Жил да был в Макеевке Петя. Работал токарем на местном заводе, шабашил в свободное время. Его жена трудилась санитаркой в больнице. Растили дочку и сына – хоть звезд с неба не хватали, но домик старшему сыну купили на свадьбу.

 

 

Петя всегда считал себя русским. Уверенно держал дулю в кармане, когда ездил в Киев на проплаченные митинги в поддержку “Партии Регионов” начиная с 2004-го года. Деньги платили хорошие, отчего не поехать. Тем более, что люди мы маленькие… А деньги не пахнут.

Когда в Киеве начался Майдан, Петя сидел на жопе ровно: они майданят, а мы работаем! Уже осенью 2013-го на заводе начали задерживать зарплату, а начальство стало открыто быковать. В итоге Петя уволился с родного завода, где проработал 20 лет, и до осени 2014-го перебивался на шабашках. В политику он никогда не лез, хоть и числился в “Партии Регионов”. Потому что политика – это грязное дело. Постоять подставкой под флаг за 200 гривен можно, но без политики.

От войны – в Россию

В сентябре 2014-го прямо из черты города “антифашисты” начали стрелять из минометов, гаубиц и РСЗО. И понял Петя: пора валить! Куда? Ну, конечно, в Россию, в нее родимую. Туда, где нет бандеровцев, и русскую челюсть не ущемляют.

Собрал в охапку жену, дочку, сына с невесткой и внуком, и рванули в Ростов. Поселили их там в обшарпанной общаге без воды и туалета в помещении. Точнее, туалет там был, но он вечно забит. В комнате, где их разместили, не было электрической розетки. Комендант общаги что-то мямлил про пожарную безопасность и плохую проводку. Розетка была, но в коридоре. К ней надо было выстоять очередь. В итоге Петя психанул, купил на рынке провод, розетку, нашел инструменты и провел электричество себе в комнату самостоятельно.

Так и жил Петя с семьей в общаге почти месяц. От общей массы его отличало нежелание бухать весь день и рыгать поутру. Надо было решать, что делать дальше. Либо ехать обратно в Макеевку, где утихли бои, либо ехать, куда скажут местные чиновники из ФМС.

Отправили на Север

Семейный совет постановил ехать, куда скажут. И приехали они в Кемерово. Отметились там в местной ФМС и начали обживаться. Но сначала Петю загнал в шок майор из ФМС. “А зачем вы вот это все устроили у себя?” – спросил товарищ майор. И тут Петя начал что-то подозревать.

Местные жители помогли первое время с теплой одеждой и обувью, потому что уже в сентябре в Кемерово холод собачий. Петя оформил себе документы и патент на работу как иностранный гражданин. Чиновники из ФМС сказали не волноваться и ждать, когда всей семье выдадут заветный русский паспорт.

Петя устроился разнорабочим на завод металлоконструкций для нефтяников. Работа нормальная. Спрашивают строго, но платят неплохо – до 50 тысяч выходило. Сын перебивался случайными подработками. Через пару месяцев Петя прибарахлился и начал замечать на себе косые взгляды коллег по цеху. В итоге состоялся интересный разговор, где ему в лоб задали вопрос: правда ли, что им платят по 800 рублей в сутки на каждого члена семьи?

Сказать, что Петя был в шоке – ничего не сказать. Пришлось ему применить все свои силы, чтобы убедить коллег по цеху не верить в эти сплетни. Усилия пошли прахом. Чтобы русские поверили кому-то на слово? Никогда этому не бывать. Лишняя хромосома не дает понять, что выделенные из федерального бюджета средства из расчета 800 рублей на человека не попадут сразу в Петин карман. Он про них только слышал, но ни разу не трогал руками эти деньжищи.

Шли дни, недели, месяцы. Петя работал на заводе. Начальник цеха был доволен. Пете регулярно выписывали премию за добросовестный труд и инициативность. ФМС упорна молчала в течение 11 месяцев, а Петя регулярно ходил на отметку.

Долгожданный паспорт гражданина РФ

И грянул гром в начале сентября. Петю вызвали в ФМС. Большой начальник изложил обстановку: чтобы получить паспорт гражданина РФ для себя и жены Петя должен отлистать ему в карман 400 тысяч ржублей, а за документы на всю семью нужно отбашлять миллион.

Вернулся домой. На семейном совете решили написать письмо на имя полпреда федерального округа. Результат стал известен через две недели.

Петю снова вызвали в ФМС. Начальник дал срок на сборы – неделю. Украинские документы вернули, когда Петя отлистал 50 тысяч штрафа налом. За нарушения правил регистрации. И напоследок пузатый полковник растолковал на пальцах. Петину квоту на гражданство он продал нормальным пацанам из Таджикистана. Потому что они не спорили, а по-нормальному отлистали миллион.

Возвращение на Родину

Петя вернулся в Макеевку, в свою квартиру. Жена устроилась на прежнее место работы. Завод, где он работал токарем, теперь стоит без заказов. Через пару месяцев работы дворником от биржи труда он нашел непыльное место сторожа и разнорабочего в детском саду за 3000 фублей. Старший сын устроился монтером пути на железную дорогу за 5000. Дочка собирается поступить в дынырийский институт и получить оригами под названием “диплом”.

До войны Петя получал свои 6000 гривен на заводе и шабашил. Вкруговую за месяц у него было до 10000 гривен – это больше 1000$. Теперь он сторож за 50$.

Мы встречались с ним один раз. Петя до сих пор уверен, что русские ни в чем не виноваты. Просто чиновники у них с другой планеты.

Я понятия не имею, на что он надеется. Полковник ФМС прямым текстом дал ему понять, что он русский второго сорта. И жена его, и дети ему лично не нужны. Паспорт РФ стоит 3000$ с носа. И плевать, что твоя фамилия Бердымухамедов, а не Сидоров.

Петя сидит в Макеевке и тихо ненавидит Украину за то, что ему не дали паспорт РФ. Мы с ним не виделись давно. Просто для меня Петя умер.

Иосиф Пиночет

Читайте

7 доказательств присутствия военных России на Донбассе, «не замеченные» ОБСЕ