Віталій Портников: “Майданів без політиків” не буває

Від’їзд кандидата на пост президента Білорусі Світлани Тихановської з країни, її звернення до співгромадян із закликом не чинити опір правоохоронним органам — яскрава ілюстрація того, що відбувається після знищення диктаторським режимом політичного життя і громадянського суспільства.
новости, новини, Україна, Украина,Толстая Политика, Товста політика, влада, власть, політика, политика, thickpolicy.media, thickpolicy media, thick policy, Білорусь, Лукашенко, диктатура, Громадянське суспільство, Тихановської

Тихановська називає себе символом змін. Але насправді вона — живий символ саме цієї відсутності.  При цьому особисто до неї важко пред’явити будь-які претензії.  Вона-не політичний діяч, вона навіть не дружина політичного діяча. Вона абсолютно випадкова людина у білоруському політичному житті, втім, як і її чоловік, якого до виборів не допустили.

Та й інші кандидати — абсолютно випадкові люди, які у результаті руйнування Олександром Лукашенком реального політичного процесу виявилися у центрі уваги і не могли зрозуміти рівня своєї відповідальності.  Коли я чую, як Тихановська каже, що вона боїться за себе і своїх дітей, я можу тільки нагадати, що політик повинен ставити інтереси країни і людей, які голосують за нього, вище за сімейні інтереси, що він готовий цим пожертвувати, що врешті-решт  розуміє міру відповідальності і міру жертовності своїх дій, що це може виявитися фатальним для нього і його близьких, для його дітей. А результатом має стати розвиток країни, зміни у ній.  До речі, Володимира Зеленського та його родини це зауваження теж стосується.

Нагадаю, що у нашій країні часів Леоніда Кучми і Віктора Януковича влада теж намагалася обезголовити будь-який серйозний протест проти авторитаризму та диктатури. “Майдани без політиків” — типова ситуація, у якій або оплачувані владою “активісти”, або корисні ідіоти, або просто порядні люди, які нічого не розуміли у політиці, вимагали від депутатів і представників опозиційних партій не брати участь у протестному русі, не нести відповідальності  за нього, приходити без партійних прапорів.  І за цим завжди стирчали вуха чи адміністрації президента Кучми, чи президента Януковича, які прекрасно розуміли, що у такій ситуації не може бути й мови ні про який успіх.  У цьому випадку протест рано чи пізно зведеться до нуля, і питання тільки в тому, наскільки інтенсивним буде застосування сили проти цього протесту.

Білоруси зараз перед такою ситуацією.  Тому їм залишається тільки вимагати відставки диктатора.  А українці у схожих ситуаціях відстоювали не просто обрання президентом Віктора Ющенка, але ще й не незалежність України від Кремля. Не просто відставку Януковича, але і євроінтеграцію України.

Коли ми побачимо на білоруських протестах  гасла, що закликають не просто до відставки Лукашенка, не просто до нових виборів, але і до побудови демократичної європейської Білорусі, головним завданням якої буде вступ в ЄС і НАТО і вихід з союзу з Росією, ми скажемо, що Білорусь наближається  до України, що ми маємо справу з відповідальними суспільством, представники якого готові сьогодні пожертвувати власними перспективами заради того, щоб їхні діти завтра жили у демократичній європейській країні.  Саме у цьому потрібно побажати успіху і українцям, і білорусам.

У Зеленського кажуть, що диктатури у Раді не буде, але є умови

Заступник голови Офісу глави держави Кирило Тимошенко заявив, що в умовах наявності у президента Володимира Зеленського більшості у парламенті ніхто не збирається «влаштовувати диктатуру» при ухваленні рішень.

Про це він розповів в інтерв’ю «Інтерфакс-Україна».

новости, новини, Україна, Украина, влада, власть, політика, политика, Толстая политика, thickpolicy.media, ВР, Зеленський, монобільшисть, більшості у парламентіЧитайте також: «Коаліція» є, вона забере всі міністерські крісла – представник президента в Кабміні

«Ніхто не буде змушувати депутатів у Верховній Раді натискати кнопки. Ми хочемо, щоб у нас всередині команди були максимальні дискусії, до втрати пульсу. Але перед виходом в сесійний зал парламенту ми повинні домовитися, як ми будемо голосувати», — розповів Тимошенко.

