біля храму. Як людей виганяли на «воскрєснікі». А потім на уроках розповідали про найдемократичнішу у світі конситтуцію СРСР, яка гарантує свободу совітсті, зібрнь, слова…

Пригадую слово «дістати». Воно стосувалося всього: ковбаси, шампанського, черевиків, килимів і гарних сигарет. Пригадую, якими очима люди дивилися на фінську «стєнку» в магазині вартістю 1800 рублів. Її б і купили, місто все-таки шахтарське, але висіла табличка «на замовлення». І дублянки пригадую по 800 рублів — зарплата мого батька за півроку (з двома квартальними преміями) і потворні радянські джинси, що лопотіли, мов газета на протязі.
І всемогутнє слово «блат» — досі «помню».

І пригадую, як батько — механік радгоспу, возив «в район» ящики з відбірними помідорами, огірками та яблуками, торби з м`ясом і салом, бо «не підмажеш — не поїдеш», чекатимеш запчастини до другого пришестя. Пригадую, як шофери зливали бензин в посадках, бо його не було куди дівати. А залишати не можна — норми наступного разу уріжуть. Тож за економію реально начальство карало.

Пригадую, як дядько Петро півроку працював над вдосконаленням якогось агрегату до сівалки (партійне завдання — радгосп мав подати не менш ніж 2 рацпропозиції на рік, інакше директору і парторгу «влітало») і отримав за це аж 10 рублів «рацпропозиційних» і грамоту, плюнув і тут таки пропив цей «червонець» в лісополосі з друзями; пригадую, як вони над ним кепкували. І пригадую, що те вдосконалення так і не пішло далі «Райсільгосптехніки».

Пригадую дядька Михайла Мороза — як з нього робили «передовика». Як йому дописували липові гектари скошеного та центнери намолоченого; як запчастини — Морозу; машини вивозити зерно з бункеру комбайна — Морозу, найврожайніше поле — Морозу. Як тихо ненавиділи за це його інші механізатори.

Як з тітки Марусі робили передову доярку, забираючи в інших тіток найкращих корів для неї — теж «помню».
І ще добре пригадую, як начальство радгоспу майже офіційно дозволяло жінкам, яких наймли на збір врожаю, красти. По одному відру огірків або помідор (але не більше — за цим уважно стежили працівники ОБХСС), бо інакше ніхто не хотів іти працювати за ставкою 1 рубль 8 копійок — це якщо норму виконав.

Все пригадую. Все пам`ятаю. Тому й кажу — бийте одразу в пику тим, хто розповідає молоді, що не спробувала «совка», як тоді було гарно і яка тоді була стібільність

Павло Бондаренко

Читайте

Так что же СССР дал миру?

 

Осколок ужаса. «Атомные солдаты» СССР

Так друзья —  сегодня будет инетресный и достаточно жуткий пост о том, как в СССР испытывали на людях ядерное оружие. В конце августа 1949 года прогремел первый ядерный взрыв на Семипалатинском полигоне, в ходе которого была взорвана советская атомная бомба РДС-1, начинённая плутонием. Мощность взрыва составила 22 килотонны в тротиловом эквиваленте. В непосредственной близости от взрыва была расставлена военная техника, несколько жилых домов и автомобили, в окопах были привязаны живые животные, имитирующие солдат — все они были уничтожены взрывом.

 

 

На моём столе лежит книга «Ядерное оружие» 1986 года издания — воздействие ядерного оружия на людей и технику, описанное в этой книге, опиралось на данные с испытаний Семипалатинского полигона. Фактически, все годы проведения ядерных испытаний СССР испытывал воздействие ядерного оружия на людях — о чём я расскажу вам в сегодняшнем посте.

Обязательно заходите под кат, пишите в комментариях ваше мнение, ну и в друзья добавляться не забывайте. И на телеграм-канал тоже подписывайтесь)

Взрыв первой бомбы. Солдаты, кричавшие «ура!».

Взрыв первой советской атомной бомбы состоялся 29 августа 1949 года — бомба называлась «РДС-1», для того чтобы запутать «империалистическую разведку» — название расшифровывалось как «ракетный двигатель специальный». Разумеется, все испытания были засекречены от собственных граждан — советский лжец Молотов лишь огрызнулся в ответ на заявление президента США Трумэна о том, что в СССР был произведён взрыв атомной бомбы.

Солдаты химзащиты и войск связи, находившиеся в то время на Семипалатинском полигоне — были размещены вне зоны действия ударной волны, но в непосредственной близости от взрыва. По словам участников событий — после подрыва бомбы солдаты вскакивали и кричали «ура», глядя на растущий на горизонте чёрный гриб — не понимая, что сильно переоблучаются. После взрыва части дозиметристов направили в ещё не осевшее от взрыва пылевое облако… Фактически, первые данные о воздействии ядерного оружия на людей и технику были получены уже тогда — но в дальнейшем, для получения «более точных и явных данных», советские испытания стали ещё более изощрёнными и жестокими.

Атомные испытания на технике и людях.

В начале пятидесятых годов на Семипалатинском полигоне было произведено ещё несколько взрывов атомных бомб, и испытания действия ядерного оружия на людях стали уже более явными. Во время взрыва водородной бомбы 12 августа 1953 года в селе Кайнар было оставлено 42 комсомольца-добровольца, самому старшему из которых было около 30 лет — большинство из этих «добровольцев» умерли, не дожив и до 40 лет — умерев от последствий тяжёлого облучения — всех этих ребят можно записать в жертвы советской ядерной программы.

Одно из самых страшных испытаний прошло 14 сентября 1954 года на Тоцком полигоне — тогда в жертву советским амбициям было принесено фактически 43 тысячи советских солдат-срочников. Солдатам, разумеется, ничего не сообщили — их свозили эшелонами в район Тоцкого полигона, где солдаты начали разгружать на первый взгляд странные и непонятные вещи — металлические конструкции, лес, кирпичи, предметы быта и домашнюю утварь, а также сотни единиц гражданской и военной техники.

К моменту взрыва на огромной территории были построены подобия жилых зданий, расставлена техника, размещены танки и артиллерия, после чего солдатам в чисто советском стиле сообщили, что им выпала «огромная честь» участвовать в испытании ядерной бомбы. Солдаты увидели, как в абсолютной тишине на горизонте рос чёрный гриб, после чего пришёл грохот ударной волны, от которого едва не лопнули барабанные перепонки, после чего началась вторая часть учений — солдат отправили прямо в в эпицентр взрыва «добивать вероятного противника».

Солдаты, вошедшие в зону действия ядерной бомбы, увидели страшную картину — дымящуюся траву, горящие автомобили, валяющиеся везде останки животных. Стояла сплошная чёрная стена из дыма, радиоактивной пыли и смрада — от которой сохло и першило в горле. Фактически, более 40 тысяч человек были отравлены радиацией непонятно во имя чего — третье поколение людей, переживших испытания на Тоцком полигоне, живёт с предрасположенностью к раку. Через 50 лет после испытаний (в 2004 году) из 45 тысяч молодых военных, участвовавших в этом ужасе, в живых оставалось не более 2 тыс. человек — половина из которых были инвалидами…

Что было дальше. Послесловие.

Советские ядерные испытания продолжались и после 1950-х годов — вплоть до закрытия Семипалатинского полигона на нём было произведено почти 500 воздушных, наземных и подземных ядерных взрывов, а также 175 взрывов с применением химических веществ. За время испытаний более 100 тысяч жителей Казахстана получили ущерб для здоровья разной степени тяжести. На людей воздействовало не только внешнее облучение от взрывов, но и внутреннее — от продуктов питания, которые были загрязнены радиацией и облучали людей изнутри.

От советских ядерных испытаний пострадало не только население Казахстана, но и России — Новосибирская область, находящаяся недалеко от Семипалатинска, имеет очень высокие показатели по онкологическим заболеваниям. В 2013-м году местные органы управления отправили ужасающие данные по онкологии в области правительству России — но правительство отклонило заявку Новосибирской области на признание её пострадавшей от ядерных испытаний и отклонило заявку на реабилитацию пострадавшего населения. Всё хорошо, прекрасная маркиза…

А в комментариях напишите, что вы обо всём этом думаете, интересно.

