Сети негодуют от увиденного: полуголая мамаша выбросила годовалого ребенка. Видео

Сети негодуют от увиденного: полуголая мамаша выбросила годовалого ребенка. Что же это за мать?!

 

 

В канун Нового года из Москвы отправился первый пассажирский поезд в оккупированный Крым. Как полагается, президент России Владимир Путин первым протестировал новый поезд. Однако, несмотря на ажиотаж в первые дни запуска пассажирских поездов из Москвы и Санкт-Петербурга в оккупированный Крым, эксперты считают, что на данных поездах ездить будет некому.

В поезде “Симферополь-Москва” на днях произошел вопиющий инцидент. Подробностями происшествия поделилось издание Факты.

На записи видеокамер попал момент, как горе-мать выбрасывает ребенка из купе в поезде. Оказалось, россиянка находилась в состоянии алкогольного опьянения, когда бросила своего ребенка на межвагонную лестницу. Шокирует и тот факт, что малышке было всего десять месяцев. Младенец оказался между двумя этажами вагона. Малыша из беды вытащил сожитель матери. На следующей станции после указанного инцидента, семейство высадили из поезда.

Оказалось, что 36-летняя женщина ехала в купе с двумя детьми и гражданским мужем. На видео видно, как семилетняя девочка пытается успокоить горе-мать.

Высадили неадекватных пассажиров в городе Крымск, Краснодарского края. На женщину и ее сожителя составлен административный протокол. Младшую девочку забрали в больницу, а старшая была помещена на время в социально-реабилитационный центр. В российских СМИ пишут, что инцидент произошел в ночь на 10 января. Несмотря на такие действия матери, детей ей отдали спустя четыре дня после указанного происшествия. Этот факт сильно возмутил людей, просмотревших видео. Они критикуют действия социальных служб, которые отдали детей такой матери.

Читайте Гробы для мёртвых россиян

Приложение «Мой донос» стал доступным в смартфонах россиян с 1 января 2020 года

Мобильное приложение «Мой донос» стал доступным для россиян с 1 января 2020 года. Как отметили в МВД, необходимость появления новой платформы для граждан, позволяющей своевременно оповестить о противоправных и подозрительных действиях со стороны других россиян, возникла в связи с участившимися случаями краж ящиков для доносов с улиц и почтовых отделений.

Приложение, по словам разработчиков, будет многофункциональным и позволит не только написать новое сообщение в органы, но и проверить судьбу уже ранее написанного доноса по номеру трека по аналогии с почтовыми посылками. В силовом ведомстве обещают, что каждое обращение будет изучено, а ответ на него отправлен его автору, которого также снабдят дополнительной информацией о наказании того чьё имя упоминалось в доносе.

Для установки программы на телефон её можно будет скачать на сайте Госуслуги или получить помощь в инсталляции от сотрудников МФЦ. При этом МВД напоминает, что не собирается принимать анонимные доносы и сообщения из иностранных государств. Для желающих оповестить органы в письменном или печатном виде останется возможность, как и ранее, воспользоваться услугами «Почты России».

Читайте  РПЦ МП с религиозной точки зрения – это абсолютно незаконная организация

«Путин врет на голубом глазу»: историк рассказал, чем отличаются Кремль и Тегеран

По мнению историка и оппозиционера Андрея Зубова, различие между путинским режимом и режимом аятолл в Иране вполне очевидно.

 

 

Недавное признание официального Тегерана в том, что самолет Боинг украинской авиакомпании МАУ был сбит ракетой системы ПВО (это привело к гибели 176 людей), стало большим и неприятным сюрпризом и показательным для Кремля и для Владимира Путина.

Соответствующее мнение высказал известный российский историк и оппозиционер Андрей Зубов на собственной странице в социальной сети Facebook.

«Мы привыкли, что наша власть лжет и упорствует во лжи, когда весь мир указывает ей, что она лжет. Их-там-нет стало новым словом русского языка. Почему же аятоллы повели себя иначе, чем путинская власть, когда их приперли к стенке? Ведь признание вины обратится в немалые денежные расходы и в потерю лица тех самых «Стражей», которые являются главной опорой режима аятолл? Они, что, там в Иране с ума сошли?» – задал он несколько риторических вопросов.