Він зазначив, що «ніхто не збирається переламувати когось».

«Завжди буде якийсь відсоток тих, хто проти того чи іншого рішення. Але ми хочемо, щоб ця дискусія не виходила назовні, вона повинна бути всередині команди», — вважає представник ОП.

Читайте також: «Слуга народу» в Раді: окрім Зеленського, фракцію ніщо не об’єднує

На його думку, підготовка законопроекту — це «не тільки однопартійна історія», це і розмова з тими, хто буде проти того чи іншого рішення.

«Звичайно, ніхто не приховує, що двигун всього цього — президент. Але я думаю, що і по кроках Верховної Ради буде видно, що ніхто не збирається влаштовувати диктатуру», — додав Тимошенко.

Нагадаємо:

  • 21 липня пройшли дострокові парламентські вибори. Найбільше голосів виборців, які взяли участь у виборах, здобула президентська партія «Слуга народу».
  • Глава партії Дмитро Разумков не виключав, що політсила може не об’єднуватися у коаліцію з іншими партіями, оскільки має найбільше депутатів  у парламенті.

Массовые расстрелы еще впереди?

Когда наши «революционеры» обличали страшный «режим Порошенко» мне всегда было смешно. Этот «страшный режим» и кошмарить по-настоящему не умел. Советский Союз при своем последнем издыхании был страшнее и опаснее

издыхании, режим, борцы, диктатура, хунта, Порошенко, Зеленский

Читаю про российские «превентивные аресты», которые проходят прямо сейчас, про убитых активистов, про чисто российский беспредел, который творят «щенки режима» (до псов они пока не доросли), и думаю: а хватило бы духу у наших борцов с режимом и дальше крутить дули Порошенко, если бы их вот так прессовали? Пришли ночью с обыском, дали 30 суток ни за хрен собачий… ни адвоката, ни звонка жене, ни объяснений…

Понятно, что массовые расстрелы впечатляют больше, но это еще впереди.

Когда рассказывают про “Зеленского-диктатора“, это так же смешно, как и рассказы про «режим Порошенко». Чистая игра воображения для впечатлительных лохов. Хунта Порошенко, диктатура Зеленского…

 

Мы счастья своего не понимаем. Забыли, что такое реальное давление, аресты, поражение в правах, психбольница. Что такое черные машины под домом ночью. Тревожный чемодан. Волчий билет. У нас нет политических статей. Мы даже за сепаратизм судим несерьезно. У нас партия, проповедующая коллаборацию, в Раде с 12.5% рейтинга у населения.

Соскучились, видать, по твердой руке. Забыли, как было совсем недавно.

Вот, честное слово, смешно.

Борцы с режимом без режима.

Борцы с диктатурой без диктатуры.

Герои с деревянными саблями.

В России тоже пока не взялись за оппозиционеров на полную силу, но там реально можно пострадать от власти, если ты против нее выступаешь. У нас на хайпе по поводу гонений — только в парламент въехать. На белом коне и под аплодисменты.

Диктатура в Украине

Некоторые темы приходится продолжать потому, что активные события получили какое-то продолжение или в отношении них всплыли важные подробности, без которых картина будет не полной или будет выглядеть не так, как было на самом деле

картина, события, диктатура, империя, Цезарь, Путин

Поэтому приходится развивать тему в новых материалах. Но иногда продолжение темы бывает вызвано большим количеством откликов на нее или пусть даже одним, но очень важным вопросом, поставленным одним человеком, ответ на который просто необходим.

Так случилось и с одной недавней нашей темой, где мы рассуждали о природе диктатуры вообще и возможности ее появления в современной Украине. Похоже на то, что именно последняя часть предложенной темы, оказалась не до конца раскрытой и потому – не вполне понятной. В любом случае, мы получили несколько интересных вопросов по теме и потому – более подробно коснемся именно этого аспекта.