Читайте

Соцсети: «Однажды россиян обяжут выйти на улицу в 9 утра … для расстрела»

«Девчата» в тенях ГУЛАГа

Так, друзья — сегодня будет большой и интересный пост про советские фильмы пятидесятых годов, после которого вы посмотрите на эти ленты новыми глазами. Скажу сразу, если вы являетесь поклонником советского кино пятидесятых — то пост вам лучше не читать, так как после него вы уже не сможете воспринимать эти ленты так, как раньше. Если что — я предупреждал)

 

 

Чтобы понять, что именно произошло в советском кинематографе в пятидесятые годы — нужно обязательно изучить, что было раньше, а также сопоставить изменения в кино с теми политическими процессами, которые происходили в стране — ведь в СССР кино (как «важнейшее искусство» по заветам Ленина) строго соответствовало политика партии и правительства — никакого вольнодумства в полностью подконтрольном партии и правительству искусстве не было и быть не могло.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ о «добрых советских фильмах» пятидесятых-начала шестидесятых годов. Обязательно заходите под кат, пишите в комментариях ваше мнение, ну и в друзья добавляться не забывайте. И на телеграм-канал тоже подписывайтесь)

Что было в кино до эпохи пятидесятых годов?

Для начала давайте посмотрим, что именно в советском кинематографе снимали и показывали до эпохи кинематографа 1950-х. Вы легко можете это сделать самостоятельно — например, открыв в «Википедии» список советских фильмов по годам и быстро пробежавшись по эпохе кинмеатографа периода ну скажем 1930-1940 годов.

Какие фильмы снимали тогда? Снималось много фильмов о революции, Ленине и всякой там «борьбе трудящихся за свои права в странах Загнивающего Запада» — для этого последнего совки даже отыскивали и экранизировали всяких маргинальных левых писателишек из европейских стран. Часто снимались фильмы исторические мотивы в духе сталинского «величия» — были сняты псевдоисторические ленты «Александр Невский»«Иван Грозный»«Минин и Пожарский» и многие другие.

Популярным мотивом стал показ «весёлой жизни народа при новой власти» — появились такие фильмы, как например «Волга-Волга»«Весёлые ребята»«Цирк» и так далее. Снимаются фильмы также и про азиатские республики СССР — о борьбе трудового народа с жадными баями и биями и торжественный приход советской власти, после чего начинается тишь да гладь да божья Марксова благодать.

Очень важный момент — жизнь трудящихся в этих фильмах показывается как бы фоном, на котором разворачиваются достижения сталинских Пятилеток, внедряются новые способы и методы производства и так далее. Но в пятидесятые годы и сами темы фильмов, и само построение сюжетов стало меняться. Что же произошло?

Как ликвидировали ГУЛАГ и «Дальстрой».

А теперь давайте немного отвлечёмся от кино и посмотрим, что же происходило в СССР в первой половине пятидесятых — ведь как я уже сказал выше, советское кино было лишь тенью советской политики. В 1953 году умирает Сталин — после чего начинается постепенное расформирование и закрытие системы сталинских концлагерей ГУЛАГа. Этому способствуют как внешние, так и внутренние события — в 1953 году происходит восстание рабочих в Берлине и восстание узников НорильЛага — после чего даже совки понимают, что дальше так продолжаться не может — и ГУЛАГ стали постепенно ликвидировать.

В эти же годы ликвидируется и преступная организация «Дальстрой» — она занималась вербовкой на принудительные работы заключенных сталинских концлагерей, которые происходили в основном в далёких северных областях РСФСР. Преступная организация «Дальстрой» была ликвидирована после развенчания культа личности Сталина и полностью прекратила свою работу в 1957 году.

Кстати, подобные организации из нацистской Германии (которые занимались ровно тем же самым — организацией принудительных работ концлагерных заключенных) были осуждены на Нюрнбергском процессе, ну а про «Дальстрой» все забыли — словно его и не было никогда. В статье о «Дальстрое» на «Википедии» ведётся изощрённая война правок — в которой совки отстаивают сталинско-нацистские методы принудительного труда — но это уже как говорится совсем другая история.

Что нужно понять по итогу? К середине-концу пятидесятых годов у СССР больше не осталось бесплатных трудовых ресурсов для тяжкого труда на севере — ГУЛАГ был ликвидирован, и сажать людей за неосторожно обронённое слово стали значительно меньше. Проще говоря — у совка стало намного меньше бесплатных рабов, и вот тут понадобились рекрутирующие и мотивирующие фильмы.

«Трудовые» фильмы пятидесятых.

Ну а теперь давайте посмотрим, что стали массово снимать в пятидесятые годы — после 1956 года, в котором был развенчал культ Сталина, был запущен процесс ликвидации ГУЛАГа и началась ликвидация «Дальстроя» — такие фильмы посыпались как из рога изобилия. Глядя на эти фильмы — отчётливо видно, в каких областях совковой экономики начались проблемы — там, откуда убрали концлагерных рабов.

Самый популярный мотив совковых фильмов второй половины пятидесятых/начала шестидесятых годов — некий молодой человек, который либо только начинает свою трудовую жизнь, либо уже попробовал себя в других сферах (но не преуспел) — вдруг уезжает работать на север, где обязательно находит своё счастье. Вся трудовая жизнь показывается и смакуется очень подробно — рабочие поют, танцуют, живут весёлым коллективом полным дружбы и любви, совершают трудовые подвиги. «Вот как надо жить, вот к чему надо стремиться» — должен был подумать среднестатистический советский молодой человек, посмотрев такой фильм.

Давайте пробежимся по некоторым лентам из этого цикла.

«В добрый час» — одна из первых ласточек «трудовой эпопеи», снятая в 1956 году. Не найдя своего счастья в Москве, два молодых брата уезжают в Сибирь, где находят своё трудовое призвание.

«Весна на заречной улице» — в типичный сталинский моногород с металлургическим комбинатом приезжает молодая учительница, где завязывает отношения с молодым сталеваром и ударником труда.

«Есть такой парень» — про милые отношения молодых людей, работающих на металлургическом заводе. Главная мысль ленты — на заводе очень хорошо, идите туда работать, бесплатных рабочих рук у нас не осталось.

«Иван бровкин на целине» — молодой солдат, только что демобилизовавшихся из советской армии, выпорхнув так сказать из заботливых рук отцов-командиров — тут же моментально в составе интернационального отряда уезжает покорять Целину. Встречают там Ивана просторные и красивые дома, улыбчивые люди и трактористы в накрахмаленных белоснежных рубашках, говорящие поставленными голосами московских дикторов. Руководят всем строгие, но заботливые начальники с усами как у Тараса Шевченко. Бывшие солдаты — на Целине хорошо!

«Девчата» — юная выпускница кулинарного училища приезжает на лесоповал на Урале, где в деревянных бараках живут добрые и улыбчивые люди и происходит много интересного — женские интриги, ощущение вечной постройки будущего, танцы под патефон. Есть даже доска почёта для лучших работников! Девушки, на лесоповале хорошо, там вас ждут женихи!

«Карьера Димы Горина» — менее известный, но очень примечательный для нашего исследования фильм, который является по сути «мужским вариантом» «Девчат». Молодого московского человека ожидает должность заведующего сберкассы, но волею случая он оказывается в районе тяжёлых северных работ, где ему предоставляется возможность проявить себя, совершить трудовые подвиги и найти женщину. Парни, на севере хорошо, там вас ждут подвиги и женщины!

Послесловие.

Таких фильмов было снято великое множество — при желании вы и сами легко отыщете ещё с десяток подобных лент. В них всех светит один мотив — ребята, мы распустили ГУЛАГ, у нас не стало рабов — пожалуйста, едьте на север и работейте там вольнонаёмными рабочими, там хорошо, но сейчас там работать некому. Просто подумайте об этом в следующий раз, когда в очередной раз будете смотреть за приключениями Тоси Кислицыной и Ильи Ковригина….

А в комментариях напишите, что вы обо всём этом думаете, интересно.

Ну и обязательно поделитесь этим постом в своих соцсетях.

Читайте

Так что же СССР дал миру?

