Поездка по прифронтовой зоне: быдло хочет царя

На фоне истерики по поводу выборов, расскажу что увидел я лично, выехав на несколько дней из оккупации по делам. Дело было до выборов. Парламенских

выехав, оккупация, выборы, днр, рабы, царь

Итак, по поводу блокпостов. Долго рассказывать не буду: на блокпосту Хунты — ты человек, на блокпосту орков — ты никто и звать тебя никак, ты мразь, холоп и грязь под ногтями, тебя можно пристрелить при людях и никто ничего не сделает вооруженным идиотам. Кстати, на Украинских блокпостах чисто, а не как на свинарнике, именуемым блокпостом дыныры.

Все остальное вы сами видели и знаете.

Очень интересно было посмотреть на п*здец, который как бы наступил, исходя из выборов президента, парламентских выборов и криков в соцсетях, мол хана Украине. Трасса на Константиновку оставила двоякие впечатления, если честно: местами дорога классная, местами в ямах. Правда, есть один нюанс: не помню страны, в которой делались бы дороги во время войны [дыныры- это не страна, если шо].

Реакция местных жителей, которые ехали в сторону Константиновки, не особо повеселила: дорог-зарплаты нема, бо Гройсман украл бабло и Порошенко, а местные власти не при делах. Менталитет раба никто не отменял, короче: быдло хочет царя, который одним росчерком пера повысит всем и зарплаты, и пенсии, ибо он хороший чувак. И неважно, кто этот царь или какой страны — главное них*ра не делать самим и надеяться на добрую волю самодержца-прынца-князя.

Мовний патруль. Виселицы. Концлагеря для русскоговорящих. Всего один вопрос об этом: где??? Де ті файні легіні, що перевіряють у перехожих вимову слова паляниця?? Никто никого не бьет на улицах за русский, не убивает и бегает с топором за двуногими с русскоговорящей челюстью.

Помню, было очень много криков и слюней по поводу мовного закона, мол хана челюстям и в Украине заставят разговаривать на Украинском. И шо в итоге? И нихуа. Разговаривают на русском и на кассах, и в магазинах, и в госучреждениях. На замечания, кстати, в госучреждениях по поводу языка не реагировали пока я не рявкнул, мол ща сбУ вызову и вы у меня защебечете.

Магия, б*я — после угрозы сбУ тело, которое фыркало как кот, которого хотели накормить вишней, вдруг начало базикать на азировском диалекте. Сделал вывод для себя, что мовний патруль таки нужен, ибо это быдло понимает только язык силы. И да — я это говорю как житель оккупированного рф Донецка: мовний патруль потрібен вже, бо худоба інакше не розуміє [не стОит обижаться на слово худОба, ибо я не вижу проблем выучить язык страны, в которой ты живешь не один год].

 

Так называемые работяги, лично у меня, вызвали отвращение: во всех их проблемах виноват Киев. Точка. Пробуешь заставить мыслить критически, мол в дорогах у тебя в городе вини мэра сначала, не платят зряплату — вини директора по месту, а не Киев. Без шансов. В понимании рабов в Киеве сидит некий царь и кааааждое утро подписует указ, благодаря которому жителям Донецкой области будет еще хуже жить [как ему не стыдно, бл*дь]. Не понимаю до сих пор причину, по которой этим двуногим дали право голоса на выборах.

Обещалки перед выборами. Ржал вголос и одновременно хотел услышать звон пустых голов типа избирателей. Представители явных пророссийских партий тупо срали в лица быдлу, мол дайте нам капельку власти и будет вам вода-газ-электричество дешевые, пенсии будут размером с мешок. И быдло [это не избиратели в моем понимании ] всю эту хрень хавает.

Какое нах критическое мышление, вы о чем… Логика ваты проста: вместо плохого царя приходит хороший царь и делает всем хорошо [он ж не такой царь как предыдущий,да]. Взамен нужно всего ничего — галочку на бумажке поставить за того чувака, который будет делать всем хорошо. И не надорвать спину.

По поводу бигморд с явными фанатами рф на улицах вне оккупации я не совсем понял фишку. Слишком много демократии, как по мне. Все это шобло не должно было вообще даже подавать документы на парламентские выборы, не то что агитировать в свою поддержку. Логика говорит, что не все так просто, мол есть куча процедур юридических, чтобы фанаты рф сидели не в Раде, а на тюрьме. Но эмоции говорят, что них*ра не понимаю и понимать не хочу, какая нах могла быть агитация пророссийских партий в прифронтовых областях. Сложно все, одним словом.

Споры с рабами. Отдельный треш. Честно, попытался доказать шахтеру без матюков, что в Европе шахты глубиной выше 550 метров закрывают, ибо добыча угля нерентабельна. Не особо получилось: быки мне начали со слюнями доказывать, что от работы их шахты зависит и жизнь в городе, и функционирование всего в городе, и чуть ли не погоду можно заказать, если в городе работает шахта. Умиляют претензии шахтеров, работающих на частных шахтах, к стране по поводу того, что Украина не модернизирует шахты — к директору шахты пойти пожаловаться ссыкотно, ты шо. Ну и виноват Киев во всех проблемах шахтеров, а не местная власть или владельцы.

Честно, надеюсь дожить до того часу, когда все нерентабельные шахты закроют к чертям, как это сделала Маргарет Тетчер и увидеть вой рабов [у меня дед шахтер, если шо].

Спор по поводу коммуналки, цен на жратву, плохой медицине и т. д. мне удалось выиграть: предложил поменяться квартирами быдлу, мол ты ехаешь в оккупацию, а я заезжаю в твой дом. С*ка, Хунта плохая, но ни один раб не согласился. Лицемеры, с*ка.

Запрещенный прием. Секретный хук по поводу выноса мозга ватанам и рабам сработал везде: где бы или кому бы я не предлагал поехать потратить баксов 500 в Седово, на так называемом «курорте» дыныры, ни одна тварь не согласилась. Все хотят, шоб курорт был без комендантского часа, без вооруженных быков на улицах и без блокпоста на въезде. Шакалы.