Зубов твердо убежден, что правители Ирана сознались в сбитии Боинга из-за исламских догм. Поскольку в Коране четко записано, что ложь – очень тяжкий грех для любого правоверного мусульманина. А вот власти РФ считают, что ложь — не грех, а уловка и непременное условие существования.

«Все знают, что Путин врет и им, и миру «на голубом глазу», и в отношении Боинга МН-17, и в отношении Скрипалей, и множества иных деяний власти», – считает историк.

Читайте Путин поддержал решение Сталина о вводе войск в Польшу в 1939 году

Что будет с Россией после Путина

Так, друзья — вот и наступил 2020-й год, которым заканчивается второе десятилетие XXI века. В нашей соседке-России этот год в каком-то смысле юбилейный — этой страной вот уже ровно два десятилетия фактически бессменно правит Путин, который вместе со своими товарищами единолично определяет внешнюю и внутреннюю политику России. В середине «нулевых» был короткий период правления Медведева — но фактически у руля страны всё так же оставался Путин.

Многие знакомые мне россияне называют правление Путина «удачным», но всё больше и больше народу начинает задумываться о том, что происходит на самом деле. Если вы почитаете мой блог, то достаточно часто увидите в комментариях мнение о том, что Россия где-то свернула не туда и снова движется в совок сталинско-брежневского образца — с максимально зацензурированными СМИ, агрессивной внешней политикой, преследованием инакомыслящих, сокрытием реальной статистики и несменяемой «партией» у руля страны.

В сегодняшнем посте я бы хотел написать о том, что ожидает Россию после Путина. Это не предсказание и не прогноз — просто некоторая экстраполяция тех печальных тенденций, которые сейчас происходят в этой стране. В комментарии приглашаются все неравнодушные для обсуждения этой интересной темы, которая касается фактически всего пост-советского пространства.

В общем, обязательно заходите под кат, пишите ваше мнение в комментариях, ну и в друзья добавляться не забывайте. И на телеграм-канал тоже подписывайтесь)

Погружение в реальность.

 

 

Первое и самое важное, что ждёт Россию и россиян после ухода Путина, я бы назвал одной фразой — погружение в реальность. Нечто подобное произошло в начале девяностых годов после краха СССР — вместо фальшивых, не имеющих отношения к реальности репортажей о перевыполнении плана по чугуну и надоям, людям вдруг показали ту страшную действительность, которая их окружает. Кстати, именно поэтому многие латентные совки рассказывают об ужасах девяностых — хотя по сути это лишь ужасы совка (вроде нищетыбессмысленной жизни и маньяков) о которых в девяностые стали говорить открыто.

Нечто подобное ожидает Россию и россиян после ухода Путина — в стране наконец-то появиться реальная статистика и реальные СМИ (взамен пропутинских пропагандистов), и вместо приторной картинки всё более улучшающейся жизни люди узнают правду о том, какое количество населения реально осталось в России, о распродаже огромных территорий и сотен гектаров леса Китаю, правду о реальных зарплатах в $200-$300 в «великой нефтеносной стране» и правду о войне в Украине. И это только верхушка айсберга — на местных уровнях выясняться подробности о расхищении бюджетов власть имущими и прочее подобное.

Эффект от всего случившегося будет подобен взрыву информационной бомбы — одно дело когда об этом рассказывают небольшие ютуб-каналы, и совсем другое дело, когда правду про всё это расскажут по государственным каналам — людям, которые десятилетиями привыкли слушать советскую лапшу о том, что мы живём в лучшем мире государстве. Думаю что одно это может изменить Россию до неузнаваемости.

Испорченная международная репутация.

Второй холодный душ, который ждёт россиян после ухода Путина — это осознание того факта, что за время правления ПВВ Россия успела разругаться о всем цивилизованным миром, включая ближаших соседей — восстанавливать репутацию придётся десятилетиями, а в случае с Украиной, против которой Россия развязала войну — столетиями. Внешняя политика Путина, описать которую можно одной фразой «любите нас, или мы вас убьём!» потерпит полный и окончательный крах.