 

 

 

У 1980-му житель Кривого Рогу розгорнув саморобний банер «Незалежність профспілкам від КПРС! Робітникам — м’яса!» й отримав 10 років в’язниць і таборів

1 травня 1980 року об 11:00 в першотравневій колоні демонстрантів Тернівського району міста Кривого Рогу несподівано з’явилася людина з саморобним плакатом: «Незалежність профспілкам від КПРС! Робітникам — м’яса!».
новости, новини, Україна, Украина,Толстая Политика, Товста політика, влада, власть, політика, политика, thickpolicy.media, thickpolicy media, thick policy, СССР, Кривий Ріг, колоні демонстрантів, Едуард Крицький
Тільки-но він пройшов уздовж трибуни на вулиці Короленка, його відразу ж заарештували й «винагородили» кількома термінами ув’язнення поспіль.

Це був не звичайний робітник, а незалежний профспілковий діяч зі стажем боротьби з радянською системою й стійкими поглядами Едуард Крицький, 1940 року народження. Тоді він працював водієм криворізького Північного гірничо-забагачувального комбінату.

Присвячені йому два документи з розсекречених архівів спецслужб опублікував на своєму авторському Telegram-каналі KGB files сучасний український історик і журналіст Едуард Андрющенко.

Проти Крицького та його брата по матері — В. Б. Черешенко, 1953 року народження, який встиг зробити фото акції — було порушено кримінальну справу за ст. 206 КК Української РСР (злісне хуліганство).

22-23 травня 1980 року обох братів засуджено до позбавлення волі.

Крицький отримав 3 роки колонії загального режиму, Черешенко — 2 роки суворого режиму.

При цьому, доповідаючи своєму керівництву про даний випадок, місцеві органи КДБ намагалися подати психологічний портрет протестувальників якомога зневажливіше:

«Крицький характеризується як незлагідна, схильна до конфліктів людина, часто змінює місце роботи, залишив сім’ю, виплачує аліменти на двох дітей. У 1972 році по відношенню до його порушувалася кримінальна справа за фактом нанесення тілесних ушкоджень (до кримінальної відповідальності притягнутий не був).

Черешенко під час проходження (військової — ред.) служби в 1976 році профілактований Особливим відділом за наклепницькі та ідейно шкідливі висловлювання.

Крицький і Черешенко систематично прослуховували ворожі передачі зарубіжних радіостанцій і поширювали їхній зміст серед оточення».

При цьому, як писала 1990 року — вже після звільнення Крицького — криворізька газета «Металург» (передрук на сайті Український час), на момент затримання у 1980-му він вже мав досвід неодноразвого спілкування з КДБ:

1958 — перший арешт і допит співробітниками Комітету держбезпеки  СРСР за місцем народження в Читинській області РФ (мати — вчителька, батько — шахтар). Юнак написав до редакції тамтешнього робітничої багатотиражки листа з критикою партійно-комсомольської демагогії про «ударну працю», котра, на його думку, сприяє ще більшому визискуванню робітничого класу.

Його допитують усі ніч й замість «зони» відправляють до армії.

У війську він серйозно зайнявся самостійним вивченням марксизму-ленінізму, увійшов до стихійного армійського товариства «Союз». На політзаняттях Крицький сперечається з лекторами, і це розцінюється як зрив занять. Покарання — гауптвахта. За час служби йому довелося відсидіти в цілому близько 200 діб.

Після демобілізації вступає до Семипалатинського геологорозвідувального технікуму (Казахстан), куди переїхала його мати. Але лишає навчання через непорозуміння з викладачем. Опиняється на флоті.

Перший пунтк приписки — Находка. Там він пише статтю до «Комсомольської правди» й організовує страйк моряків, викликаний незадовільними умовами праці і проживання.

Переїздить до Архангельська. Під час стоянки у Галіфаксі (Нова Шотландія, Канада) розповідає канадським журналістам правду про ставлення до трудящих на флоті в СРСР, про браконьєрство тощо. Знову бесіда у КДБ.

Схоже повторилося й під час стоянки у Сент-Джонсі (Антигуа), де він цікавиться забороненою у Союзі літературою. І знову «профілактують» КДБісти.

Наступне їхнє «спілкування» мало місце на Архангелькому автокомбінаті (бо ж Крицького змусили лишити флот).

Зрештою він оселяється у брата — Черешенко — у Кривому Розі, де вони разом засновують підпільний «Криворізький Демократичний Комітет».

Позбавлення волі за першотравну акцію розтяглося на довгі 10 років. За різними звинуваченнями його потім засудили вдруге та втретє. КДБ переслідувало його й там — Крицького катували, на нього тиснули та намагалися вплинути у той чи інший спосіб, аби він зрікся власних антирадянських переконань, визнав провину, просив помилування та не писав скарг.

На волю Едуард вийшов аж 1990 року. За його звільнення боролися українські, шведські, вірменські, російські, європейські й американські правозахисники. Західна преса присвячувала йому окремі матеріали.

За Незалежності Крицький долучився до становлення демократичного профспілкового руху, зокрема, у Кривому Розі.

Помер 13 листопада 2010 року.

  • Як вже повідомлялося, оприлюднено розсекречені документи КДБ про жорстку цензуру після придушення бунту 1972 року в Дніпродзержинську (нині — Кам’янське). Тоді у місті тисячами вилучалися листи, перехоплювалися радіосигнали і фото, вистежувалися «підбурювачі».

Так что же СССР дал миру?

Давно хотел написать пост на тему того — а что же, собственно, дал миру СССР? Спойлер — ничего, дальше можно не читать (шутка). Вопрос на самом деле не праздный — многие фанаты СССР любят рассказывать сказки о каких-то там великих технических достижениях советской власти, о каких-то тайных огромных лабораторных советских ЭВМ — при этом рассказывают о них с американских компьютеров либо смартфонов в американском же Интернете — что само по себе очень смешно.

 

 

На самом деле СССР не дал миру ровным счётом ничего полезного, кроме какой-нибудь узкоспециализированной военно-космической отстежной залупы для сгорания в верхних слоях атмосферы — которая оказывает ровно никакое влияние на жизнь 99,9% граждан, их счастья и здоровья (скорее наоборот — может упасть на голову, не до конца сгорев). Вот это, собственно и есть истинное лицо СССР — «мировая сверхдержава» не дала миру ровным счётом ничего, все десятилетия своего существования оставаясь на вторых ролях.

Итак, в сегодняшнем посте — подробно разбираем то, что же СССР на самом деле дал миру. В общем, обязательно заходите под кат, пишите в комментариях ваше мнение, ну и в друзья добавляться не забывайте. И да, на телеграм-канал тоже подписывайтесь)

01. Космические технологии.

Как доказательство величия СССР поклонники этой страны любят приводить в пример полёт первого человека в космос — мол, американцы на Луну своих отправили, но в космосе-то мы были первыми! При этом поклонники СССР забывают, что Гагарин просто первым полетал над Землёй чуть выше стратосферы на высоте около 200 километров, а американцы первыми отправили своих астронавтов на расстояние в почти 400 тысяч километров и вернули их обратно — что мягко говоря не одно и то же. Это как сравнить создание электрочайника и электромобиля Tesla.

Плюс космос как таковой не играет никакой роли в жизни 99,9% граждан, и для «величия страны» его одного как-то маловато — это как считать «великой страной» какую-нибудь островную папуасию на основании лишь того, что они лучше всех в мире делают древки для копий. Советский космос был чисто прикладной штукой в военно-исследовательской сфере, он не сделал жизнь простых граждан лучше ни на грамм. Те же американцы, называя причины гордится своей страной — назовут равноправие людей перед законом, независимые суды, классное образование, медицину, мировые бренды, а о космосе даже и не вспомнят.

И даже если представить, что в СССР были какие-то там космические технологии — сейчас от них остаётся всё меньше. Ради интереса посмотрите, как кто и на чём сейчас туда летает — практически ничего СССР-овского там нет.

02. Продукты питания.

Ну ладно, скажете вы, космос это только частность, но может быть СССР дал миру что-то другое, не менее великое? Может быть, придумал, как дешево и вкусно кормить граждан, придумал какие-то прорывные технологи в сфере питания? Разумеется, нет. В сталинском СССР все рецепты и технологии общественного питания привозились из США, а в сельском хозяйстве щедро сыпались пестициды.

