Недавно СБУ открыла уголовное дело в отношение т.н. «мэра» Дебальцева Игоря Захаревича. Он является наглядной иллюстрацией того, что серьезные стадии эксперимента «русский мир» начались в Донецке раньше 2014 года. И это не пресловутые «россия, приди» — это приветствовавшийся на самом высоком уровне культ примитивизма, из-за которого большинство нормальных людей стремилось навсегда уехать из Донбасса.

Основная начинка «русского мира»

В 1996 году в донецком аэропорту расстреляли самого перспективного коммерсанта Донбасса Евгения Щербаня. Все правильно понявший губернатор Владимир Щербань тут же отказался от малейших идей самостоятельности и в дальнейшем колебался исключительно вместе с «линией партии». Так в давно контролируемом ФСБ РФ при помощи зависимости от энергоносителей и российских рынков Донбассе установился монополистический олигархический феодализм. На роль вывески и исполнительного директора этого людоедского эксперимента по демонтажу индустриального кластера и утилизации более не нужных рабочих назначили Рината Ахметова.

Он и его окружение с того момента и до 2014 года полностью контролировали работу государственной системы региона. Робкая надежда местной здравой части населения, что победа Виктора Ющенко после Майдана-2004 принесет перемены, быстро развеялись, когда губернатором Донецкой области назначили Вадима Чупруна. Об этом в кулуарах тогда прямо говорили, что это наглядный жест Ющенко, что он не хочет сориться с «донецкими» и Ринатом. Также был выпущен из тюрьмы близкий друг Ахметова Борис Колесников, который вообще сумел обратить все в свою пользу, продавая отсидку загнобленному местным криминалитетом донецкому электорату как кейс «пострадавшего за правду от злых бандеровцев».

И «русский мир» стал все сильнее источать свой смрад во всех сферах жизни Донецка. При помощи скрывающейся за фасадом в цветах аквафреша своей сути — гротеска в духе книг Чехова и Гоголя о помещиках XIX века. Причем, если российские флаги и сепаратистские провокации на высоком уровне не приветствовались, то полууголовная культура с каждым годом считалась в Донецке и в коридорах зданий местных органов власти и органов правопорядка все большей доблестью.

При этом ставшее общепринятым жлобство паразитировало на государственности Украины — ведь в РФ есть строгая табель о рангах и дозволенных объемах воровства, где все контролируется тотальным надзором спецслужб. До оккупации донецкие персонажи воровали с фантазией и без ограничений используя защищавший их от хозяев из Кремля украинский суверенитет.

«Русский мир» в Донецкой ОГА

В Донецке губернаторов Донецкой области местное население воспринимало не иначе, как топ-менеджеров от Рината Ахметова. Соответственно, отрицательный отбор, приведший к трагедии 2014 года, устраивали хозяина Донбасса.

Нынешний т.н. «мэр» Дебальцево Игорь Захаревич был видным образчиком той тусовки. Он считается одной из мелких сошек одиозного секретаря Донецкого горсовета Николая Левченко, которого даже на официальном уровне, например в книге Дениса Казанского и Марины Воротниковой упоминают как агента ФСБ.

Помыкавшись по фирмам второго-третьего сорта, Игорь Захаревич был допущен к проекту ОСМД. Это когда под лозунгами увеличения энергоэффективности в Украине пропагандировалось создание обществ совладельцев многоквартирного жилья, которые уходили от ЖЭКов и самостоятельно начинали эксплуатировать жилые здания.

Сама по себе здравая идея сразу начала извращаться. Криминал и не допущенные к самым жирным кускам участники олигархических группировок сразу принялись осваивать государственные деньги на продвижении ОСМД. А также тренировать на будущее рейдерские захваты и навязывание паразитирующих управляющих компаний российского образца. Тему продвигали с уровня Кабмина Азарова, Захаревич играл роль общественного деятеля и внедренческого директора.

Большую часть времени Захаревич проводил в Донецкой ОГА времен губернатора Близнюка и губернатора Шишацкого. Это было колоритное зрелище. Он делал реверансы вице-губернаторам на стоянке перед зданием областного совета. Подносил портфели. Заискивал перед теми, кого считал полезными и более сильными.

В кулуарах Донецкой ОГА многие годы было принято считать 90% посетителей «городскими сумасшедшими» — даже обычных людей без особых претензий, которые не являлись классическими «городскими сумасшедшими». По уголовным понятиям чиновников считалось западло общаться с людьми, которые наивно думали, что чиновники — это служащие, призванные решать проблемы и улучшать качество жизни населения. Чтобы это скрыть, периодически устраивались шоу, на которых царедворцы играли роль хороших бояр.

Причем официальная речь чиновников была именно такой. Сын влиятельного функционера Александр Адамов как-то решил пропиариться на открытии интернет-кафе для ветеранов второй мировой войны. В торжественной речи он заявил: «мы открыли эту комнату, чтобы ветеранам было невзаположняк выходить в интернет». И даже не понял причин хохота среди представителей освещавшей мероприятие прессы — ведь он всем заплатил за появление комплиментарных заметок в СМИ.