Читайте Это абсолютно больной старик с замашками Гитлера

Медленно и постепенно после ухода Путина до россиян начнёт доходить, что в современном мире любят и уважают не агрессивных нищих, а успешные и богатые страны, а любые союзы возможны только лишь как союзы равноправных стран, а не колониально-имперские образования, основанные на уничтожении большой страной культуры более маленькой страны. Как страна Россия начнёт постепенно осознавать, что использование национального вопроса во внешней политике («защита русских» и т.д.) — это древний, тоталитарный гитлеровский ход из первой половины XX века, который выглядит анахроничным ужасом в современном мире.

Но испорченную годами путинского правления репутацию придётся восстанавливать ещё очень долго — это одно из проклятий пост-путинской России и расплата за «крымнашевский» угар и выкрики «дойдём до Киева за три дня».

Крах идеологии.

Фактически сразу после ухода Путина с поста президента  (и не важно, сделает он это сам или его вынесут вперёд ногами) — произойдёт крах путинской идеологии. Это произойдёт даже быстрее, чем развал советской идеологии после краха СССР — та хоть прикрывалась какими-то эвфемизмами про «рабочих и крестьян», путинская же идеология преследует одну цель — удержание власти в России одним человеком и его ближайшим окружением.

Именно для этой цели Россия вновь обеляет Сталина, навязывая людям сказки о необходимости «неподконтрольного сильного лидера», именно поэтому была развязана война в Украине и фактически объявлен курс на «возрождение СССР», в котором Путин смог бы стать несменяемым генсеком. Именно поэтому в России идёт постоянная идеологическая накачка на «противостояние с Западом», а победа в «Великой Отчественной войне», состоявшаяся 75 лет назад, фактически превращена в культ и подаётся чуть ли не как личная победа Путина.

При этом внутри самой страны идёт постоянное закручивание гаек — власти сажают неудобных активистов и блогеров, запрещают любые собрания и шествия (задерживают даже за одиночные пикеты), и стремяться даже полностью подчинить себе интернет. Фактически, вся внешняя и внутренняя политика страны верстается под удержание власти одним человеком, а не для какого-то там мифического «благосостояния россиян» — и после ухода этого человека с поста президена вся эта идеология потерпит полный и окончательный крах.

Риск сепаратизма и «референдумов».

 

 

Одно из преступлений, совершённых Россией во времена правления Путина — это так называемый «Крымнаш», в ходе которого у независимой страны Украины была отжата часть территории. «Крымнаш» как явление — это не только сама военная операция, но и так сказать информационная поддержка этого преступления — которой были охвачены, были в этом так сказать «замазаны» все слои населения в России.

Концептуальной основой «Крымнаша» стал «референдум» гитлеровского образца, в ходе которого Россия якобы вернула себе «исконное». Однако тем самым Путин открыл ящик Пандоры — так как после «Крымнаша» Россия теперь не имеет признанных международных границ, и фактически любой из её соседей, пользуясь правом сильного, может устроить подобный «референдум» уже в самой России. К примеру, Китай мог бы вдруг заявить, что Айгуньский договор 1858 года и Пекинский трактат 1860 года, который установил границу между Россией и импенией Цин — недействительные, были заключены какими-то алкоголиками, а на самом деле Хабаровск и Владивосток — это китайские земли и были таковыми всегда. Это совершенно та же логика, которую использовала Россия во время «Крымнаша», и я подробно рассказывал о ней в посте «Если все вдруг станут фашистами».

В общем, никто не может предсказать, что будет с Россией после Путина — так как сам Путин открыл ящик Пандоры по переделу мира военным путём под рассказы об «исконном». Ещё он любит говорить о каком-то там «периоде стабильности», но как раз-таки при нём мир стал максимально нестабильным — все ждут от России какой-нибудь новой аннексии или войны.

Призраки будущего.