В любом случае, нас очень радует то, что коллег интересуют эти вопросы в таких мелких деталях. Это значит, что они смогли запустить собственный механизм осмысления всего, что происходит, а это – программа максимум для ЛО. Мы очень хотим включить этот процесс у максимального количества коллег, а уж к чему приведут собственные размышления каждого нашего читателя – другой вопрос. Мы можем дать собственный вывод или позицию только в качестве ориентира, но никак не в качестве императива.

Итак, о диктатуре. Для того, чтобы рассуждать об Украине и о том, насколько этот вопрос актуален именно для нее, сделаем небольшое отступление в историю, чтобы понимать суть предмета обсуждения.

ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Итак, диктатура как специальная форма правления в государстве, обычно живущем по другим, более мягким правилам, впервые описана для Древнего Рима на границе первого и второго столетия до рождества Христова. То есть, от нас этот период отстоит примерно на 2100 лет. Институт диктатуры был не только описан, но имел свои четкие правила и как это не странно – ограничения. Диктатура вводилась как мобилизационная форма правления, в период каких-то серьезных потрясений, которыми могли быть стихийные бедствия, война, какие-то другие масштабные и негативные события, угрожающие устоям государства и жизням людей, населяющих его.

То есть, еще в те далекие времена было понятно, что концентрация власти в одних руках, максимально повышает эффективность ее действия, но вторым фактором эффективности, являются как раз те руки, в которые и передается эта власть. Тогда диктатор назначался из наиболее опытных и вменяемых деятелей, которые пользовались максимальным доверием. В отличие от того, к чему мы привыкли сейчас, тогда диктатором становилась личность, которую выдвигало само общество.

Кроме того, диктатура вводилась именно для решения конкретной сложной задачи и полновластие диктатора ограничивалось теми областями деятельности, которые были связаны с решением этой задачи. Глобальной концентрации власти не происходило. Кроме того, изначально устанавливался срок действия диктатуры. Он вычислялся из примерно необходимого времени, для решения поставленной задачи, а задачи ставились конкретные. Сейчас нам это трудно понять, поскольку диктаторы 20-го века ставили абстрактные цели: «Тысячелетний Рейх», «Коммунизм» и прочее, о чем никто не имел никакого представления, а значит и диктатура не ограничивалась во времени. Но в те времена, речь шла о месяца, максимум об одном-двух годах.

Это положение вещей сломал диктатор Сулла, который практическими действиями показал, что можно оставаться диктатором столько, сколько захочешь, а власть легко распространяется на все сферы жизни, а не только на оговоренные в самом начале срока конкретной диктатуры. Собственно говоря, он показал, что главное – стать диктатором, а потом – злоупотребляя своими чрезвычайными полномочиями, можно делать что угодно со всеми параметрами диктатуры.

Всю эту картину внимательно наблюдал юный Гай Юлий Цезарь и делал свои выводы. Спустя несколько десятков лет, он пойдет по стопам Суллы и стяжает себе полномочия абсолютного диктатора, за что потом и погибнет. Собственно говоря, Цезарь показал неспособность республики выстоять в условиях наличия инструмента диктатуры, поскольку всем стало понятно, что это такое. После гибели Цезаря и республики, Рим получил Империю и императоров, полномочия которых были идентичны абсолютно диктаторским.

После этого, речь о диктатуре как таковой уже не шла, поскольку цивилизация пошла по пути монархического устройства и абсолютная власть была узаконена как единственная форма правления. Диктатура же была особой формой правления в республиканском государстве с теми или иными вариантами демократического правления. Единственное, что менялось – монархи. Они либо сами умирали, либо гибли в результате войн и дворцовых переворотов, но ничего существенно уже не менялось.

Те, кого судьба занесет в Париж, кроме могилы Симона Петлюры, возле знаменитой черной башни Монпарнаса, могут побывать в аббатстве Сен-Дени. Если у вас будет туристическая поездка, то гиды вас туда никогда не повезут, поскольку район считается опасным. Но из личного опыта хочу заметить, что особых опасностей там нет, а от станции метро до входа в одноименный собор – метров двести-триста пешего хода. Но оно того стоит.

