Свисток — символ России!

Свисток так органично вписался в российские реалии, так феерично подчеркнул возможности Кремля на мировой арене, что де факто стал реальным символом не только ЧМ 2018, но и всей России!

В оккупированном Крыму от недостатка воды пересохло очередное водохранилище

Американский след в создании «Новороссии»

Флаг – это символ доблести и чести. Каждый флаг, будь то государственный флаг или флаг организации, имеет свою историю и традиции. Каждый элемент на полотнище флага имеет историческое значение.

Именно по этим причинам каждой детали все нормальные и адекватные государства уделяли и уделяют особое внимание, изучая все щепетильно и дотошно. Но есть и исключения, которые не знают ни мировой истории, ни своей собственной. Весной 2014 года на Донбассе начался вооруженный конфликт, который продолжается и сейчас. Тогда же, в 2014 году, «Новороссия» и ее символы буквально заполонили информационное пространство. Флаг «Новороссии» замелькал на листовках, шевронах и других пропагандистских материалах.

И вот – что-то до боли знакомое было в символике «Новороссии». Порывшись немножко в учебниках, можно наткнуться на историю гражданской войны 1861—1865 годов между Союзом 20 нерабовладельческих штатов и 4 пограничных штатов Севера с одной стороны, и Конфедерацией 11 рабовладельческих штатов Юга – с другой. Тогда Конфедерация решилась воевать против Федерации. В результате, граждане демократической республики одержали победу над повстанцами-сепаратистами из конфедерации. Невольно возникает вопрос: как может «независимое», да еще и «народное» квазиобразование использовать и популяризировать символику рабовладельцев?

Где славянские символы, если эта «Новороссия» вообще имеет отношение к славянам? Где звездочки на флаге «Новороссии», раз уж им все равно, что на нем изображено? И знаете, все-таки хочется сказать спасибо неучам из «Новороссии», за увеселительное представление. Хоть его развязка и ясна (учитывая тот факт, что, как лодку назовешь, так она и поплывет), но все же интересно наблюдать за потугами создания будущего теми, кто не знает своего прошлого.

Об ассоциациях, или Чем пах совок

С запахами связаны самые стойкие ассоциации.
Для меня запах корицы – это бабушкины плюшки. А запах кофе – это утренняя джазве и мама.

запахами, совок, символ, овощная база, ассоциации

Италия пахнет тимьяном и розмарином, сырами и салями, чесноком и пастой.

Израиль – пряностями на рынках.

Испания и Португалия рыбой и морскими гадами, которые грилят на улице.

Так что извините. Но сначала история.

В далекие времена я работала в нашем институте им. любимого мною Александра Ивановича Герцена. Лаборантом на кафедре Всеобщей истории. И вот на кафедру поступает разнорядка на овощебазу.

Ну, меня туда и послали. Не ехать же профессорам и доцентам. Потом наш зав.кафедрой, герой войны и доктор наук, Игорь Михайлович Кривогуз, с этим разобрался и разнорядки больше не приходили.

Так вот, приехала я на базу. На Мечниковский проспект. Кое-как нашла место, где я должна была что-то делать. А именно, обрубать гнилые листья со свежей капусты. Это был 67 год. Так что, подробностей не помню. Возраст.

Помню запах протухших овощей, огурцов и капусты. Все протухшее. И вот кто-то из нашей группы институтской, как в анекдоте, спрашивает толстую бригадиршу в ватнике и облупленным красным лаком на черных ногтях, где здесь туалет?

Читайте также: «Я была в шоке от увиденного». Про роддомы в Германии

Она показывает на чан с кислой капустой и говорит:

– Ссы здесь!

Занавес.

Капустка, – говорит она, – только ядреней будет.

Больше я на овощебазе никогда не была. Но и капусту в магазине никогда больше не купила. Покупала на рынке у эстонцев.

Я помню наши зассаные ленинградские парадные и подворотни. Из каналов и рек «нашего города» несло гнилью.

Есть серия Масяни, где она заменяет гида в автобусе. Там она все и рассказывает про «наш город».

Молочные магазины пахли сгнившим молоком, а школьные столовые тушеной гнилой капустой.

И вся страна пахла дерьмом, поскольку туалетов не было и все справляли нужду всюду.

А овощная база – это символ. Там все в миниатюре. Воры, пьяные работяги, усушка и утруска. Интеллигенция. И теперь все, как было на овощебазе. Но другие масштабы.

Так что вот такие у меня ассоциации.

Первое мое впечатление от Германии – вокзал в Дюссельдорфе. Он пах кофе и свежими булочками. Это был родной запах Таллина, куда Игорь привез меня знакомится с родителями. А еще Таллинн, как и Рига, пах углем, которым топили печи.

У меня ни разу за почти 27 лет жизни здесь не возникли ассоциации, которые смогли бы связать запахи тут и запахи там. Их здесь просто нет.

