Наносили удары, завязывали скотчем руки, давали разряды оголенными проводами, — крымчанин Параламов о пытках российских силовиков

Крымчанин Ренат Параламов , которого обнаружили 14 сентября на автовокзале Симферополя со следами побоев, рассказал о пытках, которые к нему применяли российские силовики.

Параламов, Крым, Симферополь, Украина, российские силовики, пытки, побои

Об этом сообщает Крым.Реалии.

«Меня вывезли около семи часов 13 числа (сентября — Ред.), надели мешок на голову, и в районе часа дня 14 числа только сняли мешок. Мне наносили удары, завязывали скотчем руки… Давали разряды оголенными проводами… Я терял сознание… Потом они облили меня водой и я пришел в себя», — рассказал Параламов.

Он добавил, что его заставили подписать протоколы, где потерпевший «оговаривал себя, своих знакомых и тех, кому это выгодно».

Ранее родственники и адвокаты кымчанина Рената Параламова, которого нашли 14 сентября на автовокзале Симферополя после того, как накануне его увезли в неизвестном направлении люди в масках, сообщили, что Параламова сильно избили — «до неподвижности».

Читайте также: Уступки для «евроблях»: чего стоит ожидать после них

Крымчанин Ренат Параламов, которого накануне, 13 сентября, увезли в неизвестном направлении люди в масках и без опознавательных знаков после обыска в его доме, вышел на связь с родственниками днем 14 сентября. Его обнаружили на автовокзале Симферополя.

Утром 13 сентября в крымском поселке Нижнегорский в доме крымчанина Рената Параламова прошел обыск, который силовики назвали «обследованием и следственными действиями». Адвокат предположил, что «осмотр» может быть связан с религиозной активностью Параламова. По словам очевидцев, люди в масках без опознавательных знаков на форме увезли Параламова в неизвестном направлении. Позже стало известно об изъятии книги и ноутбука из дома Параламова.

Российские силовые структуры в Крыму пока ситуацию официально не комментировали.

С переходом Крыма под контроль России на полуострове ФСБ проводит регулярные обыски и допросы журналистов, активистов, общественных деятелей. Правозащитники характеризуют это как «борьбу с инакомыслием».