В СССР не создано никаких прорывных технологий выращивания и хранения продуктов, которые могли бы использоваться и сейчас. Ради интереса посмотрите на производителя овощей и фруктов в вашем ближайшем супермаркете — Израиль, Нидерланды, Турция и прочее. Маленькие Нидерланды с не таким уж тёплым климатом уже многие десятилетия кормят весь мир помидорами (вкуснейшими, кстати), а «великий СССР» не мог даже круглый год поставлять огурцы и помидоры в свои магазины — вплоть до начала девяностых годов огурцы и помидоры исчезали с прилавков с октября по апрель.

Более того — в СССР толком не было и нормальной мясо/молочной продукции, прямым следствием чего являются плохие местные продукты в России. Это те самые «передовые советские технологии».

03. Медицина.

Так, ну может быть в советской медицине был совершен какой-то прорыв? Нет, таких прорывов не было — в СССР были неплохие отдельные врачи (например, хирурги), но в целом советская медицина находилась в удручающем состоянии, о чём я подробно писал вот в этом посте.

В каких странах сейчас хорошая медицина? Разумеется, это Германия, США, Израиль — последнему удаётся держать невероятно высокий класс медицины, находясь в состоянии перманентной войны. Эти страны развивали медицину в то время, когда СССР рассказывал гражданам сказки про «а зато мы делаем ракеты!», и в эти же страны сейчас летают лечиться бывшие советские чиновники.

Кстати, в последнее время неплохой уровень медицины стал и в Беларуси (стоматология, офтальмология и др. сферы), но это уже результат постсоветской жизни страны и её развития — во времена СССР стоматология в Беларуси была ровно такой же ужасной, как и в других частях Великого и Могучего.

04. Машиностроение, автомобили, бытовая техника.

Может быть, хотя бы в автомобилестроении и машиностроении СССР занял какие-то высоты? Тут всё ещё проще, чем с медициной — вы знаете какие-нибудь советские автомобильные бренды, которые стали бы известными и покорили мир? А может быть, в СССР делались какие-то сверхточные и классные станки, которыми до сих пор пользуются на Западе? Нет, нет и ещё раз нет, всё было с точностью до наоборот — это в СССР везли западные станки (в том числе — для производства туалетной бумаги), а многие (если не все) советские автомобили были слизаны с западных.

Также в СССР пёрли дизайн бытовой техники, схематические принципы её построения, функциональность — назовите хотя бы пятое советских вещей, магнитофонов или автомобилей, которые покупали бы в странах Запада — таких нет. Советские автомашины покупались только в странах соцлагеря — и то от безысходности, чтобы пользоваться хоть чем-то, потому что рынок западной продукции был для них закрыт.

Подытожим этот пункт — в современном мире бытовой техники и автомобилей не осталось и следа от «советского величия» — оно оказалось дутым мыльным пузырем и кануло в Лету с падением СССР.

05. Образование.

Ладно, а что у нас с образованием? Может быть, в СССР появились какие-то передовые технологии обучения, какие-то новые философские школы — которые дали бы населению Земли какое-то новое понимание мира и места в нём человека? Разумеется, нет — философия в СССР была уничтожена ещё при Сталине, и в стране был оставлен только угрюмый марксизм, который не имел никакого внутреннего развития и к концу XX века превратился в карикатуру на самого себя. И этот анахронизм, кстати, особенно заметен стал на примере войны в Афганистане — когда ребят из панельных домов в кроссовках «Адидас» отправляли умирать за мифы столетней давности.

Это же касается и советского образования — оно обучало лишь прикладным навыкам и умениям, но не самостоятельному мышлению, и как итог — в XXI веке не имеет никакого продолжения, оно попросту оказалось невостребованным. Бывшие советские ВУЗы до сих пор ещё находятся под влиянием этого наследия и редко попадают в мировые рейтинги. От «хваленого советского образования» сейчас не осталось ровным счетом ничего.

06. Компьютерная техника.

Ну ладно, скажут любители СССР — вот компьютеры в СССР зато были ого-го! Говорят, самый мощный компьютер придумал ещё Сталин и рассчитал на нём количество школ для советских первоклассниц. Разумеется, это звучит сплошным анекдотом — на первых порах кибернетику в СССР полностью запрещали как «буржуазную лженауку», и разрешили только тогда, когда поняли, что она может пригодиться в военно-космической сфере (читай — в сфере удержания власти и покорения других народов).

Компьютеры в СССР были огромными шкафами на перфокартах, и были узкоспециализированными — на них рассчитывали траекторию полёта и скорость сгорания в верхних слоях атмосферы той самой отстежной залупы. Персональных компьютеров в СССР не существовало — как сказал заместитель министра радоипромышленности СССР Николай Горшков — «Ребята, хватит заниматься ерундой! Персонального компьютера не может быть. Могут быть персональный автомобиль, персональная пенсия и персональная дача».

Компьютеры, которые можно было с натяжкой назвать персональными — появились под самый занавес СССР, где-то в конце восьмидесятых. В начале девяностых годов я ещё работал за такими на уроках информатики в школе — моделях «Корвет» и КУВТ «Немига». Это были страшные черные ящики с мерцающими экранами, на которых мы с помощью компьютерного языка «Бейсик» писали алгоритмы для рисования кружочков. В середине девяностых у нас в гимназии установили «Пентиумы» с win-95, и про советские компы мы забыли, как про страшный сон.

В общем, и тут сплошной фейл — вся компьютерная техника, а также алгоритмы, принципы её работы, операционные системы и всё-всё-всё, что касается виртуального мира — было создано не в СССР. В Союзе на вот это всё долгие годы смотрели с угрюмой подозрительностью.

07. Связь между людьми.

XXI век сделал мир очень маленьким — с помощью фактически бесплатной связи и современных технологий мы можем общаться с людьми на другом конце Земли, можем видеть как живут другие страны и люди в них, можем бесплатно получать образование и имеем доступ к абсолютно любой информации в мире. Диктаторам сейчас не так уж и просто начинать войны — их деяния быстро попадают в сеть и становятся известными, а люди больше не верят в их средневековые россказни про то, что «вокруг нашей страны одни враги с пёсьими головами» — потому что заходят в сеть и видят всё своими глазами.

Это чудо называется Интернет — и появился он, разумеется, не в СССР. Вы можете сказать, что он в принципе появился после распада СССР, но дело в другом — в СССР он не мог появиться в принципе. Страна, считающая что людей нужно держать в голодном неведении, всячески препятствовала бы свободному общению между людьми, а советский интернет, появись он там, имел бы примерно такой вид:

В общем — и тут минус. Все интернет-технологии и их предшественники имеют несоветские корни — как технологические, так и идейные. Это в принципе и есть то, с чем все годы боролись большевики.

 

Такие дела.

Получается, что СССР канул в Лету так, что даже круги по воде не пошли — мир сейчас пользуется разработками совсем других стран, покупает совсем другие товары, учится и лечится по совершенно иным технологиям и общается с помощью Интернета, с которым в СССР бы всячески боролись «по просьбе ветеранов» как с «антинародным и антигосударственным явлением».

Из всего советского во все языки мира без перевода вошло только слово GULAG — собственно, это и есть то единственное, что осталось в памяти от СССР.

Напишите в комментариях, что вы думаете по этому поводу.

Читайте

А нам рассказывали побасенки про его железную кровать и солдатское одеяло…

Трудова книжка доярки зі Свалович: що заробляли в радянських колгоспах

Невтомний голова Волинського обласного відділення фонду культури, він же директор Любешівського музею минулого й сучасного, Геннадій Сарапін під час проведення Всеукраїнського пленеру художників зібрав і доставив у музей десятки цінних експонатів із Люб’язя та Свалович. Утім, цінні експонати не золотом-сріблом, а історичною правдою про життя краян до і після соціалістичного колгоспного «раю».

 

 

КОЛГОСПНИКИ ПРАЦЮВАЛИ БЕЗ ВИХІДНИХ

Для тих, хто сумує за «світлим минулим» та і для всіх краян, особливо, хто ще не визначився в оцінці нашого комуно-московського минулого, хто згадує дешеві хліб і ковбасу, прокоментую експонати нашого музею: трудову книжку № 409, видану працівниці колгоспу «Волинь» Шкльоді Антоніні Василівні, 1931 року народження. Дата видачі 10 липня 1967 – тобто через 22 роки після війни та голодомору 1946-1947 років. У колгосп селянка вступила в 1949 році – у вісімнадцятирічному віці. Тож безробітною і дня не була.

