Доказательств может и не быть: Юрист проанализировала «пленки» ГПУ по Саакашвили

В «пленках Саакашвили», которые вчера обнародовала Генеральная прокуратура Украины, может оказаться недостаточно доказательств для суда.

Об этом в колонке на сайте «Украинской правды» пишет кандидат юридических наук, эксперт-криминолог Анна Маляр.

недостаточно доказательств, Луценко, пленки Саакашвили, ГПУ, Украина, новости

На какие преступления наговорили голоса в обнародованных аудиозаписях?

Видео, продемонстрированное генпрокурором на брифинге и в Верховной Раде, начиналось с слайда о том, что ГПУ контролирует лиц, содействующих Курченко и другим участников преступной организации Януковича в «попытках установления контроля за политическими процессами в Украине».

«В этом сообщении отсутствует информация о преступлении, потому что нет такого преступления — «установление контроля над политическими процессами», — говорит юрист.

В следующем слайде сообщалось о том, что Генпрокуратура уже получила доказательства двух правонарушений — финансирование массовых акций протеста и заговора с целью захвата государственной власти в Украине.

Стоит отметить, что отечественное законодательство не запрещает помогать финансово участникам мирных собраний.

Что касается заговора с целью захвата государственной власти, то из приведенных Генпрокуратурой аудиозаписей признаки этого преступления выявить крайне сложно.

Так, голос, похожий на голос Севериона Дангадзе, наоборот убеждает собеседника в опасности захвата здания Верховной Рады.

Из телефонного разговора понятно, что Саакашвили еще вообще об этом ничего не знает, и его представитель не осмелится ему об этом сообщить, поэтому предлагает «доверенному лицу Курченко» другие кандидатуры на силовое мероприятие в здание ВРУ.

Для квалификации действий как заговора о захвате государственной власти необходимо наличие не только общей воли нескольких лиц действовать вместе, но и согласование отдельных действий. Это может быть разработка плана, определения сроков и способов захвата власти и др.
Никакой совместного действия, кроме передачи денег, собеседниками продемонстрированного аудиозаписи не было согласовано. Более того, из разговора следует отсутствие плана действий по захвату власти.

Голос якобы Дангадзе отмечает, что события будут развиваться «по ситуации, и заранее сценария он предоставить не может». А его собеседник — доверенное лицо Курченко — вообще жалуется об отсутствии глобального плана.

Кроме того, в случае заговора о свержении власти преступники должны договориться о таких совместные действия, которые реально могут привести к власти.

Зато обсуждаемый в телефонном разговоре способ силового захвата здания ВРУ, даже в случае его реализации, вряд ли привел бы к захвату власти. Потому здание — это еще не власть. Парламент может заседать и в другом здании.

Поэтому, по факту разговора и в случае идентификации голосов и законности прослушивания, можно подозревать лишь подготовку к захвату административного здания. Но для обвинений нужны и другие доказательства, потому что с самого разговора не следует договоренность о захвате здания ВРУ.

Далее доверенное лицо Курченко якобы от имени Курченко спрашивает у собеседника — смогут ли они в случае прихода к власти закрыть его уголовные производства, «отбить» Одесский НПЗ, медиахолдинг, футбольный клуб. Вроде при таком условии Курченко готов финансировать захват власти.

Но голос, похожий на голос Дангадзе, никаких обещаний в ответ на это не дал.

«То есть, раз в течение разговора договоренности не состоялись. Однако эта информация пригодится политикам, которые требуют финансовой поддержки. Условия финансирования от Курченко пока известны», — утверждает эксперт.

Высший пилотаж от голоса, похожего на Саакашвили

После этого в представленных аудиозаписях был разговор голосов, похожих на Саакашвили и Курченко.

В этом разговоре якобы Курченко озвучил свои условия сотрудничества. Но со слов якобы Саакашвили нельзя сделать никаких выводов — ни о сотрудничестве, ни о согласии на сотрудничество.

Более того, его ответы теперь станут хрестоматией того, как надо отвечать, чтобы суд никогда не установил сути сказанного.

«Возможно, прокуратура имеет другие неопровержимые доказательства вины, но не может обнародовать из соображений тайны следствия», — резюмирует эксперт.

Утром 5 декабря силовики пришли с обыском в квартиру к Михаилу Саакашвили в Киеве. Политик убежал на крышу, однако Саакашвили оттуда сняли и усадили в машину.

Силовики попытались вывезти Саакашвили, однако активистам удалось прорвать оборону правоохранителей и освободить политика.

На брифинге генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что Саакашвили получал деньги от соратника Януковича Сергея Курченко.

Сам Саакашвили заявил, что это ложь. Он считает, что дело против него сфальсифицировано, а начали его «по заказу Порошенко».

На следующий день, 6 декабря, правоохранители попытались штурмовать палаточный городок возле Маринского парка в центре Киева, куда после «освобождения» отправился Саакашвили.