Вот такая невесёлая картина мне рисуется в отношении России. Всё конечно может быть иначе — но лично мне кажется, что с уходом Путина Россию ждёт достаточно затяжной период депрессии и подведения итогов — нечто вроде тяжёлого похмелья в масштабах всей страны. Поклонники Путина любят повторять фразу «Нет Путина — нет России», и в каком-то смысле они правы — без Путина совершенно точно не будет той путинской России, которая выстроена сегодня. И это будущее заглядывает в окна не светлым солнечным лучом — в окна смотрят лишь тёмные призраки…

Такие дела.

А в комментариях напишите, что вы думаете по этому поводу, интересно. Что будет с Россией после Путина?

Читайте Уголовники и мафия – костяк российской агрессии против народа Украины

ОСВЕЩЕНИЕ КОНФЛИКТА В ЧЕЧНЕ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ В РОССИЙСКИХ СМИ

Военный конфликт в Чечне явился испытанием не только для российских военных и политиков, но также и для средств массовой информации.

Поток информации в современном мире настолько разнообразен и противоречив, что отдельный человек самостоятельно разобраться в нем не в состоянии. Поэтому отбор наиболее важной информации и ее представление – важная задача всей системы СМИ, что, естественно, открывает широкие возможности для манипулирования массовым сознанием. СМИ имеют огромные возможности в сфере политических манипуляций и воздействии на массовое сознание через формирование у населения определенного общественного мнения о том или ином событии, человеке, явлении. Особенно актуальной эта проблема стала для России, страны, в которой грамотность населения в сфере массовых коммуникаций низка, а темпы развития информационных и политических технологий значительно опережают развитие законодательной базы в области информационной политики, ограничивающей возможности использования СМИ в манипулятивных целях.

В информационном обществе власть знаний и информации становится решающей в управлении обществом, оттесняя на второй план влияние денег и государственного принуждения. Непосредственными носителями и, особенно, распространителями знаний и другой политически значимой информации являются СМИ. Хотя масс-медиа призваны решать определенные задачи в политической системе и обществе, в реальной жизни они достаточно самостоятельны, имеют собственные, часто расходящиеся с потребностями общества цели деятельности и используют для их достижения различные методы. Влияние на политику СМИ осуществляют прежде всего через воздействие на информационный процесс, что в свою очередь позволяет определенным образом формировать общественное мнение.

Непосредственное обладание такой властью – прерогатива СМИ. Они не только отбирают сведения, поставляемые информационными агентствами, но и сами добывают и оформляют их, а также выступают их комментаторами и распространителями.

Основой политического манипулирования является создаваемая СМИ виртуальная реальность, которая может в корне изменить пропорции подлинной модели мира. Важной предпосылкой для манипуляции можно считать также и тот факт, что, обладая монополией на информацию, СМИ задают приоритеты событий. В мире происходят миллионы событий, но обсуждается только та их часть, которую СМИ вводят в сферу внимания респондента.

Наряду с фактором отбора информации существует не менее важное средство манипулятивной силы СМИ – слово. Возможность выражать мысль с помощью различных словосочетаний позволяет одному человеку воздействовать на восприятие окружающей действительности другим человеком. Если, например, критикующая правительство пресса пишет о «бомбежке населенных пунктов» в Чечне, то проправительственные газеты сообщают об этих же эпизодах, как о «поддержке федеральных сил с воздуха».

Читайте “Изоляция” – русский концлагерь для украинцев в центре Европы ­

Современные информационные технологии преобразовали почти каждую сферу человеческой деятельности, в том числе они произвели революцию и в военном искусстве. Традиционная война дополняется принципиально новыми формами противоборства, в которых победа будет достигаться не только с помощью классического или даже ядерного оружия и привычных способов ведения войны, а путем массированного использования новых средств информационного оружия. Сегодня это оружие приобретает свойства, позволяющие ему заменить и даже превзойти оружие массового поражения.