В таких условиях будущий т.н. «мэр Дебальцево» Игорь Захаревич придумал свой «социальный лифт». Когда кто-то из топ-чиновников шел в окрестностях Донецкой ОГА и к нему подходили простые люди задать какие-то вопросы, как представителю власти, то тут же возникал Захаревич, переключал внимание на себя, забалтывал обращающегося и так давал возможность царедворцу с 10-ого или 11-ого этажа совета избежать утомляющего разговора с жителем города. За это Захаревича стали привечать топ-чиновники. И по рекомендации одиозного Николая Левченко, уже ставшего нардепом, допускать к третьестепенным распилам бюджетных средств.

В случаях, когда, с точки зрения Игоря Захаревича, общение с обычными людьми не несло ему бонусов или угроз, он самоутверждался откровенным хамством людям в стиле современных российских чиновников. Еще тогда, когда «государство не просило вас рожать», «вы шелупонь, которая никто и звать никак» и прочие перлы еще не были трендом.

И это утвержденное на верхах поведение ширилось по Донбассу, производя неприятную атмосферу советской безысходности. Превращая отрицательный отбор в навязанное правило. В ресторанах возле Донецкой ОГА периодически можно было наблюдать как дочка одного из вице-губернаторов называла официантов официальной кличкой Путина и кричала: «ты мне мартини неправильно принес, ща я папе позвоню, и он эту забегаловку закроет». Пресс-секретарь губернатора наняла себе смазливого водителя, который злоупотреблял спиртным и в пьяном виде разбил в хлам служебную Шкоду Суперб из гаража Донецкой ОГА. Потом это выставили как «на машину упало дерево», а рядовых сотрудников милиции, которые спасли вип-чиновницу от скандала, кинули на деньги.

В популярном у донецкой золотой молодежи клубе «Дом синоптиков» каждый вечер в качестве великой доблести происходили побоища между мажорами, бывшими и действующими милиционерами и сбушниками. И как развлечение в рамках афтепати — у кого круче связи среди захвативших под руководством Януковича и Ахметова Киев «донецких». Кто может призвать в усиление бойцов спецназа МВД или СБУ. Кто может через связи папы за нанесенную обиду закрыть более слабое звено в СИЗО при помощи подконтрольных милиционеров, прокурорских или судей. Также периодически участвовавшие на тех ристалищах уголовники считались не уголовниками, а авторитетными людьми со связями в правоохранительных органах.

Символом эпохи стало объявление губернатором Андреем Шишацким джихада выполняющей в здоровых обществах функцию защиты базовых прав и свобод человека свободе слова. Когда он в ответ на критику действий чиновников назвал журналистов «профессиональными говнометчиками».

Ставший к тому моменту зампредседателя Общественного совета при Донецкой ОГА Игорь Захаревич уже достаточно далеко продвинулся в системе отрицательного отбора. И мечтал занять позицию, с которой тоже сможет называть тех, кого считает слабее себя говнометчиками и всячески демонстрировать свою крутизну издевательствами над крепостными.

Кстати, все вышеописанное — мало изученная, но важная часть технологии «русского мира». Когда ориентирующиеся на Кремль чиновники вот таким поведением вызывают отвращение у населения, создают иллюзию что это вот такая «украинская власть» и тем самым формируют массу, видящую спасение в «русском мире», правда о котором до 2014 года в Украине не была знакома широким массам.

Страх и быдлячество «русского мира»

Это статья не является разжиганием ненависти к «донецким». Наоборот, те жители Донецкой и Луганской областей, кто смог сохранить здоровую голову в условиях того мрака, гораздо сильнее и эффективнее готовы постоять за правду и за свободную Украину. Потому что дорого заплатили за то, чтобы узнать, как не надо и что из этого бывает.

И нам важно понимать, что «русский мир» невозможен без быдлячества. Это тот фундамент и питательная среда, из которого он развивается в бантустаны с вооруженными опарышами. Потому что распространенное сравнение «русского мира» с макаками для макак все же весьма оскорбительно.

И инволюция к состоянию т.н. «лднр» 2021 года имеет очень простые причины. «Элитой» Донбасса стали подконтрольные ФСБ лютые бандиты, повязанные общими кровавыми тайнами и лежащим на Лубянке убойным компроматом. Проведшие детство в драках шпаны, а юность в бандитизме эти деятели начали маскировать свою самую страшную тайну — страх. Всех более-менее духовитых вырезали к середине 90-х. Выжившие и присягнувшие Кремлю стали отгораживаться от своего страха и порожденных тяжелым детством комплексов неполноценности аляповатой роскошью.

А самым действенным лекарством от внутреннего страха для них стало угнетение превращенного в крепостных населения Донбасса. Которое не принимало совсем уж ублюдочные российские формы по причине украинской государственности, которая в меру имевшихся сил требовала от Донбасса хоть какого-то уровня культуры в социуме.