В соборе имеется усыпальница французских монархов и за 10 евро по ней можно бродить сколько угодно. Те, чье детство прошло с книгами Дюма про мушкетеров, Изабеллу Баварскую, Марию Медичи, Людовиков с различными номерами и прочих, могут увидеть места, где закончился их земной путь.

Вот в этой веренице королей, надолго растворился дух диктатуры, а воспрянул он тогда, когда страны стали избавляться от монархических форм правления и возвращаться к демократическим. Именно в это время, как аномалии, вернулась и диктатура, но уже лишившись тех ограничений, которые у нее были изначально. Диктатор узурпирует власть целиком, не стесняя себя ни качественными, ни временными ограничениями.

Тем не менее, с римских времен, а именно – со времен последней диктатуры Цезаря, диктатура унаследовала важную особенность. Чаще всего диктаторами становятся военные. В самом деле, к тому моменту, как цезарь решился податься в диктаторы, он уже стал прославленным полководцем и имел безоговорочную поддержку армии. Многие знают, что решение идти в Рим за абсолютной властью, Цезарь принял на берегу реки Рубикон, за которую не имели право переходить вооруженные военные, тем более – организованные военные подразделения. Такое положение было принято как раз против самой возможности военного переворота и Цезарь знал, что если он ступит на противоположный берег реки, вместе со своими войсками, то пути назад уже не будет. Он или добудет всю власть без остатка, или будет казнен как государственный преступник.

Цезарь таки решился и перешел Рубикон, что сало символом принятия судьбоносного решения. И вот именно с тех пор, подавляющее количество диктаторов, были военными.

Это – ключевая разница между современной и классической диктатурой. Раньше это была исключительная власть, временно переданная гражданскому лицу (хотя есть варианты, на случай войны и т.д.), а нынешняя диктатура – прямой и часто – силовой захват и удержание власти посредством силы.

Это значит, что нынешняя диктатура имеет силовую природу и самым естественным является ее захват именно силовыми структурами – военными или службами безопасности, но чаще – военными, поскольку безопасникам придется находить с ними общий язык, а это – не всегда заканчивается успехом по причине того, что у армии всегда больше сил.

В общем, любой деятель, решившийся на диктатуру, должен понимать, что ему хватит сил на процесс узурпации или захвата всей власти, а потом – на ее удержание. Это предполагает, что скорее всего, диктатор может появиться из среды военных, если же нет, то будущий диктатор просто обязан как-то договариваться с военными, поскольку сам он выходит за рамки правового поля, и если туда же выйдет армия, то он будет мгновенно сметен.

Из военных вышла масса диктаторов 20 века, и только самые яркие из них достойны упоминания. Генерал Франко в Испании, генерал Пиночет в Чили, офецеры из «черных полковников» в Греции, папаша нынешнего сирийского диктатора – Анвар Садат, Муамар Каддафи – Ливия, Абдель Насер – Египет, Уго Чавес – Венесуэла и так далее.

Вспомним то, как долго и не всегда успешно, Гитлер привлекал на свою сторону армию. Между прочим, «Ночь длинных ножей» имела два центральных стержня. Первый – Гитлер ликвидировал конкурентов и вторая – СА сильно раздражала именно фоицерско-генеральский состав армии. Поэтому штурмовики пошли под нож.

Сталин тоже долго и упорно добивался лояльности армии, хоть выглядело это иначе, но тем не менее – он добивался не просто лояльности, но контроля над армией, хоть никогда ее и не любил.

В общем, когда диктатором становится военный, то армия (чаще всего) становится на его сторону просто потому, что он – один из них и ему она готова подчиняться. Совсем другое дело, когда власть узурпирует гражданское лицо, которого армия изначально не воспринимает как своего. Даже Гитлер, достойно прошедший Первую Мировую войну, был чужаком для армии, а потому – армия должна почувствовать именно силу, а вернее – определенный ее уровень, у кандидата в диктаторы. Именно это нельзя получить, ни задумчивым видом, ни пламенными речами, ни деньгами. Это можно показать только и исключительно способностью проливать кровь.