Эпилог. Был я в прифронтовых городах Донецкой области, которые видели последствия войны и русскую оккупацию, но везде провалена информационная политика: толпе рабов не принципиально, кто при власти, лишь бы колбаса была дешевая. Ну и зарплата побольше, ибо за один и тот же процесс, который ты делаешь 15-20 лет тебе с*ка обязаны платить постоянно больше и больше. Тупо за то, что ты приходишь на работу: тебе должны, а ты ничего не должен, ведь ты на работу пришел. Во всех бедах виноват Киев. Требовать от местной власти рабочие места ссыкотно как и что-либо требовать вообще, максимум гражданской позиции — по пьяни повозмущаться. На войну, оккупацию и т. д. этим двуногим насрать, лишь бы зряплата — пенсия вовремя и на эти деньги можно было дохера купить. А флаг… Та хоть будет хоть флаг Гондураса в городе, рабам плевать.

Мораль. И да, не льстите себе, мол это жители только Донецкой или Луганской области проголосовали желудками за халявные возможные блага. Быдла хватает везде. Правда, смелость себе в этом признаться есть не у всех.

Грустно, короче

Андрей Сенченко: Перекрытие Украиной Северо-Крымского канала – самая эффективная, невоенная операция, проведенная с начала оккупации Крыма

Каждый год необъявленной войны России против Украины «совершенно случайно» находятся персонажи, поднимающие, причём синхронно с оккупантами, тему возобновления подачи днепровской воды в Крым.

новости, новини, Україна, Украина,Толстая Политика, Товста політика, влада, власть, політика, политика, thickpolicy.media, thickpolicy media, thick policy, Россия, оккупация, воды в Крым

И каждый раз эти инициативы сопровождаются слюнявыми манипуляциями на тему украинских граждан, страдающих в оккупации от жажды.

В ответ приведу лишь несколько цифр.

Украинское население Крымского полуострова, без оккупационных войск и понаехавших колонизаторов, составляет немногим более 2 миллионов человек.

Физиологическая норма потребления воды в этой климатической зоне составляет 46 куб. м на человека в год или, в расчёте на все местное население, – приблизительно 100 миллионов куб. м.

В то же время, в соответствии с многолетними (более чем за 30 лет) наблюдениями гидрологов, Крым в виде поверхностных стоков получает в среднем 1 миллиард куб. м воды в год. Ещё примерно 500 миллионов куб. м при рациональном использовании могут давать подземные источники. Таким образом, Крымский полуостров обладает возобновляемыми водными ресурсами, в пятнадцать раз превышающими потребность населения.

Читайте также: Советник Зеленского считает, что отключение водоснабжения в Крыму вредит нашим гражданам

Но проблема заключается в том, что для сбора, очистки и подачи этой воды на нужды населения необходимо тратить суммы, измеряемые сотнями миллионов долларов, а точнее миллиардами российских рублей, поскольку, в соответствии с IV Женевской конвенцией о защите гражданского населения во время войны, обязанность обеспечения жизнедеятельности населения на оккупированной территории возлагается на оккупирующую державу.

Что же касается воды для потребностей экономики полуострова, захваченного военной силой, то наша задача как раз и состоит в том, чтобы минимизировать доходы оккупантов на этой территории и сделать удержание захваченного полуострова непосильным для агрессора.

За все время войны перекрытие Северо-Крымского канала стало самой эффективной с точки зрения воздействия на врага невоенной операцией, осуществлённой Украиной.

Такие невоенные методы, в сочетании с международными экономическими санкциями и юридическим давлением на государство-агрессора, являются реальной альтернативой военного решения задачи освобождения оккупированных территорий.

Специально для очередных инициаторов возобновления подачи днепровской воды хочу подчеркнуть, что недополученные доходы и дополнительные расходы оккупантов в Крыму напрямую снижают их способность к продолжению активных военных действий на Донбассе. Каждый оккупационный рубль, вынужденно потраченный на содержание захваченного Крыма, уже не будет израсходован на убийство наших солдат и мирных граждан на Донбассе.

А теперь о мотивах инициаторов снятия водной блокады.

Весной 2014-го за возобновление подачи воды в Крым предлагали взятку в размере 20 миллионов долларов. Только обнародование этой информации заставило поутихнуть желающих нажиться на войне.

Но, как выяснилось, ненадолго. Очередная попытка была предпринята в конце апреля 2014-го, когда тогда ещё вице-премьер-министр регионального развития и строительства Гройсман утвердил протокол совещания, в котором зафиксированы поручения министрам и руководителям ведомств немедленно возобновить подачу воды на оккупированный полуостров. Остановить эти усилия удалось только с помощью крика и слов-паразитов.

Месяцем позже аксеновская банда, поставленная Путиным руководить Крымом, при посредничестве одного бывшего нардепа попыталась наладить совместный бизнес с «патриотами» из Кабмина. Именно тогда появилось поручение премьер-министра Украины Яценюка «проработать возможность создания на базе Северо-Крымского канала акционерного общества»!!! Ситуацию опять спасла огласка преступных планов.

Далее попытки снятия водной блокады с оккупированного полуострова предпринимались с завидной регулярностью. Уверен – не вследствие идиотизма инициаторов. Видимо, привидение с мешком подарков на 20 миллионов долларов бродит не только по кабинетам уходящей власти, но и по бизнес-офисам ещё зарождающейся.

На всякий случай громко предупреждаю – ДАЖЕ НЕ ДУМАЙТЕ! Это вопрос не про деньги, а про жизни украинцев, которыми народ торговать никому не позволит. И про оккупированные территории, которые мы будем возвращать. Все без остатка.

Читайте также: Росія використовує Донбас як полігон для перевірки своєї сучасної зброї

А в заключение – о наших гражданах в Крыму.

Безусловно, перекрытие Северо-Крымского канала создало проблемы, но, очевидно, не критичные для жизни.

Нам всем нужно помнить, что идёт война, и агрессор оккупировал часть нашей общей страны, которую мы, как граждане, обязаны защищать. Тысячи украинских граждан сделали это ценой своей жизни, десятки тысяч получили ранения и увечья, сотни тысяч продолжают рисковать собой.

На этом фоне терпеливое отношение крымчан к проблемам, вызванным перекрытием канала, – их посильный вклад в победу над агрессором и освобождение украинского Крыма.

