Моя толерантность закончилась в Крыму. Остатки ее убили Кисилев с Соловьевым – Валетов

Еще пару лет назад я недоумевал по поводу развала писательского сообщества. У меня было немало друзей-писателей в России, и события 2014 года мгновенно провели между нами линию разграничения.

сообщества, писатели, Донбасс, Крым, Украина, Россия, российское ТВ, пропаганда, оккупация, агрессия

Пишет в Facebook Ян ВАЛЕТОВ

Это касалось и части фэндома, с которой я дружил.

Я не могу соперничать с таким массовым оружием интеллектуального поражения, как российское ТВ, и не способен противостоять генетической склонности к имперскому мышлению.

Было неприятно, было брезгливо, было странно, но, ничего, я привык.

Причем, для сохранения нормальных отношений было достаточно нагадить на собственную страну, признать российскую правоту и превосходство… В общем, стать коллаборантом — и все зашибись. Все твои скиллы вырастут в разы — и таланты, и порядочность, и выдающийся ум. В общем, предательство — это выгодный бизнес. Но он не для всех.

Еще один вариант — стать над схваткой. Сказать: я — Дартаньян, а вы все сами понимаете кто! И пытаться стричь купоны с обеих сторон. Сложно морально, но возможно.

Третий вариант — отморозиться. Забежать куда-нибудь, лечь и слиться с пейзажем, дожидаясь лучших времен. А потом стать на сторону победителя — весь в белом и пушистом.

Но, ИМХО, время требует решения, а не умения от него увернуться.

Знаете, если бы в свое время Восток выбрал не сепаратистский мятеж и поддержку внешней интервенции, если бы Крым пытался бороться за более глубокую автономию, а не радостно причмокивая присосался к паху мелкой бледной моли, я бы поддерживал их право на политическую борьбу. Но они выбрали путь и пролили кровь. Они нанесли вред моей стране. Они стали на сторону оккупанта и агрессора.

Читайте также: «Ты шо в дуб еб#лся?! Тебе напомнить с кем ты должен советоваться?! Нах#й ты умничаешь, Вова!?»

Мог ли я отреагировать иначе? Нет. Моя толерантность закончилась в Крыму. Остатки ее убили российские «Грады» и Кисилев с Соловьевым.

Жаль ли мне потерянного круга общения? Жаль. Сделал бы я иначе? Нет.

Самоуважение и осознание собственной позиции делает человека — человеком, а писателя — писателем. Это маркер существования личности. Он не покупается ни тиражами, ни фан-клубами, ни гонорарами.

Тем, с кем я остался дружен — я благодарен за позицию. Это не позиция «Слава Украине!», что бы у нас не делалось. Это позиция неприятия агрессии, вранья, пропагандонства, имперского зуда. Это нежелание смотреть на остальных свысока.

Это умение оперировать фактами, даже если они неприглядны, а не лакированным вымыслом.

И такие друзья у меня остались.

ИМХО, потерять рынок — это куда лучше, чем потерять совесть и себя.