Игорь Захаревич — наглядный пример всего этого. По своим старым связям с империей Рината Ахметова он начал заниматься поставкой горючего от олигарха боевикам. И Захаревич попал туда, куда стремился все эти годы. Единичный продукт эксперимента вписался в порожденную экспериментом чудовищную модель. Захаревич по согласованию с Кремлем стал целым «замминистра топлива и энергетики». И стал обеспечивать функционирование «народной республики». Как видим, являющийся основным ингредиентом кремлевского эксперимента над Донбассом страх вызрел в Игоре Захаревиче в некий балансир для самосохранения. Он не воровал как Захарченко и Ташкент. Поэтому ему не пришлось кататься в лифте или ужинать в кафе «Сепар».

Как послушная серая деталь эксперимента он пришелся ко двору Москве. И по приказу оттуда Чепушилин назначил Захаревича т.н. «мэром» Дебальцево. Там Захаревич стал знакомиться с тем, что эксперимент не удался. В РФ финальный системный кризис, она скоро отбросит коньки, «народ Донбасса» больше никто не кормит. Он стал заискивать перед «православным олигархом» Малофеевым и появился на помойке «Царьград» с «песней» «нас не стереть, мы живем назло». Назло кому?

Плешфюреру, который проводит на временно оккупированной территории Донбасса людоедские эксперименты и жертвоприношения? Назло здравым проукраинским людям, которые ждут изгнания морока? Вообще, «жить назло» это уже шизофрения, крайняя степень быдлячества, вызревающая в результате применения кремлевских технологий. Нормальные люди живут не «назло» а со светлыми, свободными, созидательными намерениями.

После самодеятельности на балалайке с кокошником, Захаревич, чтобы хоть как-то себя занять и создать хоть какую-то имитацию бурной деятельности, дарит детскому садику венчик за 58 гривен и преподносит в это в бюллетенях «молодых республик» как великую заботу «чиновников» о социальной сфере.

Вот так «кормивший всю Украину Донбасс» (на самом деле паразитирующие на Украине структуры наследника Алика Грека) без Украины своими силами показал реальную экономическую мощь «русского мира» по-донецки — кухонный венчик за 58 гривен.

И из влиятельного уважаемого города, где Игорь Захаревич побирался у киевских топ-чиновников просьбами о «темках с нормальным откатом», Донецк превратился в кунсткамеру. Где списанный Кремлем «народ Карабаха» во главе с Симоньян взывает к плешфюреру о войне против Украины, чтобы отвлечься от страха и внутренней гниющей пустоты.

При этом рядом произошел парадокс — на подконтрольной Киеву территории Донбасса стало заметно меньше гнетущей советской безысходности. Одно осознание того, что нет того кошмара, как в т.н. «лднр» уже несет людям позитив, у них созревает понимание базовых ценностей и фундамент, чтобы менять свой дом к лучшему, точно зная, что хорошо и как не надо.

После изучения динамики «русского мира» в Донбассе понятно, что у любых их попыток «маленькой победоносной войны» нет шансов. Когда одной из сторон движут страх и комплексы неполноценности она проиграла, еще не выходя на поле боя.

И еще понятно, что действеннейшим средством для деоккупации Донбасса является создание в Украине такой атмосферы, в которой русскомирское быдлячество просто не сможет существовать. И это не сомнительные траты на восстановление разворованной россиянами инфраструктуры. Это рост и возрождение культуры. Инвестиция, которая повысит качество жизни и личную силу для всей Украины. И это ответ на вопрос — как сделать так, чтобы прекратить продолжающиеся попытки российской оккупации Украины изнутри.

И что очень важно — те проукраинские люди, что остались там и сохранили в этом лютом ужасе здравый рассудок, это героические люди. И они принесут много пользы новой Украине. Фактом своего существования они опровергают некоторые недальновидные призывы «окружить стеной и залить бетоном». Это любимая шутка Виктора Януковича о Киеве. Поэтому уподобляться им нельзя. А безобидных, но сильно пострадавших из-за кремлевского информационного террора нужно лечить, проводить реабилитацию, помещать в здоровое информационное поле. Это и есть направленная на пользу людям гуманная медицина в отличие от всемирного шоу с марлевыми повязками.

Кроме того, считающий, что продлил себе существование договорняком с Кремлем поддержкой зелёных демагогов некто Ринат Ахметов — это тоже деталь этого чудовищного эксперимента. Он в ответе, за тех, кого взрастил. И они проиграли. На самой важной шахматной доске смыслов Украина отбила финальный бросок загнанной в пятый угол российской империи. Что означает тяжелый, но интересный труд в качестве лидера новой эпохи. С мыслью, что свобода — это еще и ответственность перед самими собой.

Читайте

«Интеграция» оккупированной части Донбасса в Россию отменяется, он нужен только для грабежа — эксперт