Выпускные вечера в оккупации: свободой аж прет

На оккупированном рф Донбассе прошли выпусные вечера [если можно их так назвать, конечно]. Давайте поговорим о том, что такое выпускной вечер в оккупации в 2019 году и что «забывает» рассказать роспропаганда

выпускной, оккупация, роспропаганда, свобода, днр, комендантский час

Вообще, выпускной вечер и до войны был головной болью для родителей. Правда, до прихода немытых соседей с оружием и захвата власти отбросами общества, деньги было где заработать как в Донецке, так и в Макеевке. Но сейчас, после асвабаждения от биндер, с деньгами у обычных работяг ж*па, поэтому выпускной для ребенка — это удовольствие не из дешевых

Одеть девочку на выпускной вечер стоит в среднем от тысяч 12 рублями на оккупированных. Вроде это и немного — всего от 200 $, но есть одно но — 200$ — это сейчас считается хорошая месячная зарплата, поэтому выпускной — это дорого от слова очень. Для тупых объясняю: если месячный доход родителей 250- 300 баксов в месяц, то от слова выпускной их дергает, ведь это ну ооооооочень дорого [кредит взять негде, ибо банковская система не работает, одолжить тоже нет у кого].

Сына одеть будет немножко дешевле на оккупированных, можно уложиться в баксов 150, если покупать абибас. Но и это кусается, ибо 150$ на дежку на вечер — это половина месячного дохода средней семьи обычных работяг.

Но и это еще не все, ведь кроме одеть ребенка, хочется еще и пойти с ним на выпускной.

Выпускной вечер на оккупированных стоил в среднем от 20 $ до 25 $ с человека. На сейчас для жителей оккупированных это почти как миллион, ведь при доходе семьи 250-300$ +одеть ребенка выходит, что следущий месяц семья будет есть мивину или песок: 150-200 $ одеть ребенка + троим пойти на выпускной вечер — это минимум 60 $. В итоге, если взять в руки недуховный калькулятор, то семья после выпускного вечера должна прожить на 40 или 90 $ в месяц и не сдохнуть. И это по самым минимальным расценкам подсчитано все.

Ну, а если же детей двое в семье работяг, то гражданским хоть печень продавай солдатам НАТО, ибо зряплаты у обычных людей как в Сомали. Многие обычные семьи откладывали деньги на выпусной целый год, иначе не было шансов вообще устроить ребенку праздничный вечер после школы-института.

Хотя… Если честно, я не понимаю, зачем выбрасывать деньги на выпускной на оккупированных, ведь деплом дыныры об окончании школы — это … Это даже не удостоверение дебила, а намного хуже — с этой подвальной грамотой у ребенка такое же светлое будущее как у ребенка с аттестатом или сомалийского космического университета и не более того. Кстати, русские, которые читают эту статью, почему-то не отправляют детей учиться в школы Донецка, ибо прекрасно понимают, что аттестат дыныры об окончании школы может нарисовать любой бомж на улице. Жду опровержений и криков шо это не так.

Ну и конечно же я не могу не упомянуть о типа подарке пушилина быдлу — ночь выпускных без комендансткого часа. Вау, вот это крутяк — с барского плеча можно вечером походить и не бояться шо тебя хапнут патрули.

Только это не совсем правда — ночь без комендантсткого часа. Роспропаганда забыла рассказать о том, что проверка документов все равно была [мало ли, а вдруг малолетка — это агент сбУ]. Также роспропаганда забыла рассказать о том, что дети до 18 лет на улице вечером без сопровождения родителей не имели права ходить, ибо их по типа закону обязаны были хапнуть патрули, привезти на опорный пункт или ровд полицаев дыныры и продержать там до утра.

Согласитесь, свободой аж прет от таких выпусных и от таких условий. Это ж не то шо у Хунты, тут, в оккупации, биндер нема, а значит лучше все намного [почти].

Мораль.

Спасибо жителям рф, что лишили детей Донбасса будущего. Гореть вам в аду за это. С неуважением, житель оккупированного рф Украинского города Донецка [ не путать со всякими жопоросиями].

Прозрели! Рай с “ДНР” не наступил, стало хуже

В соцсетях жители оккупированного Дебальцево начинают уже в открытую говорить, что с приходом “республики” жизнь стала значительно хуже, чем была. И если раньше такие высказывания быстро подчищались администраторами коллаборационистских пабликов, то сейчас на это все меньше обращают внимание.

Про местный “ДНР”-паблик, например, говорят, что уже и сами администраторы за годы “русского мира” устали от обещаний лучшей жизни и рванули в конце концов работать – только не в Москву, к которой так стремились, а в ненавистную Польшу (по паспортам граждан Украины, разумеется). При этом оставшимся в разрухе жителям остается только плакаться на то, что их проблемы оккупационную власть не интересуют.

 

 

Читайте также: Про “братский народ”, пытки и казни – воспоминания пленного дончанина

 

 

Про “братский народ”, пытки и казни – воспоминания пленного дончанина

Воспоминания жителя Донецка, чудом выжившего после плена и пыток “братским народом” и его пособниками летом 2014. Про россиян, пыточные подвалы и стоящий запах смерти в них. Про силовиков-предателей и согласованность сдачи Донбасса.

после плена ,Воспоминания ,оккупация ,новости ,Украина ,Толстая Политика после плена ,Воспоминания ,оккупация ,новости ,Украина ,Толстая Политика

Контингент

Все, кто на тот момент присутствовал в помещении – были вооружены автоматическим оружием российского производства. Незадолго до этого, железо можно было получить, просто предоставив паспорт. За “гарантии от хороших людей”, можно было выхватить ещё пару комплектов, и гранаты.

Ну как все… “Пророссийские”, назовем их так. Сугубо те люди, которые имели полномочия, дабы “опустить на подвал” (яму). У нас, к сожалению, оружия не было. Предварительно даже ремни, и шнурки отобрали…

Там было два типа людей: Донецкие силовики, предавшие присягу, и русские. Не нужно было много ума, дабы отличить их. Местных я знал лично. Россияне “палились” на акценте, и отсутствии понимания курса валют. Они не знали, “сколько гривен стоит полноценный обед, а сколько шлюха”.

после плена ,Воспоминания ,оккупация ,новости ,Украина ,Толстая Политика

Исход Донбасса согласован…

Парадоксально, но в балаклавах были русские, в большинстве. Наши, местные. Никого не боялись. Я даже задал вопрос тогда, одному оперативнику. Он сказал, что исход уже согласован: Донбасс слили. Ублюдок бил больше всех…

Были как люди за 50, так и малолетки. Некто “сверчок”, если память не изменяет, был годов 15 отроду. Это был вертухай с автоматом, и гранатами. Не понимаю, как он туда попал… Чем старше была публика, тем адекватнее. “Черные” – исключение. Там вообще не принципиально…

после плена ,Воспоминания ,оккупация ,новости ,Украина ,Толстая Политика

Мы – мясо

Мы были никем. Мясо. Просто методом доп. заработка. Если случались реальные ситуации, вся публика снималась. На тот момент это был ДАП. Русне заходили команды из захваченной администрации, далее приказы спускались ниже, “Местным”. Донецкие подчинялись беспрекословно.

Та комната, в которой я “гостевал” – была площадью, квадратов в 20. Весь пол был усыпан бандерольными лентами от купюр. Аналогичное видел ещё в нескольких помещениях. Упаковки было так много, что на ней было удобно спать. Убежден, что деньги были подготовлены заранее.

Некоторые помещения не замыкали. Там лежали люди, которые уже не представляли опасности для боевиков. Люди, которые доживали последние часы. Их запытали до смерти. Видимо, у них не было денег, чтобы откупиться.

Был один персонаж, предположительно осетин, который получал удовольствие от пыток. Ему отдавали тех, с кого выпускать не планировалось. Тварь резала людям кожу живьём, вырывала зубы, надевала пакет на головы, и так далее. Это было для него просто развлечением…

Экскурсии

Помню, как на экскурсию приводили какую-то повариху. Толстожопую бабу лет 40, в фартуке. Понятия не имею, что она там забыла. Думаю, местная была. Даже не смогу описать, с каким удовольствием она рассматривала пленных. Казалось, что если ей сейчас дадут в руки нож – вырежет всех.

Распорядок

В целом, распорядок дня был весьма типичен: Тебя взбадривали металлическим уголком, пакетом или дубинкой, потом отводили на “допрос”, где сидели “хороший, и плохой” мент. Далее давали телефон, чтобы обзванивать знакомых – Искать деньги. Иногда кормили. Без вилок, почему-то…

Иногда бывали и импровизации: Нас вывели во двор, и поставили под стенку. Человек 10, наверное. Тогда я почему-то подумал, что это конец… Все, наверное так подумали. Затяжная пауза такая, потом звук затвора, и тишина. Далее смех за спиной. Помню два таких “расстрела”. Страшно…

“Афганца” боялись

В соседней комнате сидел местный, который где-то провинился. Интересный персонаж, как выяснилось. Видно было, что к нему относятся с уважением. Как-то на допросе, про него рассказывали: сказали, что при желании, он вырежет за ночь всю эту публику, и пойдет домой… Его боялись.

Это был какой-то афганец. Когда его уже выпускали, не хотели отдавать золотую ладанку. Там было фото его братьев, погибших. Мне казалось, что он перебьет наших “конвоиров” голыми руками. Золото вернули. Ему единственному. Побоялись. Я пока так и не смог установить, кто он…

 

 

Смертники с мешками на головах

Была ещё одна, последняя по коридору комната. Туда привозили каких-то не простых людей. Троих я видел лично, но каждый раз, у них на головах были мешки. Могу только предположить, что это были провинившиеся в чем-то кацапы. Может быть использованные, может мародёры, или ещё что…

Не один, на сколько мне известно, живым из той комнаты не вышел. Их заводили, оставляли на час – полтора, затем убивали. Быстро, без пыток. Этого не скрывал никто, но никто так и не сказал, что это были за люди. Тела вытягивали ночью, и куда-то увозили.

Запах смерти

В некотором смысле, мне повезло. В моих бетонных апартаментах была огромная вентиляционная труба, и большой вентилятор. Эта конструкция вытягивала запах. Запах смерти. Никогда его не забуду. Хуже этого запаха – только вопли людей, которые доживали последние часы.

Просто повезло…

Потом, благодаря своему соседу-сокамернику, вышедшему на свободу, и ещё благодаря целой цепочке событий – меня отпустили прямо с очередного допроса. Думаю, что это просто стечение обстоятельств, и фантастическое везение. У меня был час, чтобы уехать из города. Тогда повезло…

Я не знаю, какое количество людей было убито в том подвале, а какое вышло инвалидами. Думаю, что очень много… Пол года назад, к слову, одного знакомого выпустили с “Изоляции”. Человек – инвалид на всю жизнь… Думаю, что то место, где побывал я – рай на земле, в сравнении с тем

после плена ,Воспоминания ,оккупация ,новости ,Украина ,Толстая Политика

Уверенные в безнаказанности

Но я никогда не забуду самоуверенные лица силовиков, которые уже тогда понимали, что никакого наказания не последует. Тогда, в самом самом начале. 5 лет назад. А ещё – там был “братский народ”, расстреливающий украинцев. У этих тварей был карт-бланш!

Хватит. Спасибо за внимание!

Читайте также: Почему я сегодня желаю России и её жителям зла – житель Донецка

Новости Крымнаша. Предатели Украины кричат, что Россия отбирает у них все, что можно отобрать

Упоротая ватная жена задержанного 12 июня при пересечении админграницы “ополченца” Степана Резуника, который отправился за украинским безвизовым паспортом, скулит и воет “мы ни в чем не виноваты”. С ней скулят и воют и севастопольские пропагандоны

скулит, ополченец, вата, вода, паспорт, оккупация, пляж

Теперь жена уверяет, что никакой ее муж не “ополченец”, а “яхтсмен”, которому подвернулась крутая работа на судне в ЕС — вот муженек и поперся за безвизовым паспортом, как делают “МНОГИЕ крымчане” (цитата пропагандонов). А сама скулящая жена, по её словам, — едва ли не мать Тереза во плоти. В общем, поржал с её лживой версии событий. Кстати, на грамоте, которую выдали оккупанты Резунику, написано: “За активное участие в выполнении боевых задач по защите города Севастополя в составе сил народной обороны”.

2. Оккупанты 14 июня огласили приговор капитану украинского рыболовецкого катера “ЯМК-0041” Виктору Новицкому, которого задержали у западного побережья Крыма 4 мая 2018 года. Украинца признали “виновным в незаконной добыче водных биологических ресурсов” и обязали возместить “ущерб” в размере почти 440 тысяч рублей (около 180 тысяч гривен). Госпогранслужба Украины сообщала, что задержанное судно имело все необходимые документы на вылов рыбы на украинской территории. Новицкий уже находится на материковой Украине.

3. 14 июня, в День Севастополя, оккупанты начали перекрывать рейд в Севастопольской бухте — в связи с военной репетицией будущего шабаша. Перекроют рейд также 18, 21, 25 и 28 июня. Люди выстроились в совковые очереди на маршрутки, чтобы попасть на Северную сторону города. Ватники на самом упоротом крымском ресурсе (“Форпост”) вновь разразились проклятиями в адрес всего, что творит россия в Крыму.

4. Дети Евпатории не скучают, а учатся убивать.

5. Вчера Константинов заявил, что Крым больше не нуждается в днепровской воде. Жители Армянска прокомментировали: “Вот и приехали”, “Если не нуждается, то почему в прошлом году из-за отсутствия воды произошла экологическая катастрофа, или Армянск — это не Крым, это не крымские дети получили химические ожоги дыхательных путей, это не крымских детей оторвали от родителей, это не крымские люди работают на прелестном заводе, вдыхая все прелести кислотонакопителя за мизерные зарплаты 15-20 тыс, которые задерживают?”, “Где альтернатива Северо-Крымскому каналу, или северный Крым не относится к Крыму?????”, “А Армянск нуждается!”

“За весь Крым напрасно он. Ему, может, и не надо, он кислотой не дышит, в канале не купался и огород не поливал. Другие грядки окучивают”, “Сукиииии”, “Пусть выйдет и народу скажет без своих псов. Тогда посмотрим, что с ним будет”, “Потом приедет этот деятель, пожрёт на камеру нижнегорских помидоров и укатит восвояси с гордым видом!”, “Они хотят сказать, что добыли те недостающие 85% воды? Тогда зачем канал тянули в Крым, если здесь и так хватало воды???”, “Вы что, хотите бандеровскую воду в канал?”.

6. Прочтите о том, как ради путинского форума “Таврида”, на который свозят молодежь со всей россии для зомбирования и одебиливания, оккупанты отняли у жителей окрестностей Судака пляжи и места для отдыха. Теперь выяснилось, что территорию “форума” буду расширять.

7. Я другой такой страны не знаю, где заборов больше, чем людей: “В Судаке местные жители могут лишиться части детского пляжа, считает пророссийский общественный активист из Судака Дмитрий Демчук. Мидийная бухта традиционно считается детским пляжем Судака. Здесь песчаный пляж и мелководье. Рядом расположен автокемпинг. Теперь бухту загородили бетонным забором”.

8. “Не для этого мы хотели вернуться в россию, чтобы её чиновники угробили наш Крым” — скулит понаехавшая ДО оккупации в Крым из Москвы пропагандонша Юлия Вербицкая, комментируя планы оккупантов по застройке 40% Крымского заповедника. Понаехавшая рашистка предлагает писать коллективное обращение к путину, чтобы оно попало 20 июня на его “прямую линию”.

9. Ялта. Известная башня с часами (башня Врангеля) “отреставрирована” рукожопами в 2016 году — с помпой, мол, “её 140 лет не ремонтировали, а мы…”. Вместо кровельного железа — ДСП, и поверх что-то линолеумоподобное уложили. Естественно, все начало отваливаться. Можно даже визуально оценить разницу “старой”, “требующей ремонта при нищей Украине”, крыши и нынешней.

10. Полицейским россии разрешили отдыхать в Турции и Таиланде. Турция, напомню, один из лидеров НАТО. Рада, что их теперь будет меньше в Крыму.

P.S.

Завершу выпуск воем Полищук Александры — звезды “Миротворца”, которая в 2014 году была активной участницей захвата Крыма, а также “членом избирательной комиссии” на оккупендуме в Севастополе: “Севастополь вернул россии базу ВМФ — форпост мира во всем мире. Севастопольцы так верили, что наше положение в рф как минимум не ухудшится. На деле же все оказалось наоборот.

Отжим собственности, уничтожение микробизнеса. Коррупция, почище украинской, воровство на всем, что можно украсть. У одних севастопольцев отбирают все, что можно отобрать, ссылаясь на нарушение норм закона. У других — узаконивают то, что нельзя узаконить, не нарушив закон. Нас при реорганизации предприятий уволили с рабочих мест. Приезжие заняли эти рабочие места, сделав нас безработными.

Как террористы входили в отданный им Донецк: редкие кадры и воспоминания очевидца

На фото, за которые уже тогда можно было поплатиться жизнью – атмосфера ещё украинского Донецка, встретившегося лицом к лицу с вооружёнными до зубов террористами оккупационной армии “русского мира”. Совсем скоро, и захватчики, получившие власть над Донецком и его жителями, сделают свою “ДНР” – с грабежами, садистскими пытками в подвалах и массовыми расстрелами граждан Украины по примеру НКВД…

На фото — сопровождение Бородая, российского политолога, который с 16 мая 2014 по 7 августа 2014 значился как «председатель Совета Министров ДНР». Сейчас является главой «Союза добровольцев Донбасса».

Какими были первые действия бандитов “русского мира” в Донецке? Так ли радостно дончане встречали террористов, как это было показано в российских СМИ, и далее растиражировано в украинских? Что делали власти Украины, чтобы защитить своих граждан? Об этом далее – в репортаже автора.

5 июля 2014 года в Донецк вошли остатки российских бандформирований и их пособников, выбитых бойцами Вооруженных Сил Украины из города Славянска.

Так вооружённые до зубов террористы въезжали в город по улице Университетская. Ехали колоннами в сторону общежитий Донецкого Государственного Университета.

Часть боевиков НВФ заходила в город пешком

Потом “русский мир” растекался по всему городу небольшими группами с оружием.

Осмотревшись в мирном богатом городе, бандиты русского мира сразу пошли с обходом по коммерсантам для добровольно-принудительного сбора денежных средств на свою “русскую революцию”.

“Негробанк” – знаменитый донецкий нелегальный обменник валюты  на “Студгородке” тоже пострадал.

Местная милиция-полиция предала горожан и переметнулась на сторону пророссийских бандитов.

Однако руководство украинского МВД в лице Авакова нас тогда уверяло, что все под контролем, и менты не предали…  Население было в недоумении от подобных заявлений!

Потом начались “отжимы” у горожан автомобилей и ночные пострелушки. Так насаждался оккупантами новый русский порядок и комендантский час в городе. Вас могли просто тупо расстрелять в городе после 23-00 если вы не успели вовремя убраться с улицы. На следующий день при выходе на улицу вы могли увидеть например расстрелянные  ночью “маршрутки” .

Донецк опустел как после чернобыльского взрыва Припять

 

 

В оживленных местах у автовокзала “Южный” и рынков появились вербовщики “пушечного мяса” в банды русского мира

Начались бандитские междоусобицы

А потом… русский мир пришел в каждый подъезд.

 

Читайте также: Украина, Сирия, Грузия… Война – двигатель экономики РФ

«Существует два варианта»: Портников дал прогноз по миру с Россией

Россия сможет сосуществовать с Украиной, только оккупировав всю ее территорию или полностью отказавшись от своих имперских планов.

Россия, Украина, мир, оккупация , территория

 

Такое мнение в своем блоге для The Insider выразил украинский журналист Виталий Портников.

«Русские и украинцы могли ужиться в одной империи, в двух «братских советских республиках», но как два государства они в обозримой исторической перспективе ужиться просто неспособны. И при этом оба народа — и обе элиты — не могут этого осознать. Понимание этого простого факта есть разве что у той самой «кучки националистов», которую в России привыкли винить во всех бедах Украины, и у немногочисленных российских демократов, которых можно пересчитать на пальцах одной руки», – написал он.

По его словам, постоянное желание России «запихнуть украинский фарш обратно в имперскую мясорубку превращает украинцев и избранного ими президента в союзника «кучки националистов».

«Так и будет продолжаться в обозримом будущем, пока в России не выработается «привычка» к отдельной Украине, как к отдельной Польше или Финляндии, и пока сама Украина не станет самодостаточным государством без чужого языка, культурного влияния и исторических стереотипов», – подчеркнул журналист.

Портников отметил, что существует только два варианта решить украинскую проблему – если Россия оккупирует всю территорию или оставит ее в покое.

«Но так как ни того, ни другого Россия сделать не в состоянии, ее имперские конвульсии будут еще долго резонировать с судорогами становления украинского государства», – резюмировал журналист.

Как мыгыбы дыныры зарабатывает на откатах

Многие коллаборанты расслабили булки и почивают на лаврах, мол все капец, у меня автомат есть и никто не узнает как я втихаря рубаю бабло.

рубаю бабло ,оккупация ,коллаборанты ,новости ,Украина ,Толстая Политика

А вот хер вам, предатели. Ща немножко расскажу как главные по тарелочкам в Донецке[мыгыбы дрындыды] рубает бабло прям из типа бюджета дырындыдыды. Поехали.

Дано: предприятие «автотранс» в Донецке. Это коммунальное предприятие занимается закупкой деталей на общественный транспорт Донецка и частично Макеевки. Все вроде цивильно, все для людев, для дыныроидов.

 

 

Ага, тот случай. Следите за руками. Запчасти, на которые выделяются деньги из типа бюджета дыныры, покупаются в 99% случаев у трех фирм, особенных. Владельцы этих фирм имеют такие фамилии как ключко, тамразян и ашотян. Ключко — это вообще как я понял левый чувак, по ходу на паспорт бомжа оформили чп.

Но тамразян — это сука счастливчик, ему сказочно везет и очень часто именно его фирме выделяют бабло для закупки деталей. Ну, а то шо двоюродный брат тамразяна работает главным специалистом в администрации оккупационных властей в Донецке и в его сферу деятельности входят именно так называемые госзакупки — это просто совпадение.

Но совпадения совпадениями, а товары тамразян поставляет качества ле говно: запчасти, которые проходят по сметах как новые, это в основном старые детали[почти металлолом], дешевый аналог или контрабанда по заоблачной цене.

Причем тут мыгыбы дыныры? Ха! Все просто. Есть такой чувак по фамилии Панков, бывший глава таможни. У Панкова есть сын. И работает сын где? Праааавильно, в мыгыбы дрындыды. Должность у сына Панкова — борьба с коррупцией в органах власти. Сын обеспечивает прикрытие семейного бизнеса панковых, который заключается в следущем:

И тамразян, и ашотян делают дяде харашо — 30% отката наличкой отдают. За этот благотоворительный взнос Панков старший делает коридор для продавцов запчастей в таможне дыныры через своих лепших кентов + подмазывает погранцов рф, шоб те не спрашивали много по накладным.

Мораль. Если маршрутка или троллейбус в Донецке развалятся на ходу, то в этом виновата будет нифига не Хунта, а местная срань из мыгыбы дыныры, которая толкает не запчасти, а мусор по цене расходников для Бентли.

И да — продолжение следует. Передаю привет живодерам из мыгыбы дыныры — мы все про вас знаем и даже больше.

Фашик Донецкий

Пысы:
Если ты устал воевать за миллионы пушилина и не хочешь быть мясом для русских, пиши на почту — [email protected] , будем думать как тебя вытянуть из жопы.

Читайте также: Рассекреченные документы КГБ по Чернобылю

Пенсионерка из Луганска: Будущее вижу в черном свете. Ненавидеть надо Россию, а не меня

На всю Луганскую область есть только один контрольный пункт пропуска – КПВВ «Станица Луганская». Один вид моста, давно уже ставшего дорогой жизни для луганчан, проживающих на оккупированной территории, вызывает содрогание: шаткая конструкция, а зимой она ещё и покрывается коркой льда.

