Это начало: летающий гроб продолжает собирать жертвы

Вице-премьер России Юрий Борисов дал мастер-класс собственному люмпену и любому другом, который медитирует на своем российском коллеге. Как мы помним, в начале мая при посадке на взлетную полосу московского аэропорта Шереметьево потерпел катастрофу российский самолет «Супержжет»

мастер-класс, люмпен, Супержжет, SSJ-100, дефекты, жертвы, трупы

В итоге – вспыхнул пожар, в котором сгорело несколько десятков пассажиров.

Причем, самолет лишь только начал собирать урожай жертв – своих пассажиров, но похоже на то, что это лишь начало и аэроплан только готовится показать себя в плане летающего гроба. Но имея статус первого пассажирского самолета, выпущенного в РФ, а не в совке, «Супержжет» всячески выводится из-под объективной критики.

Сравнивать его «урожай» трупов с другими самолетами – нет смысла, поскольку в этом случае надо учитывать количество самолетов данной модели, длительность его общей эксплуатации и ряд других факторов. Но в данном случае важно другое. Относительно небольшое количество серийных самолетов имеет крайне высокий процент отказа операторов после недолгой их эксплуатации.

Такое происходит потому, что во время эксплуатации обнаруживаются дефекты сборки или конструкции самолета, прямо влияющие на безопасность полетов. То есть, возврат самолетов производителю это – предотвращенные катастрофы. Тем более, когда возвращаются дорогие машины и в больших количествах, оператор обязан аргументировать возврат. Судя по тому, что никаких судебных тяжб россияне не развернули, операторы отказывались, обоснованно аргументируя отказ не соответствием изделия условиям контракта. Потому-то россияне и не вытаскивают клиентов в суд.

То есть, несколько крупных зарубежных покупателей самолета отказались от него напрочь, а после последней катастрофы – от самолета начали отказываться и российские авиакомпании. В общем, такая тенденция должна привести как минимум – к приостановке их выпуска. И вот тут-то как раз и был дан мастер-класс. Вот что сказал вице-премьер о возможности остановки производства этого самолета:

«У него (SSJ-100) очень серьезный запас по прочности, по перегрузкам. Произошел экстраординарный случай. Он по техническому заданию может выдержать перегрузку 3,8g, а было ближе к шести. Это уже не аварийная, а катастрофическая ситуация. Ни одна конструкция такого выдержать не может» и добавил «SSJ-100 прошел европейскую и российскую сертификацию, а также ряд испытаний».

Вот так, легко и непринужденно, Борисов «опустил» европейскую систему авиационной сертификации. Теперь он говорит о том, что у самолета имеются европейские разрешительные бумаги, а потому – летайте этими аэропланами и не жужжите!

Тем более, что такой высокопоставленный деятель четко пояснил что самолет имеет большую стойкость к нагрузкам, а потому он – не имеет аналогов и все такое. Но по своей твердолобости, Борисов спорол классическую чушь, которую можно воспринимать как анекдот. Любой падающий самолет испытывает перегрузку, гораздо выше расчетной, и понятно – повреждается при этом. Если российский премьер считает, что перегрузки возникли по независящим от самолета причинам, то он либо держит своих читателей за идиотов, либо сам давно им работает.

Но россиянам надо понимать, что правительство у них настолько продвинутое, что даже не собирается прекращать выпуск этих летучих крематориев. Впрочем, как им писал их же классик словесности:

«Паситесь, мирные народы!

Вас не разбудит чести клич.

К чему стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками да бич».