Совок пах ужасающе. Он пах тлением. Наверное, так пахнет гниющий труп. Он все разлагается и разлагается. И все никак не сгниет.

Поэтому я люблю людей у вас. Вас. Но не страну. Не могу. Очень чувствительна к запахам.

Мерзкий, унылый и тошнотворный новогодний символ совка

Из всех новогодних символов, оставшихся нам от СССР, нет ничего более нудного и унылого , чем фильм «Ирония судьбы».

Ирония судьбы, фильм, наследие совка, СССР, унылое кино, Новый Год, символ

«Ирония судьбы» – это картина Босха, написанная в духе соцреализма, это танго, но танго ничтожеств. В серой пурге советских будней хаотично перемещаются серые советские люди, пытаясь изображать серую советскую любовь в серых городах. Главный герой – тридцатишестилетний маменькин сынок, советское ничтожество vulgaris, пародия на мужчину. Он уже пытался жениться, но сбежал от невесты (мужской поступок, ага). Он жалок. Весь фильм все вокруг будут принимать решения за него.

Невеста решит, где и с кем он встретит новый год. Мама решит, что не следует ему говорить с не менее жалким другом Павликом (она скажет, что в дверь позвонил не Павлик, а соседка). Потом Павлик и другие алкоголики решат за него, что он пьёт в бане, решат, что именно он полетит в Ленинград лоукостом. В Ленинграде за него будут решать уже незнакомые люди. И один из этих людей, серая советская женщина, в итоге сама решит, с кем главный герой будет жить, прилетев к нему с забытым веником.

И всё это на фоне тотального, непроглядного совка: заливной рыбы, серых квартир-двойников на улицах с одинаковыми бессмысленными названиями, с одинаковой мебелью («Румынский гарнитур за восемьсот тридцать рублей!»). Мир «Иронии судьбы» – это мир не праздника, а убогости. Это мир советского дефицита («Ты уже сделала салат из крабов… кстати, где ты достала крабы?»), советского быта («Румынский гарнитур за восемьсот тридцать рублей!»), советской работы («Надежда — отличный педагог, чуткий товарищ, она ведет огромную общественную работу, она висит на Доске почета…») и советского говна. Говна, правда, в кадре нет, но оно незримо присутствует во всех сценах.

Читайте также: Зачем оккупанты создают в Крыму виртуальную реальность российского «благоденствия»

И над всем этим – стихи Цветаевой (муж – агент НКВД, расстрелян своими же на Лубянке, дочь – 15 лет ссылки и лагерей, вторая дочь умерла от голода в 1920-м, сын погиб на фронте, похоронен в братской могиле) и Пастернака (затравлен своими же советскими коллегами после присуждения Нобелевской премии).

Эти стихи – как жирный майонез в салате «оливье» с дешёвой колбасой и продуктом «зелёный горошек». Подчёркивают мерзость вкуса.

Вообще Рязанов, конечно, гений. Так мастерски показать всю омерзительность совка смог бы, пожалуй, только Линч. Заливная рыба – не то, чем кажется.

Поэтому я, разумеется, рад тому, что два года подряд Украина не видит по телевизорам этот «символ Нового года». «Иронию судьбы», разумеется, надо показывать – но не ностальгирующим старым людям, которые будут промывать мозги детям и внукам, а школьникам на уроках. А потом, для контраста, показывать американские рождественские фильмы.

Например, «Один дома». Семья летит в Париж, несбыточную мечту советских инженеров, забывая (случайно, без алкогольных причин) дома ребенка. Ребёнок берёт на себя ответственность за дом, заманивает грабителей в остроумные ловушки и передаёт их полиции, параллельно налаживая жизнь своему престарелому соседу. Уровень ответственности восьмилетнего американца примерно на миллион процентов превышает аналогичный показатель тридцатишестилетнего советского имбецила Лукашина.

«Крепкий орешек» – та же история. Американский полицейский берет на себя ответственность за жизнь жены и её коллег, захваченных террористами. И побеждает. С трудом, через боль и кровь, но побеждает. «Ho-ho-ho, motherfucker». Женя Лукашин в этой ситуации, наверное, валялся бы на коленях, умоляя захватчиков о пощаде. Хотя, конечно, никто не взял бы Лукашина ни в крупную корпорацию, ни в полицию. Ничтожества не нужны.

И да, в «Крепком орешке» речь идёт о любви. А в «Иронии судьбы» и любви-то нет: герои просто выбирают, с кем рядом они сдохнут в старости. Вопрос «где» даже не стоит: всё равно их квартиры одинаковые. Безысходность.

Украинские школьники заслуживают того, чтобы на примере «Иронии судьбы» понимать всю убогость совка. Но – не в Новый год. Только не в Новый год.

Зачем портить праздник, верно?..

Ну, и по традиции, комментарии из сети: