Опыт пятилетней войны против российского агрессора подсказывает и стратегию дальнейшей борьбы с ним в навязанных нам гибридных условиях.

Прежде всего, нужно помнить, что агрессор приходит туда, где украинский язык находится в загоне. К примеру, из 62 школ Луганска, только две были украинскими. Результат – оккупация Луганска. Поэтому вопрос государственного языка в независимой стране – это вопрос жизни или смерти народа.

Также нужно учесть, что путинская стратегия против несговорчивых соседей – это стратегия удавки. Путинскому самоуверенному – задавим, должны быть противопоставлены действия противоположной стороны под девизом «замучитесь пыль глотать», в виде пыльной и безводной крымской блокады. А на Донбассе блокада должна сопровождаться активной обороной с переходом к освобождению отдельных участков украинской территории для получения стратегического преимущества.

В Азовском и Черном морях, необходимо как можно быстрее развернуть свой «москитный флот», способный действовать маневренней противника и наносить убийственные ассиметричные удары, в случае необходимости. Стратегическая и постоянная поддержка военно-морских сил НАТО в виде общих учений, тренировок, патрулирований, сопровождений торговых судов – гарантия спокойствия в Черноморском регионе.

Тема введения миротворческого контингента ООН в ОРДЛО и на неконтролируемый участок украинско-российской границы остается актуальной, но нежелательной для Кремля до тех пор, когда западные санкции станут ему невмоготу и придется идти на реальные уступки. Значит, тема санкций должна быть наполнена новым действенным содержанием ради общеевропейского мира. Сегодня Украина воюет не только за себя, но и за Европу.

Следующий вектор стратегии борьбы с российским агрессором – это активная подача исков в международные суды в отношении новых преступлений агрессора в Азовском море. Арестованные украинские моряки, выполнившие приказ командования, не совершали уголовных преступлений. Наоборот, они были по пиратски атакованы российскими береговыми судами в нейтральных водах с применением огнестрельного оружия, в результате чего, имеются раненые с украинской стороны. Так, что «судить» их по российским уголовным законам Кремль права не имеет, ибо они справедливо признали себя военнопленными, силой захваченными в плен и таковыми являются. С пленением украинских моряков и захватом украинских судов российской стороной, Кремль перешел красную черту, выступив агрессором в ранее им отрицаемой и необъявленной гибридной войне.

Единение всех украинских сил внутри страны – это не менее значимая стратегия за все прочие. По мнению аналитиков, враг может ударить в период между первым и вторым туром президентских выборов, с одной стороны, дабы поддержать соперника нынешнему президенту, а с другой, с целью запугать Украинский народ, мол, не проголосуешь как надо Кремлю, будет война. Но угрозами Украинский народ – граждан Украины всех национальностей уже не очень испугаешь на пятом году необъявленной войны.

У Украины есть кому, и есть чем воевать. Коль Родина позовет, то у военкоматов очередь желающих защитить страну выстроиться быстро, как это уже было ранее. Именно эта народная стратегия готовности защитить Отчизну и останавливает российского агрессора, явно не готового умыться своей кровью на чужой ему земле.