Червоні «визволителі», їхня влада, мабуть, у батьків Антоніни, як і у всіх селян, забрала землю, худобу, реманент, ощаслививши колгоспною «вільною» працею, за яку платила рублями та зерном.

У перший свій колгоспний рік, 1949-ий, Антоніна виконувала «різні роботи» й заробила аж… 3 рублі й 87 копійок. Після реформи це стало 38,7 копійки. На моє подивування, адже знаю випадки, коли колгоспник зароблене за рік зерно приносив на плечах у торбині, вона заробила жита 143 кілограми та ще п’ять кілограмів проса. Тут не коментую. Слава червоним «визволителям».

Перш ніж прокоментувати працю Антоніни в «штаті», тобто не на не певних «різних роботах», а повноцінною працівницею на фермі (корівнику), зроблю короткий відступ.

Працю тваринниць, не рабів, ні, а чогось такого, що і слова не підберу, я бачив. Принаймні в колгоспі імені Сталіна на Рівненщині. А вона ж була ідентичною на всій території «нєоб’ятной родіни». У Люб’язі, Хоцуні теж. Сягала вона 365, а у високосний – 366 днів на рік.

Починалася праця їхня о четвертій ранку й улітку закінчувалась о 23, а часом – і о 24 годині. Про вихідні, святкові дні, про відпустки, прогули, відгули ніхто і гадки не мав. Щоправда, десь у сімдесятих, а чи вісімдесятих роках, з’явилися підмінні доярки, тож якісь дні Антоніна могла і відпочити, коли б не домашні клопоти.

Утім, тваринницям навіть заздрили «нештатні» колгоспники. Адже ті могли пити «даремне» молоко, принести його пляшку, а то і цілу гумову грілку під куфайкою додому дітям та ще і зарплату отримували.

ЗАРОБЛЯЛА ПО 15 КОПІЙОК ЗА ДЕНЬ

Перший запис праці Антоніни на фермі датується 18 квітня 1967. Отже, на 22-ому повоєнному році, коли переможена, повністю зруйнована Німеччина вже процвітала, Антоніна за вісім із половиною місяців каторжної праці отримала зарплату – 252 рублі 72 копійки та 1,529 кілограма жита (очевидно, зерном їй заплатили за якісь інші, мабуть, «аварійні» колгоспні роботи)…

Червоний опонент скаже, що вчепився «націоналіст-бандьора» за один якийсь рік, а інші? Тож беру піковий, стахановський рік для Антоніни – 1962, у якому вона примудрилася працювати і на фермі, і на різних роботах (так свідчить запис). Того року вона якимось дивом, як і легендарний Стаханов, спромоглася виробити аж 427 трудоднів. Так-от, за це отримала 40 рублів і 405 кілограмів жита. Тобто на місяць заробляла 3,3 рубля та 33,7 кілограма зерна.

Візьму ще один із років, про які червоні геббельсівці казали, що вже всі селяни отримували «добрі» зарплати. Отже, 1982-ий: Антоніна працювала 134 дні й отримала зарплату, вже без зерна, – 228 рублів 18 копійок. Або ж за місяць вона заробляла 19 рублів і 0,15 копійки, або 1,72 рубля за день.

А 1959-го, урожайного для неї на трудодні (308), заробила за рік аж 46 рублів 35 копійок. Тобто за місяць – 3,62 рубля або по 15 копійок за день.

Книжка завірена підписами голови Губарика та бухгалтера Сорочук. Вірю їй на всі сто. Адже тоді була дисципліна, ще сталінська.

Сказавши, що з цієї зарплатні дівчина Антоніна мусила ще платити «бездітне», а сім’я – різні «позики», поставки у вигляді м’яса, молока, масла, яєць, вовни, шкури забитої тварини, платити за кожне деревце в саду, платити комсомольські внески, якщо була комсомольцем, купувати марки ДТСАФ, Червоного Хреста і таке інше.

СІМ РОКІВ БЕЗ ПЕНСІЇ

Хтось із «вічно живих», «червоних» скаже: ну взяв американський агент Поліщук трудову книжку колгоспниці з найбіднішого колгоспу і ганьбить розум, честь і совість тоді керуючої і спрямовуючої комуністичної партії, колгоспний «рай». Піду на випередження.

Переді мною поруч із трудовою книжкою Антоніни лежить пенсійне посвідчення моєї мами Параски Юхимівни, 1905 року народження. Посвідчення видане 9.03.1967 року колгоспом «Перемога», що був до хрущовської відлиги колгоспом ім. Сталіна. Отже, досягнувши пенсійного віку в 1960 році, мама, як і всі її колгоспні ровенсиці, пенсії не отримувала 7 років. Уявіть, нинішні малозабезпечені пенсіонери, що вам сім років узагалі нічого не платять!

Мама працювала в ланці – на буряках, картоплі, зернових, виконувала будівельні роботи цілорічно. І її зарплата, зарплата на родючих землях у приміському колгоспі на Рівненщині, була такою само, як і в колгоспниці з поліського села Хоцунь, про яке говорили, що «кругом вода, а посередині біда».

Посвідчення свідчить, що вона становила шість рублів 41 копійку. Тож мали колгоспники за що купувати дешеві хліб, ковбасу, одягатися, взуватись, обігріватися, годувати-одягати діток, відзначати релігійні свята й комуністичні празники. А ми нині завдяки червоним посіпакам маємо можливість заздрити тим, хто будував комунізм, жив у ті часи, про які Сталін у голодомор заявляв усьому світу, що колгоспники вже не хочуть їсти курятини, мовляв, їм уже індичатину подавай.

Ось так жило, якщо не помиляюсь, 60 відсотків сільського населення СРСР. Колгоспники не мали паспортів, які мали породисті тварини, собаки також. І пенсій їм не платили.

Зверну увагу читача на 1951 рік. За цей рік Антоніна виробила 151 трудодень. А ось платні за цей рік отримала нуль. Ні рубля, ні кілограма зерна. Для непосвячених поясню: скоріше всього, у тому році вона, як і інші, користувалася послугами рідного колгоспу: брала коня, можливо, щось виписувала з комори – тож відрахували. А могло бути, що за якусь «провину» й оштрафували.

Ось такі колгоспно-комуністичні реалії тогодення. Закінчу колгоспну тему прямими підрахунками затрачених робочих днів колгоспниками, порівняю їх із кількістю для всіх працюючих нині, для тих хто тужить за минулим і «дешевим» хлібом.

СІНО ДЛЯ КОЛГОСПНИХ КОРІВ ЗБИРАЛИ ПО ДВОРАХ

Отже, тваринники, як уже згадував, працювали 365, у високосний рік – 366 днів. Хто тримає бодай курку, якусь тваринку, мені повірить. Адже їх потрібно годувати щодня. Колгоспні різні «ферми» винятком не були. Навпаки! Кормів завжди бракувало. А надої, «привєси» вимагали. Тож періодично на ферми кидали на «дойку», тобто на перевірку якості доїння колгоспних, переважно, голодних корівок десанти райкомівських чиновників. То був рейвах і для райкомівців, і для доярок, і для колгоспного начальства.

Питання кормів для колгоспної худоби вирішувалось тим, що колгоспник мав накосити на болотах сіна – два стіжки в колгосп, а третій, а то і четвертий (якщо був у немилості в начальства) – собі. Косили, сушили, гребли… Та все одно не вистачало. Тож ганяли на так звані «суботники» для заготівлі сінажу, хвойної лапки працівників підприємств, установ, школярів. Але і цього було мало. Тоді подекуди активісти їздили по дворах колгоспників, «просили» пожертвувати сіна для колгоспної худоби. Часом забирали силоміць. Було таке в Березичах, Дольську, інших селах.

Отже, в колгоспах частина трударів працювала «від зорі до зорі» 365 днів на рік. Скільки ж працює нині середньостатистичний робітник? Підрахунки кажуть, що, маючи два вихідні на тиждень і маючи 52 тижні в році, не працюємо 104 дні. Якщо до них додати приблизно 30 (у вчителів значно більше) днів відпустки та різні святкові (1 травня, 8 березня), лікарняні, відгули та прогули, то і на півроку назбирається. Коментувати не буду. Скажу лише, що німцям, японцям мерседеси, ауді, фольксвагени, тойоти й нісани з неба не падають. Як і бульба чи ковбаса. Ось такі реалії в яких ми жили, живемо і хочемо краще жити.

ЩО МОЖНА БУЛО КУПИТИ ЗА РАДЯНСЬКУ ПЕНСІЮ

Знову ж таки хтось скаже: вчепився «бандьора» за колгоспників і ганьбить всю владу «робочих і крестьян» (інтелігенцію сам Ленін не любив, називав її, даруйте, «лайном»). Були ж, мовляв, ще і робітники, службовці. Авжеж, були. Наприклад, робітники в Любешеві (будівельники, що будували льонопереробний, комбікормовий заводи, інші об’єкти) заробляли, приїжджаючи з сіл, менше трьох карбованців за день. Правда, згодом влада зобов’язала виконробів за будь-яких обставин закривати наряди так, щоб робітник-будівельник менше трьох карбованців не отримував.

Розповім про медпрацівників, до яких, будучи колись дезінфекційним інструктором, належав і сам. Почну мовою фактів: у нинішньої любешівки Євгенії Мозолевської, що прибула в Любешів із дипломом медсестри, зставка була 290 рублів, які після грошової реформи перетворились у 29. Я прибув уже після реформи, тож мав ставку 37 рублів, потім – 43, 57 і т. д.

Що ж могли купити колгоспники, інтелігенція за свої «ставки», пенсії?

Почну з колгоспників: не з Антоніни, а зі своєї мами, пенсійне посвідчення якої стверджує, що її середньомісячний заробіток становив 6 рублів 41 копійку.

Я, її син, син колгоспників, повертаючись із Радянської армії, якій віддав три роки, три місяці і п’ять днів, отримуючи за службу, – ні, не 7 а чи 10 тисяч гривень, які отримує нині захисник України, не беручи участь у бойових діях, де платня близько 30 тисяч, – а три рублі. Плюс 80 копійок, якщо відмовлявся від курива.

За роки служби я і мої товариші накопичили трохи грошенят. Тож їдучи до дому, я в Москві, яку тоді охороняв, купив в’єтнамські білі, з матеріалу, схожого на радянський перкаль, штани. Купив за чотири рублі. Дешевших не було. Тобто в місячну колгоспну зарплатню вклався. Вдома вже не вкладався, хоча купував знову найдешевші (родина були після пожежі, хворів, доживав останні дні батько) так звані «кортові», або «хлопчато-бумажниє». Штани такі коштували шість рублів із копійками. Тобто колгоспниця, рвучи на колгоспних роботах куфайку, кирзяки, ламаючи вила, заступа, за місячну зарплату найдешевші штани чоловіку, синові чи собі купити не могла.

Сім років не отримуючи пенсії зовсім, мама, її ровесники з 1968 року стали отримувати її в розмірі 12 рублів. Тобто, за пенсію колгоспника можна було купити майже двоє найдешевших штанів, якщо б вони до 1968 року не подорожчали.

Все це було не в якійсь там дикунській відсталій африканській країні, а на найродючіших землях світу, в центрі Європи.

Але повернуся до інтелігенції, «найщасливішої», «найпередовішої», як і все російське, радянське, – до її зарплат, пенсій. За її зарплати, пенсію в будь — які радянські часи, навіть в період «розвиненого» соціалізму, в період, коли ми вже однією ногою були в комунізмі, можна було купити не лише штани, а й недорогий чоловічий костюм. Навіть не кортовий, а пристойніший. Дорогий же чоловічий костюм коштував до 200 карбованців. А це три-чотири пенсії радянського «інтелігента». Ну а кольоровий телевізор «Електрон» по блату, з хабаром коштував у селах Рівненщини (багато любешівців там їх «діставали») тисячу радянських повноцінних рублів. Скільки зарплат, пенсій потрібно було – підрахувати не складно.

РОЗПОВІДАЙМО ПРАВДУ ПРО МИНУЛЕ

Епілогом цих сумних роздумів буде те, що за 28 років незалежності України ми не стали українцями, синами та доньками України. На моє тверде переконання, тому, що ні батьки, ні педагоги не доносили дітям ось такої, не соціалістичного «реалізму» правди. Правди хоч гіркої, та святої. Коли б на тому ж Донбасі всі від великого до малого знали про своє минуле, про голодомори та людоїдство, не зустрічали б їхні нащадки в 2014-ому хлібом-сіллю «визволителів» із Москви.

Коли б у школах на Любешівщині в обхід комуністичної, табачниківської програм, в обхід виховання «патріотизму» на базі Лобненського музею кривавим упирям, який чомусь назвали «музеєм партизанської слави», розповідали дітям про криваві злочини всіх окупантів, найжорстокішим із яких був червоний, московський, розповідали про розстріляні, спалені села, ситуація з патріотизмом у районі була б не гіршою, ніж на Горохівщині, Ківерцівщині.

Не було і немає цього. Тож хтось воює, проливає кров, гине, а хтось за спиною таких жирує, голосує за окупаційних депутатів. Хіба не так? Тож чому б окупанту не скуповувати Україну, не повертати Крим, не продовжувати війну на Донбасі?

Небайдужі люди Любешівщини давно робили, роблять і нині спробу бодай хоч якось поліпшити патріотичну ситуацію в районі, донести правду до краян. У свій час навіть своїм коштом випускали «Вісник Конгресу Українських націоналістів», де читач міг прочитати правду і про російську церкву, і про ідейних братів фашистів – комуністів, про звірства червоних партизанів. На жаль, влада районна «українська» цього не підтримала.

Нині ж небайдужі любешівці, аби якось з невтраченого назавжди відтворити, залишити в історії правду про наше минуле та сьогодення, взялися створювати музей. Музей правди, правдивої історії, де б люди, школярі могли побачити не тільки штани якогось червоного командира, а й латані-перелатані штани, шкарпетки, «взуття» селянина-колгоспника. Де б діток виховували не на «подвигах» червоних «месників» із книги генерала-енкаведиста, а на подвигу лахвичанина Іларіона Фесика, який «здаючись» у полон, підірвав себе та ворогів захованою на тілі гранатою, прах якого покоїться в невідомій могилі лахвичівському кладовищі.

Небайдужі любешівці хочуть, щоб у музеї були не тільки «документи» про «бойові» і «трудові» «заслуги» комуністичних висуванців та прихвоснів, а й трудові книжкии антонін, пенсійні посвідчення парасок, де була б правда і тільки правда. На жаль, без підтримки влади, громадськості, на голому ентузіазмі зробити це не просто, а то і не можливо. Та ще і в найчервонішому в області районі.

Як голова Любешівського відділення Фонду культури, від імені небайдужих людей звертаюсь до всіх краян, червоних і не червоних, берегти свою правдиву історію, експонати минулого та сьогодення. Якщо не для музею, то для себе, для села, родини, як зберегла трудову книжку Антоніна Шкльода, а я – мамине пенсійне посвідчення. Переконаний, що музей таки відбудеться, як відбулося в районі, попри шалений спротив московських лакуз у рясах і без ряс, кілька істинно українських православних храмів.

Валентин ПОЛІЩУК,

голова Любешівського відділення Фонду культури,

ветеран праці

Читайте

А нам рассказывали побасенки про его железную кровать и солдатское одеяло…

От мне нравится, когда выложат в сеть фотографию кефира в стеклянной бутылке или там отвратной водяры с пробкой
«чебурашка» и томно так припишут внизу «а помнишь?». Та, блИН прекрасно помню! А многого вот не помню, хоть убей.
Помидорок свежих зимой не помню. Балыка, сырокопченой колбасы, икры, осетрины, лососей не помню. Скрывают барханы
памяти информацию о джинсах, приличной обуви, адекватной бытовой химиии, нетоксичных дезодорантах, одеколоне, который
не вызывал головную боль (даже если его не пить) средствах от тараканов… А самих тараканов помню прекрасно. А
помнишь? Конечно! Несметные орды рыжих тараканов входили в продуктовую корзинку советского человека и тырили то
немногое, что там было.
Чтобы вывести надо было сварить яйцо, картофельную шелуху, все это смешать с борной кислотой, накатать шарики и
разбросать по кухне. Тараканы жрали и радовались… А помнишь? Батарейки пальчиковые… Элемент питания… В Попасной был
магазин электроники. В нем продавали барабан, две балалайки, сломанный фен и иногда, раз-два в год, магнитофон
«Томь-305». Батарейки продавали чаще, раза три за год. А мой советски плейер «Вега» (А помнишь?) жрал их четыре
штуки за два часа. Приходилось покупать батарейки мелким оптом и хранить в холодильнике. А холодильник помнишь?
Днепр или Донбасс. Надежный, как танк. И такой же по звуку движка. Он вообще был очень похож на танк, и лобовой
броней и обтекаемым корпусом. Я всегд ждал, когда оттуда вылезет веселый чумазый танкист с остатками наших сосисок
в буденовских усах и звонко спросит: «на Берлин куда?» А Берлин помнишь? Не помнишь? Вот и я тоже… Бердянск помню,
смутно Сочи. А Берлин не помню, и Варшаву, и Прагу и Лондон, и Париж… Только по сводкам политинформации. В Париже
опять забастовка рабочих. А забастовки рабочих у нас помнишь? Не было… Не потому что все было лучше чем в Париже, а
потому что страшно. А радио помнишь? В эфире пионерская зорька… Это из розетки… И Голос Америки по коротким волнам…
За это можно было сесть…. За то, что ты слушаешь радио другой страны… А за то, что у тебя волосы на 20 сантиметров
длиннее или наоборот виски побриты — родителей в школу, общественное порицание, из пионеров исключат… «Не явился на
субботник. Предал класс!».
А помнишь? Великие глупые стройки, единый голодный патриотизм, и все должны быть одинаковыми, помнишь? В идеале в
военной форме, желательно, чтобы все в казарме, старики и дети подносят снаряды, женщины (пардон, бабы) рожают новых
защитников Отечества, которые завтра пойдут в наступление. Защитники Отечества всегда ходят только в наступление,
как это ни парадоксально. Они защищают нас в Анголе, в Эфиопии, в Афганистане. Страшно подумать, чтобы было с
Харьковом или Дергачами если бы защитники отечества не гибли на горных серпантинах Афгана… Помнишь? А хочется
забыть…
О, я понял,что ты плачешь за союзом….И что ,там все было хорошо?…..Там тоже был сплошной обман и двойные
стандарты….Не было секса,но девочек возили начальникам….Промышленность была каменного века….се лучшее шло на
армию,а остальное простому народу….Ты наверно сама не хотела носить союзные туфли и сапожки,а старалась купить
импортные,буржуйские….Я не говорю,что все было плохо,но сами правители не хотели жить по союзным идеалам,вот и
развалили союз…..

Убогие блюда советской кухни

Так, друзья — в одном из своих постов посте я разоблачил миф о том, что в СССР все граждане обладали якобы «идеальным здоровьем» и были намного здоровее современных жителей постсоветских стран. Как я уже рассказал в той публикации — одной из причин плохого состояния здоровья советских граждан было плохое питание — в котором было мало белка, практически не было морепродуктов и фруктов с овощами, но зато был переизбыток углеводов, из-за чего советские граждане уже к 45-50 годам обретали характерные фигуры.

 

 

Я уже писал в общих чертах о советской кухне, а сегодня хотел бы рассказать более конкретно — о тех блюдах так сказать «неправильного питания», которые вошли в каждодневный рацион советских людей. Собственно, эти блюда очень ярко показывают всю нищету советской жизни — так как люди были вынуждены питаться в буквальном смысле слова чем попало. И тут как во многих других сферах советской жизни существовали «два мира, два Шапиро» — на бумаге во всяких там «Книгах о вкусной и здоровой пище» была идеальная советская кухня, но в жизни всё было совсем иначе — о чём я и расскажу сегодня.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ про убогие блюда советской кухни, которые люди в СССР. ели каждый день. Обязательно заходите под кат, пишите в комментариях ваше мнение, ну и в друзья добавляться не забывайте. И да, на телеграм-канал тоже подписывайтесь)

1. Невкусные каши на завтрак.

Классический советский завтрак чаще всего состоял из какой-нибудь малоаппетитной яичницы, сосисок или какой-нибудь каши. Популярными в СССР были рисовая, пшенная, перловая, манная, гречневая и овсяная каши. В принципе, каша сама по себе это весьма полезное блюдо — но только если она качественная, правильно приготовленная и потребляемая в разумных пределах.

Советские каши (особенно столовские) представляли собой самую обычную крупу, разваренную до состояния клейстера. Ни о каких современных полезных кашах вроде «4 злака крупного помола» и речи не было. Кроме того — каши обычно ели огромными порциями, что уже с самого утра создавало в организме переизбыток лишний калорий и углеводов.

2. Макароны с жареной колбасой.

Пожалуй, классика советского стола, о которой кстати не рассказывала сталинская «Книга о вкусной и здоровой пище» — если полистать её картинки, то там все советские люди практически каждый день питались крабовыми салатами и жареной курицей — тогда как на самом деле эти продукты в СССР были доступны очень немногим, и большинство советских граждан было вынуждено питаться всякой бурдой.

Классическое совковое блюдо, которое хотя бы раз в неделю было на столе в любой советской семье — макароны с жареной колбасой. Жарили чаще всего докоторскую либо любительскую (с салом) варёную колбасу, а варёные макароны были в виде гарнира. Очень часто, кстати, макароны зачем-то варились накануне, затем ставились в холодильник, после чего на следующий день на сковородку вываливался огромный слипшийся ком макарон, похожий на Ктулху, и жарился. Такое блюдо — макароны с жареной колбасой — бывало кстати даже в советских столовых.

3. Тяжёлые мясные супы.

Традионным советским «первым блюдом» был какой-нибудь достаточно тяжёлый суп, сваренный на бульоне из костей — вроде щей или борща. Сами по себе эти супы весьма неплохие, но беда в том что в СССР (особенно во всяких столовых) их как правило готовили крайне невкусно — супы получались пресными и жирными, а во-вторых — после такого и так весьма калорийного блюда обычно ещё ели какое-нибудь «второе» в виде той же картошки с сосисками.

Как результат — обед получался очень тяжёлым и перенасыщенным углеводами — напомню, что и суп и второе было принято есть ещё и с хлебом. Как результат — уже к 40-50 годам (достаточно молодой возраст по современным меркам) люди в СССР получали одутловатые стариковские фигуры.

4. Вездесущие сосиски.

Нормального мяса в СССР не существовало как класса. Вернее, оно конечно было — но все вырезки и просто нормальные куски мяса были доступны только номенклатуре и всяким «блатным» — о чём даже в самом СССР снимали сатирические фильмы. Основная масса населения при этом вынуждена была питаться всяческими «заменителями мяса» — котлетами, в фарше которых «мяса» было в лучшем случае процентов 30, да и то это были всякие перетёртые в мясорубке жилы и обрезки. Ещё была колбаса, о которой я уже рассказал выше, а также сосиски.

Советские сосиски считались продуктом чуть ли не деликатесным — «ах какие в то время были сосиски!» — выступают время от времени в комментариях фанаты СССР, забывая о том, что сосиски казались тогда такими вкусными именно потому, что люди жили в перманентном дефиците белка — собственно, та же история была и с «лучшим в мире советским мороженым». Сосиски были в меню столовых, их ели дома — часто со всё той же разогреваемой на второй/третий день варёной картошкой и слипшимся обжаренным комом варёных макарон.

5. Суп из пельменей.

Чудо-изобретение всех советских хозяек. Картонная пачка пельменей высыпалась в чуть подсоленную воду, после чего туда рекомендовалось также добавить душистый перец горошком и лавровый лист. Получалось некое подобие бульона с пельменями — которое в СССР считалось полноценным и сытным блюдом.

Тут надо ещё сказать, что советские пельмени были жутким дерьмом (да, те самые, в картонной коробке с какой-то расписной поварёшкой на рисунке) — мяса в фарше было не много, он был очень плотным и напоминал скорее какую-то колбасу серого цвета, с мощным чесночно-перечным вкусом и почти без вкуса мяса. Современные белорусские пельмени в десятки раз круче любых самых лучших советских.

6. Плов из тушенки.

Ещё одно чудо-изобретение советских хозяек — это плов из консервированной тушёнки. Как я уже написал выше, нормального мяса для плова (мякоти баранины, говядины либо свинины) в СССР купить было практически нереально, из-за чего начали появляться всякие самопальные рецепты «плова» — например, плов с добавлением говяжьей тушенки. Надо сказать, что это блюдо ещё можно было более-менее есть, так как на тушенку (которая делалась в основном для военных) в СССР шло неплохое мясо.

