Одна могила на двоих.

Жизнь в молодой динамично развивающейся республике покруче любого фильма Квентина Тарантино. Ему, как не крути, надо придумывать сюжет. У нас все проще: пятый год страшное кино.

Покруче ,история ,Донецк ,оккупация ,новости ,Украина ,Толстая Политика

За  несколько лет до войны я случайно познакомился с одним старым шахтером. Назовем его дедом Гришей. Он человек-эпоха, на Донбасс его отправили в 1949-м году из небольшого села в полтавской области. От ученика и до главного инженера шахты за 40 лет.

Дедушка Гриша  много и честно работал. В 1950-60-е годы на Донбассе было несладко, но послевоенное поколение терпело все лишения, лишь бы не было войны. Только в конце 70-х, уже будучи горным инженером, он смог купить “Москвич” и отдельную квартиру в доме на два хозяина. Там и живет дед Гриша по сей день. Живет совершенно один. Жена умерла в 2008-м. Сын умер в 2015-м от диабета. Невестка и два внука в Киеве, но им до деда дела нет. В 2018-м году ему исполнилось 90 лет!

С июля 2014-го года он не получает украинскую пенсию, а ехать за ленточку боится. Ровно год я и соседи помогали деду Грише деньгами и продуктами. Иначе он бы просто сдох от голода. И не потому, что не было пенсии. В сентябре 2014-го два вора влезли в дом подслеповатого деда и украли все его сбережения. Один из воров представился контролером водоканала, а его подельник за спиной у деда прошмыгнул в дверь, нашел деньги и ушел огородами через забор. Но мир не без добрых людей. Сперва помогли соседи, а после ему начали выдавать гуманитарную помощь от Ахметова. Следом появилась “пенсия” денере. Дед Гриша стал параноиком и установил замки на всех дверях своей квартиры. И я не смог уговорить его не запирать все двери хотя бы днем…

И тут сюжет нашего блокбастера делает крутой поворот. В соседнем доме жил да был мальчик Вова и было ему 60 лет. Летом 2014-го он внезапно осознал, что нельзя ему сидеть на пенсии. Русский язык в опасности, правый сектор рвется в Донецк. В общем стал Вова воином в банде “Сомали”, а дома остались жена и сынок — алкоголик и наркоман.

В октябре часть банды поехала на штурм Дебальцево, а основные силы, куда попал наш мальчик Вова, бросили на штурм донецкого аэропорта. Там и закончил свою никчемную жизнь Вова-антифашист. Сдох в одной из атак на терминал.

Жена и сынок Дима усиленно шифровались от соседей. Они еще не знали куда пропал Вова, а сынок в итоге попал в комендатуру и получил путевку на рытье окопов.  Через две недели Диме намекнули, мол можно спрыгнуть с лопаты на ремень. Надо только надеть форму и взять автомат, но Дима уже догадался о судьбе своего папаши. Порыв окопы еще пару недель он отпетлял домой. Там его ждала маман и самогон. С ширкой тогда было туго и пришлось переломаться и временно завязать. Мама смогла пристроить Диму в бригаду по распилу на металлолом шахты Октябрьская. Но и там Дима долго не задержался. Потому что бывших опийных наркоманов не бывает.

Два года Дима работал на стройке и периодически срывался в ширко-марафон. В итоге ширка победила и его вообще перестали брать на работу.

Тем временем Димина мама, вдова Вовы-антифашиста оформила “пенсию” дыныры. И понял Дима, что работать ему теперь вообще не нужно. А тут еще умерла бабушка, оставив квартиру. Квартиру в денере на окраине Макеевки выгодно не продашь, но это не помеха. Диме нужна доза, а денег нет. Говно вопрос! Сначала он продал телевизор, потом холодильник… Через год в квартире остались только обшарпанный стол и два стула. Дима кололся и бухал одновременно, и вообще ни в чем себе не отказывал.

Когда квартира опустела он не растерялся. Продал свой телефон. Украл и продал телефон своей мамаши. Диме нужна доза и ниипет. Так и живут: мама ведет нехитрое хозяйство и помогает деду Грише, а сынок-нарком в вечном творческом поиске. Диме нужна ширка. Работа — нет, не нужна. И осенью прошлого года вместе с дружками он проворачивает операцию по снятию с крыши флигеля деда трех листов шифера. С поличным Диму и гоп команду не застали, но догадаться кто это сделал не сложно. Пенсия у маман 3100 ржублей, а на дозу надо 1000. Вмазываться хочется почаще, а денег нет! У деда Гриши снова шок. Ограбили в 2014-м, потом сломали забор и сняли шифер.

А Дима вошел во вкус и через месяц срезал медный кабель от гаража до дома деда Гриши. Вы знаете что такое неопределённость? Это когда  не знаешь, что Дима украдет следующей ночью, пока мамаша спит. Украдет дома, из квартиры покойной бабушки или во дворе у деда Гриши. Пока мама помогает деду с дровами и углем, приносит хлеб из магазина, Дима вынашивает план. Что, где и когда украсть. Купить ширку, вмазаться, купить самогона и напиться, и так по кругу….

Ошалев от наглости и безнаказанности Дима заставил маман вместе с ним заявиться к деду Грише домой на предмет “на картошке дров поджарить”. Да-да, он приперся с целью “одолжить” денег. Точнее послал маман, потому что дед наотрез отказался пускать нарколыгу в свой дом.

Что вы знаете о тварях? Ровным счетом ничего. И я не знал, пока не увидел Диму.

Номер сей не удался. Дед Гриша не дал Диме денег. Не знаю, что будет дальше. В последний раз он срезал вилку с маминого пылесоса и обменял на чекушку самогона…

А наш сюжет снова делает крутой поворот! Пристегните ремни, едем дальше.

Уже 4 года нет вестей о судьбе сдохшего под ДАП героя. Вдова, мама наркома Димы через суд получает бумагу о признании воина пропавшим без вести.

До сих пор не убраны все трупы с полей вокруг донецкого аэропорта. Никто не знает точное число погибших. Да и не интересно это никому. Так принято у руССких. Товарищи солдаты, Родина вас не забудет! Но и не вспомнит.

Через пару недель после получения бумажки из суда я случайно нашел в архиве группы Вконтакте фото таблички на братской могиле на двоих. Один из погребенных оказался Вовой! Ошибки быть не может. ФИО и дата рождения совпадают полностью. Описание под фото гласит: здесь лежат останки тел, которые удалось забрать только через 3 года. Вероятно Вова имел при себе какие-то документы, по которым опознали останки. Иного объяснения быть не может. Почему никто не стал искать родственников убитого? Потому что всем плевать. И компенсацию платить не надо. И что вообще такое люди? Люди — это пыль. Это не я придумал. Так сказал комкор генерал Симоняк во время битвы за Ленинград в 1943-м году.

Итоги подведем. Антифашист Вова сгнил возле ДАПа. Сынок Дима, наркоман и просто мразь кошмарит мамашу и деда Гришу. И только я знаю, где  одна могила на двоих. В которой лежит мальчик Вова, сдохший в 60 лет от пули “киборга”.

Скажу ли я вдове, где искать могилу? Конечно нет. Я не сошел с ума. Сострадания к ним нет и не будет. Собаке  — собачья смерть.

А деда Гришу жалко…

 Иосиф Пиночет

Читайте также: Что бывает с теми кто едет заработать на Донбасс из России