Ведь по своей сути военные это люди, которые всю жизнь готовятся и учатся правильно, быстро и эффективно убивать противника. Это главное предназначение можно подавать как угодно красочно, наподобие «защищать родину» или что-то еще, но если все упростить до основной функции, ею окажется убийство противника. Именно внутренняя готовность проливать кровь противника, может стать для армии сигналом того, что диктатор – не размазня и не тряпка, а по-своему – родственная им душа.

Вот именно в этом ракурсе, гитлеровская «Ночь длинных ножей» стала демонстрацией армии того, что этот усатый дядя действительно может принимать подобные решения. Сталин навалил горы трупов и кстати – военных в том числе, прежде чем армия не стала ему послушной до такой степени, что не использовала несколько явных возможностей поставить его ровно к стеночке.

Что сделал Путин в первую очередь? Он развязал войну, а вернее – бойню в Чечне. Кстати, Европа сглотнула эту войну с такой готовностью, что это просто вызвало ступор. Ведь тогда он устроил Сирию у себя дома и впервые отдал прямой приказ стирать с лица земли целые населенные пункты. Европейцев никак не расстроил тот факт, что имеются документальные подтверждения геноцида, который вел Путин в отношении чеченцев. Тогда вопрос решился просто, все те люди, которые находились перед российскими войсками не с поднятыми руками, были объявлены террористами, подлежащими уничтожению. Никакие ПАСЕ, ОБСЕ или ООН даже не пикнула по этому поводу, хотя достаточное количество документов, по этому поводу, находится в свободном доступе и сейчас. Просто сшивай их в папки и вези в Гаагу.

Военные до сих пор гордятся тем, что уничтожили несколько сотен тысяч своих сограждан вооружениями, запрещенными к применению в местах, где может быть гражданское население. Пойдя этот тест, Путин стал приемлемым диктатором для армии. Это значит, что он воспользовался положением, которое помогло ему выстроить диктатуру, а потом – подмял под себя силу, в первую очередь – армию, на которой все держится. Он поступил по классической схеме и получил профит.

Однако приход во власть именно таких людей, не из армейской среды, все равно оставляет некую дистанцию, которую надо постоянно держать как можно короче. А раз так, армия должна быть довольной как в плане материального обеспечения, так и в плане возможности заниматься своим прямым делом – войной.

На самом деле, эти две позиции взаимосвязаны. Армия должна готовиться к реальной войне с внешним противником и даже воевать, а подготовка войны помогает кормить армию без особых возражений остального населения. Для этого – нужен враг. И ничего, что враг не собирается на тебя нападать, надо убедить население в том, что от него все равно исходит реальная угроза, как от Грузии или Украины. Если с этим все нормально – штыки армии будут обращены во вне, а если она еще и не бедствует, то диктатор может чувствовать себя в безопасности.

Диктатура в Украине не может развиваться каким-то особенным путем. Как только первое лицо ставит себя вне правового поля, оно объективно нарывается на силовую компенсацию такого положения и армия стоит первой, в списке сил, способных исполнить эту компенсацию. Совсем недавно мы наблюдали такую попытку в Турции. Там все случилось потому, что Эрдоган слишком долго игнорировал главный принцип взаимодействия с армией, а именно – не демонстрировал своей кровожадности, не давал армии существенной прибавки в материальном плане и не дал ей воевать. Путч провалился, а Эрдоган очень быстро все исправил. Оборонный бюджет резко пошел в гору, он перешел на откровенно милитаристскую риторику, а его войска уже воюют в Сирии. Все как по учебнику.

Но нас-то интересует Украина? Откровенно говоря, глядя на действия Пороха последних двух лет его каденции, не раз возникало ощущение того, что у нас разыгрывается примерно такой же сценарий, который будет запущен в крайнем случае. Армия получила такое финансирование, какого она не видела за всю историю ее независимости, резко выросло денежное содержание военных и статус армии. Сам Порох постоянно находился на передовой и самое главное, войну не нужно было выдумывать, она уже есть и осталось только дать армии делать свое дело, показывая решимость пойти на действия, которые связаны с кровопролитие.