Разумеется, то что получалось в итоге — «пловом» назвать было сложно, это была скорее рисовая каша с тушенкой и морковкой — но это блюдо даже брали на вооружение некоторые советские столовые.

7. Уксусные салаты из подземных овощей.

Нормальных овощей и фруктов в СССР не было, а чего-то «свеженького» хотелось — и поэтому в совке начали появляться десятки рецептов салатов и винегретов из подземных овощей, вроде варёной морковки, свёклы и картошки — куда также добавлялся ещё солёный огурец и зелёный горошек. Все подобные салаты заправлялись майонезом либо уксусом, и получались крайне тяжёлыми, плохо усваиваемыми и совсем не освежали — скорее наоборот, утяжеляли любой обед.

Что интересно — даже и сейчас, когда нет никакого дефицита свежих овощей и фруктов, многие кафе предлагают в своём меню вот эту ерунду, преподнося это как какие-то там «традиционные салаты». Друзья, в СССР всё это ели только лишь от безысходности.

8. Батон с маслом и сахаром на десерт.

И вершина моего списка — советский десерт, так сказать вишенка на торте — батон (либо, реже, чёрный хлеб), намазанный сливочным маслом и обсыпанный сверху сахаром. Это считалось повседневным советским блюдом «на сладкое» — нормальные вкусные десерты, пирожные и другие сладкие блюда были в СССР дефицитными.

 

Такие дела.

А вы помните какие-нибудь чисто советские блюда? Можете чем-то дополнить пост?

Напишите в комментариях, интересно)

Читайте

А чому ніхто не пише: «Мій дід, Імеряк, був командиром загороджувального загону, стріляв у спину відступаючим!»?

 

«Равные, равнее других». Жизнь номенклатуры в СССР

Друзья, сегодня будет пост на одну очень инетересную и важну тему, сязанную с реалиями советской жизни —  о том, как в СССР среди «своих» распределялись дефицитные продукты и другие общественные блага и как жил класс советской номенклатуры —  в то время, когда остальное население едва сводило концы с концами. Началось это всё, фактически, с первых советских лет, но апогея своего развития достигло при Брежневе —  когда система спецраспределения и спецпайков обрела законченный вид.

 

 

Фактически, в том самом «бесклассовом» СССР все годы существовал тот самый класс эксплуататоров, который так критиковали большевики и который якобы «свергли» в 1917 году. На самом деле ничего не поменялось и стало только хуже.

Итак, в сегодняшнем посте —  интересный рассказ про «спецпайки» и советское неравенство. Обязательно заходите под кат, пишите в комментариях ваше мнение, ну и в друзья добавляться не забывайте. И да, на телеграм-канал тоже подписывайтесь)

О чём вообще речь?

Как я уже написал в предисловии, свой законченный вид система советского распределения обрела при Брежневе. Леонид Ильич пришел к власти в 1964 году, и примерно в это время началсь эпоха, которая позже будет названа метким выражением «застой». Застой коснулся практически всех сфер советской жизни — от архитектуры до кинематографа, а также весьма заметно отразился на благосостоянии советских граждан — бытовых вещей и качественной еды на всех не хватало, из-за чего в магазинах возник дефицит — это когда какие-то товары можно было купить, лишь отстояв огромную очередь, либо было нельзя купить вовсе.

Из-за того, что вещей и продуктов не хватало на всех, начала формироваться система советского распределения, которая имела несколько цепочек. Во-первых, цепочки создавались «сверху»— это когда определенная категория граждан, приближённых к власти, могла получить без очереди машину, купить мебельный гарнитур из какого-нибудь «спецфонда» или даже съездить за границу по «спецпутевке». В развитых странах такое кстати считалось бы страшной коррупцией, но в совке было в порядке вещей.

Цепочки распределения формировались также и «снизу» — когда обычные люди заводили себе знакомых среди завмагов или среди обычных продавцов, и те откладывали им тот или иной дефицитный товар — буть то еда, одежда или мебель. В брежневские времена даже был специальный анекдот на эту тему — «коммунизм наступит тогда, когда у каждого советского человека будет свой знакомый завмаг».

Равные, равнее других.

Что же мы видим? В СССР, в котором официально декларировалось «всеобщее равенство», на самом деле существовало вполне официальное неравенство — ведь кто-то имел простой доступ к тем или иным товарам, а кто-то не имел; по меткому выражению Оруэлла — «у нас все равны, но некоторые равные равнее других». Или, как отлично написал Войнович в великом романе «Москва-2042» — «у нас каждый гражданин имеет право свободно зайти в магазин и совершенно бесплатно оттуда выйти».

Привилегированным классом в якобы «бесклассовом» советском обществе становились те, кто находился в советской системе, причём чем дальше человек в этой системе продвигался — тем большие привилегии он получал, причём это касалось буквально всего — от качества жилья до наличия и уровня личного автомобиля и возможности приобретать дефицитные продукты питания. Существовали также и отдельные закрытые «цековские» столовые, где качество и сервис ни шел ни в какое сравнение с обычными советскими столовками.

Распределение продуктов осуществлялось так — каждая из советских организаций имела свои спецмагазины и «продуктовые наборы», которые составлялись из произведенных в стране (либо приобретенных за рубежом) дефицитных продуктов. Остатки этих продуктов (если таковые были) — шли в обычную розничную торговлю, где завмагами и продавцами тоже в первую очередь распределялись «по своим».

Существовала и так называемая «спецдоставка» продуктов — когда всяким советским номенклатурщикам даже не нужно было ходить за спецпайками в спецмагазины, а все дефицитные товары им привозил на дом водитель.

Что было в тех самых «спецпайках»?

В тех самых спецпайках («райкомовских», «обкомовских»«академических» и прочих других) были все продукты, которые для большей части остального населения СССР оставались недоступными. В спецпайках были импортные консервы и советский майонез (который далеко не всегда можно было купить в обычном магазине), детское питание, была черная и красная икра, импортные фрукты, сырокопченые и вареные колбасы, сардельки, сосиски, крабы, балыки, замороженные креветки, куры отличного качества, печень трески, ананасы, мандарины, импортное вино и коньяк, и много-много чего ещё.

Что самое интересное — для той части продуктов, которая производилась для спецпайков в СССР, существовали отдельные производственные линии. В спецколхозах было запрещено использование пестицидов и химикатов (тогда как в обычных в землю сыпали всякую дрянь), на мясокомбинатах существовали «закрытые цеха», где делали для спецпайков делали качественные версии колбас и сосисок без добавления говяжьих анусов и резаной бумаги. То есть — даже в качестве продуктов неравенство советских граждан себя во всю проявляло.

 

Даже упаковка таких «спецпродуктов» отличалась — вместо обычной серой советской бумаги плохого качества (в которой заворачивали сосиски в гастрономах), «спецпайковские» колбасы и сосисоны были упакованы в красивые картонные коробки с цветными наклейками, на которых при этом не была указана цена — то есть, они не предназначались для широкой продажи.

Страна всеобщего счастья.

А теперь вспомните тех, кто с искренним недоумением смотрит на фотографии пустых полок в СССР и говорит о том, что «это всё уже девяностые годы». Нетрудно догадаться, почему так происходит — в СССР либо они сами, либо их родители сидели на том самом спецобеспечении и имели всё, что только душа пожелает, а в начале девяностых лафа закончилась, и им пришлось идти в обычные магазины и смотреть на пустые полки.

И это очень хороший пример того, кто обычно рассказывает всякие байки про СССР как про страну «всеобщего равенства и счастья» — сидя на спецпайках, живя в правительственной «бесплатной» квартире можно легко и беспечно рассказывать сказки про «величайшую на свете страну советов». А то, что где-то рядом есть лагеря ГУЛАГа, колхозы, в которых люди работают за галочки-«трудодни» и заводы, на которых люди просто спиваются — так может всего этого и нет, потому что из окна кремлёвской квартиры этого не видно…

 

Такие дела.

А вы сталкивались со «спецпайками» и «спецмагазинами» во времена СССР? Что вообще думаете по этому поводу?

Напишите в комментариях, интересно.

Читайте

«Развал СССР» 2