дорогой жизни ,оккупация ,Донбасс ,война с оккупантом ,новости ,Украина ,Толстая Политика

Один из иностранных журналистов, внимание которых также приковано к ситуации на Донбассе, охарактеризовал это место: «Так выглядит ад». Сквозь этот ад ежедневно проходят около десяти тысяч человек. Большинство из них – пенсионеры, пожилые люди, приезжающие в Станицу Луганскую за своими выплатами, продуктами, часто – чтобы получить необходимые документы. Одна из пенсионерок из Луганска в интервью «Черноморке» рассказала о том, как выглядит такой путь, как живётся в оккупированном Луганске, и насколько сильна надежда на возвращение под украинский контроль. Имя собеседницы не называется в целях безопасности.

— Каким стал Луганск за прошедшие пять лет?

— Несчастным. Можно сказать конкретнее: Луганск стал бедным, мрачным. В нашем городе померкли краски, стали как-то тише, молчаливее люди. Закрываются магазины, предприятия, уровень безработицы ужасающий. Город как-то проседает, что ли, становится непохожим на себя. И всё вот это я и называю словом «несчастный», город выглядит, как несчастье. И это очень больно… Луганск – город не просто родной, он дорогой, драгоценный для меня город. Город юности, город любви, город, где родились мои дети и внуки. Город, которого не увидят в прежней довоенной красе и мире мои правнуки. А, может быть, они его и вовсе не увидят. Кто знает?

Ещё Луганск стал городом, где постоянно ощущается, как это говорят, «металлический привкус страха». Я постоянно боюсь. Боюсь распустить язык и оказаться на подвале, ведь у нас тут не считается чем-то необычным издеваться над пожилыми людьми. Мне 69 лет. И я, прожив честную жизнь, никогда не совершившая воровства, предательства или поступка ради корысти, должна молчать, когда вижу шваль поганую с российским акцентом на улицах моего города. Знаете, иногда иду мимо этих, которые с оторванными ногами, сидят и милостыню просят, и два чувство во мне борются: ненависть и боль. Ненавижу понятно, почему, а больно – потому что здоровые мужики, а жизнь себе и нам искалечили ни за что ни про что.

— Вы имеете в виду российских наёмников?

— Ну да, тех, которые воевали, и остались без рук, без ног. Знаете, нас всегда пичкали сказками насчёт того, что в войне есть какая-то честь и доблесть. Но ничего этого в войне нет. Потому что война несёт смерть, кровь и разруху. Туда, где вспыхивает война, куда приходят с оружием, всегда приходит смерть, всегда приходит ненависть. Мы живём на войне – со всеми последствиями, которые из этого следуют. И мы уже не увидим тут ничего хорошего, потому что не знаем, когда война закончится, и когда люди перестанут кусать друг друга, стараясь причинить побольше боли. Мне жаль, что я не сохранила столько человечности, чтобы по-настоящему пожалеть этих искалеченных людей, которые уже никак и никому не смогут навредить. Я не могу их жалеть. Россия испоганила мой мир, мою жизнь, лишила меня возможности жить среди любимых, родных моих людей, и я не могу жалеть тех, кто воевал за Россию против моей Украины.

 

 

Когда прошёл «референдум», было ощущение, что ты кричишь в комнате с толстыми стенами, которые поглощают звук. Вокруг творится какое-то безумие, сумасшествие. Никого не интересует реальная воля и выбор людей, которые оказались в тисках у России. Мы не выбирали жизнь в России, мы не хотели войны, мы оказались между двух огней. Телевизор сеял ненависть, а я видела, что большая часть Луганска вообще не успела понять, осознать, что же происходит. И вот, мы оказались в оккупации, и, несмотря на то, что очевидцы событий живы и могут всё рассказать, никто так и не понял, что вообще случилось. Потому что в телевизоре мелькают какие-то люди, которые называют себя местными жителями, которые выехали, и обливают грязью вчерашних соседей, которые просто молча в шоке смотрят на то, что происходит. Мы не можем даже на это достойно ответить. Вот такая сейчас жизнь, да.

— А как вы жили до войны?

— У нас всегда была дружная семья: я, муж, сыновья наши. Двое сыновей. Прекрасные, трудолюбивые люди, я горжусь, что воспитала достойных мужчин. Дружно мы жили, хорошо, все вместе. Как любая нормальная семья. И война нас не расколола, не было никаких других мнений и порывов, кроме Единой Украины. Это хорошо. Я ведь знаю семьи, которые распались из-за того, что жена была за «ЛНР», а муж за Украину. Слава Богу, что нас это не коснулось.

Муж умер год назад. Теперь сама «путешествую за границу», как у нас тут в шутку говорят. А на самом деле ведь это и есть самая настоящая граница: пограничники, условия проверки и досмотра, как на таможне. Правда, как будто едешь в другую страну. И это так дико выглядит, я часто езжу на подконтрольную территорию, но до сих пор время от времени меня пронзает такая мысль: одна страна, разбитая на куски. Много говорят о единстве, но приезжайте на КПП в Станице Луганской, посмотрите на единство. Серая очередь, огромное количество людей, медленно продвигаются. Инвалидов везут на колясочках, а через мост, если повезёт, немощных людей и их вещи кто-то может перевезти на «кравчучке».

Всё это вызывает такое отчаяние, такую беззащитность и слабость, как будто ты птица, сидишь со сломанным крылом, а к тебе подкрадывается кошка, и ты не можешь никуда увернуться. Мне страшно, потому что жизнь так изменилась, стала такой жестокой, а я не могу защититься от неё. И я здесь совсем одна.

— Дети предлагали вам помощь с переездом?

— Да, дети есть – двое сыновей, прекрасные люди, оба давно живут и работают на подконтрольной территории. И оба, конечно же, просят, даже умоляют переехать к одному из них. Но я решила остаться дома. Мне кажется, никакая мать не хочет под старость стать обузой для своих детей. Я относительно здорова, могу сама о себе позаботиться, в маразм не впала. Да, дети меня любят, я воспитала достойных мужчин, и довольна своими сыновьями. Это самое главное для меня как для мамы. И я никогда не пойду на то, чтобы нарушить равновесие в их семьях: оба женаты, есть дети, и неизвестно, как оно пойдёт, если я поселюсь у кого-то из них. Мир в семье дороже всего.