Намеком на то, что он способен на такое, было лето 2014 года, но там ситуация была несколько иная по всем направлениям, а главное – армия была не в том состоянии, чтобы представлять собой важный общественно-политический фактор. По логике вещей, в прошлом году обязана была начаться операция по освобождению Донбасса и в ее рамках, Порох мог получить карт-бланш буквально на все и получил бы поддержку. Но он не решился и ситуация прокисла.

Что касается нынешнего президента, то его диктаторские амбиции должны быть обеспечены безусловной поддержкой армии, а что для этого надо – мы подробно описали выше. Поэтому, берем эти условия и смотрим, что сейчас делают люди зё. Думаю, что очень быстро они получат в лице армии очень серьезную проблему. Особенно если начнется прямая сдача интересов Украины и прямое игрище с террористами.

«Орлов авакова» – явно не хватит для такого мероприятия, да и действующий министр внутренних дел сам себя видит в диктаторском кресле. Так что зё пока делает вещи, которые исключают такую возможность. Конечно, все может быть, но для его-то подобного, он просто обязан вступить в жесткую, намного жестче предыдущей, конфронтацию с оккупантом, но это – не к нему. Он просто не поднимет эту карту.

Алексей ЛАМПОВАЯ ВАТА

Да у нас диктатура нам и че ? Нам и так хорошо жить .Алексей ЛАМПОВАЯ ВАТА.Видео для украинцев чтобы вы понимали с кем мы имеем дело в Крыму и на Донбассе

ВАТА ШОУ Андрей Полтава

Блокировка сайтов в Украине: в Раде пошли на новый шаг

Парламентский комитет по вопросам информатизации и связи отправил на доработку скандальный законопроект №6688 о временной блокировке информационных ресурсов.

блокировке, законопроект, №6688, сайты, спецслужбы, диктатура

По данным «Интерфакс-Украина«, документ предполагает соответствующие действия по отношению к некоторым сайтам без решения суда на 48 часов. Глава комитета Александр Данченко рассказал, что для подготовки законопроекта будет создана рабочая группа.

Отмечается, что ведущим ведомством по данному вопросу является комитет по вопросам национальной безопасности и обороны. Именно он ранее рекомендовал парламенту принять инициативу в первом чтении.

«У меня был разговор с представителями спецслужб. На сегодняшний день они понимают ситуацию, понимают те некорректности, которые, грубо говоря, были там допущены. Я точно могу сказать, что они готовы работать. У меня есть предварительная договоренность о создании рабочей группы», — отметил Данченко.

По его словам, рабочая группа может быть создана на следующей неделе. В нее войдут представители отрасли и спецслужб.

Напомним, в феврале 2018 года вступило в силу решение СНБО, позволяющее блокировать сайты. 21 июня в Верховную Раду был внесен на повестку дня скандальный законопроект №6688 о временной блокировке информационных ресурсов. Согласно документу, основанием для таких действий может быть не только решение суда, но и решение прокурора, следователя, согласованного с прокурором, или решение СНБО.

Эту инициативу сравнили с диктаторскими законами от 16 января 2014 года. 4 июля комитет ВР по вопросам национальной безопасности и обороны поддержал законопроект и порекомендовал принять его в первом чтении.

Однако 5 июля Рада не включила в повестку его рассмотрение. В свою очередь, журналист Юрий Бутусов объяснил, почему данная инициатива нуждается в серьезной доработке.

Как сообщалось, позже в ОБСЕ призвали пересмотреть текст законопроекта и сбалансировать проблемы безопасности с правом граждан на свободное выражение и свободные СМИ.

«По этой гадине Гаага плачет!» Украинцам намекнули, как пристыдить Путина

Россияне предложили киевлянам на финале Лиги Чемпионов развернуть огромный баннер с надписью «Путина в Гаагу».

В частности, о таком варианте рассказал российский певец и композитор Алексей «Профессор» Лебединский.

Он опубликовал в Facebook письмо от знакомого, который как раз и говорил о таком способе напоминания о преступлениях российского президента.

«Хороший вопрос. Жаль, что я сам не могу сделать такой баннер и держать его в Киеве на матче Лиги Чемпионов. Потому что по этой гадине Гаага давно плачет. Сделаете, киевляне мои дорогие?» — прокомментировал Лебединский.