И ещё боюсь, что умру я, если перееду. У нас сколько соседей уже умерло вот так. Дети их забирают, стареньких, а они за полгода на новом месте угасают. У меня уже нет никакого большого будущего, единственное, чего я хочу, чтобы меня не гнали из дома, и хочу увидеть мир. Очень хочется услышать, что закончилась война, и что оккупанты ушли в свою Россию. Тоже ещё, вот ведь дикость-то, Россия на нас напала… Кто бы мог подумать, что мы имели под боком такое зло, видели, как это зло подминает под себя мир по частям, и ничего не сделали, чтобы укрепить свою армию, чтобы защитить свой народ, свою страну, на тот случай, если чокнутый сосед окончательно сойдёт с ума.

Пока вот так – живу у себя дома, жду освобождения, часто плачу, больше – молчу. По телевизору смотреть нечего совершенно. Спасает хозяйство небольшое, есть, о ком заботиться, и вроде как не одна. Есть коты, собачка. И бездомных тоже подкармливаю, ох, как жалко, люди уезжают, своих питомцев бросают одних, и они ходят голодные, несчастные, не знают, куда им идти, и всё ждут хозяев обратно. И больше никогда их не увидят. Поэтому мне их очень жаль, и я с ними делюсь и хлебом, и колбаской. Они благодарные, знаете ли. И очень добрые.

— Как часто вы посещаете Станицу Луганскую?

— Ну, как все, наверное. За пенсией езжу, за лекарствами, которых у нас нет. Ещё есть разница в стоимости продуктов питания и предметов обихода, тоже покупаю в Станице. У нас в Луганске всё или очень дорого (что не можешь себе позволить так потратиться), или же очень низкого качества, что всё равно придётся два раза покупать. Потому покупки стараюсь делать в Станице. Тяжело везти, конечно, вроде бы немного мне и нужно, но всего понемногу: то, сё, килограмм того, полкило того, вот и набирается приличная сумка. А передвигаться надо быстро, автобус ждать меня не будет. Иногда везёт, и можно кого-то за небольшую денежку попросить перетащить эту сумку через мост.

Вы видели этот мост? Представляете, что такое ходить по нему? Я ещё высоты боюсь, и так страшно становится, когда толпа людей идёт по этому мосту, и он аж как будто шатается, и мне кажется, что мы сейчас все перевернёмся, и погибнем. Я очень боюсь такой смерти. Очень тяжело там ходить, люди гибнут, и вроде как иностранцы же об этом тоже часто говорят, судя по новостям, но никто не строит новый мост. А иной раз как подумаю, что если его вдруг всё-таки будут строить, то мы же тут будем полгода сидеть без выезда…

Да, такая стала жизнь. То, о чём бы и не подумал переживать до войны, теперь стало ежедневной реальной проблемой. Мне бы хотелось, чтобы кто-то приехал сюда к нам, и снял фильм о том, как здесь проходит всего-навсего один наш день, чтобы мир увидел, как живут люди, которые зависят от вооружённых бандитов, имеющих возможность и получивших от России право нас истязать. И ничего им за это не было и не будет, разве что Бог покарает. Мы здесь уже столько видели и изнасилований, и убийств, и ограблений, что не верится, что все эти преступники понесут наказание. Да и где их будут наказывать, куда сажать? Не хватит тюрем, невозможно это.

— Вы общаетесь с кем-то на подконтрольной территории?

— Конечно. Во-первых, со своими детьми и их семьями. Я читаю украинские новости на планшете, сын научил, как пользоваться, и как потом чистить следы, что я там искала в интернете. Планшет с собой не вожу, дома лежит, от греха подальше. С людьми в Станице общаюсь. По-разному бывает. Знаете, нас ведь за что не любят – что мы приезжаем, и подобно саранче сметаем все деньги из банкоматов, создаём огромные очереди в магазинах. Сравнение, может быть, несколько грубое, но ведь это так примерно и есть… Мы приезжаем, нас много, и местные недовольны тем, что мы везде, и создаём для них неудобства. Я прекрасно это понимаю, хотя время от времени и случаются какие-то мелкие словесные стычки. Стоишь у банкомата, например, пытаешься разглядеть, что там написано на экране, волнуешься, чтобы правильно всё понажимать там, и вдруг за спиной слышишь голос: «Понаехали за своими пенсиями, ни пройти, ни проехать!». Стараюсь больше молчать в таких ситуациях. Это не люди злые, а война всех ожесточила, сделала несчастными, перепуганными, и поэтому – агрессивными, готовыми броситься защищать своё. Даже если никто и не нападает.

Люди между собой всегда найдут, как договориться. Больше пугает то, что о нас сложилось такое мнение, как о предателях и перебежчиках на российскую сторону. Для меня это всегда было удивительно и очень больно. Мы страдаем от войны, мы живём на войне, неужели непонятно, что это – ад? Где тут искать виноватых? Мы же все украинцы, все, как пальчики на руке, нельзя же отрубить, выбросить, и сказать, что так и было… Господи, как это всё страшно…

Мне хочется попросить людей вспомнить, что они люди, что ненавидеть надо Россию, а не меня. Я всю жизнь живу в Украине, работала только в Украине, здоровье отдала украинскому предприятию, прекрасных сыновей родила в Украине, и они остались в Украине и приносят пользу Украине. Надо помнить, что мы все живём в одной стране. А забрать эту страну у нас хочет Россия, а не Луганск…

Говорят, что мы все тут ходили на «референдум». Деточка, ну вот я ходила на «референдум», и что? Я ходила и голосовала «против». Я в чём-то виновата? Я сделала всё, что могла сделать. Это не было голосование, не было выборов у нас, просто на ксероксах делали кучу «бюллетеней», и сами заполняли. Стыдно через пять лет не знать хотя бы этого.

— Каким вы видите будущее Луганска?

— Вижу я сейчас всё в чёрном цвете. Давайте, я лучше расскажу о том, каким я его хочу видеть, это будущее моего родного города. Я хочу видеть Луганск снова при Украине, украинским городом, хочу надеть вышиванку и выйти на День Независимости на праздник, послушать наши красивые песни, посмотреть на улыбающихся людей. Это моя мечта – увидеть Луганск таким. Живу, жду. Жива, и спасибо.

Беседовала Марина Курапцева, независимая журналистка, членкиня общественной организации «Альянс за гражданские права»; опубликовано в издании Черноморка

Читайте также: Хронология военных преступлений России в Украине