Во всем мире налицо очередная «гонка вооружений», только уже информационных. Намечается тенденция по более активному противодействию – разрабатываются способы обороны в информационной войне, появляются сторонники идеи ограничения распространения информационного оружия на международном уровне. Параллельно разворачиваются широкие теоретические исследования. США – безусловный лидер в этой сфере – ежегодно выпускает один за другим учебники по ведению информационной войны, организует факультеты по этой специальности при самых престижных университетах. Термин «информационная война» становится модным и все чаще используется журналистами при анализе тех или иных общественных событий. В основе информационной войны лежат старинные, много раз опробованные методы по пропаганде и «промывке мозгов», которые, однако, благодаря глобализации информационного пространства действительно делают их оружием массового поражения. Принципиально цель любой информационной войны – это разум каждого человека, а техника – это лишь инструмент, благодаря которому пропаганда доходит до отдельной личности.

Информационные войны заставляют по-новому взглянуть на профессию журналиста и функционирование масс-медиа в обществе. К сожалению, практика показывает, что не существует независимых масс-медиа. Даже самые крупные СМИ в современном обществе не сумели достигнуть того уровня независимости, который бы им позволил оставаться нейтральной стороной в любом конфликте. Неосознанно или умышленно они встают на сторону одного из противоборствующих участников, позволяя манипулировать собой и общественным мнением в чьих-то интересах.

История человечества – это история войн. Эволюцию общества можно изучать, рассматривая различные виды вооружения и способы ведения боевых действий, характерные для каждой эпохи. Традиционно выделяется три типа обществ, которые эволюционно сменяют друг друга в развитии цивилизации. Это аграрное, промышленное и информационное общества. Каждому из них соответствует свой тип производства и, конечно, свой способ ведения войны. Аграрная революция завершилась созданием первых в истории сообществ людей как таковых. В то время не существовало постоянных армий и профессиональной военной деятельности. Промышленная революция привела к созданию массового производства, массового общества и оружия массового поражения. Армия с того периода стала находиться на службе у государства. Промышленное и аграрное общества, которые все еще характерны для некоторых стран, ведут войну за пространство, основной метод, который они используют – это физическое разрушение противника. В конце 70-х – начале 80-х гг. новые технологии стали менять облик обществ индустриальных стран. Массовое индустриальное общество стало превращаться в информационное. С этого времени в лексикон человечества прочно входит выражение «информационная эра», и будущее планеты начинают связывать исключительно с дальнейшей информатизацией.

2000 год. Разрушенный Грозный

Информационный век принес новый способ ведения войн, который характеризуется использованием современных информационных технологий и минимальным числом человеческих жертв. Военные операции нового типа ведутся самыми развитыми в техническом плане государствами и требуют наличия больших интеллектуальных ресурсов. Термин «информационная война» впервые оказался в фокусе внимания в связи с войной в Персидском заливе в 1991 г. После нее, по мере распространения глобальных сетей, у информационной войны стали появляться свои теоретики. Пока не существует единого, всеми признанного определения этого явления. В одних исследованиях понятие информационной войны дается слишком широко. Например, «информационная война – это стратегия, операции, тактические действия, проводимые в мирное время, во время кризиса, конфликта, войны, в период восстановления мира между соперниками, конкурентами, врагами с использованием современных информационных технологий, чтобы достигать своих целей»[1]. Очевидно, что это определение слишком многозначно, так как предполагает почти все виды человеческой деятельности. Другие определения информационной войны, наоборот, слишком ограничены, они рассматривают какой-то узкий ее аспект, называя, например, информационной войной только компьютерные преступления. Более академическое, наиболее часто цитируемое определение было дано директором информационных войск министерства обороны США: «Информационная война состоит из действий, предпринимаемых для достижения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой нашей собственной информации и информационных систем»[2].

В качестве базового определения мы предлагаем использовать определение Г.Г. Почепцова:
«Информационная война – коммуникативная технология по воздействию на массовое сознание с кратковременными и долговременными целями. Целями воздействия является внесение изменений в когнитивную структуру, чтобы получить соответствующие изменения в поведенческой структуре»[3].
Рассмотрим основные отличия информационной войны от обыкновенной.

1. Обычная война предсказуема и допускает применение оборонных мероприятий. В случае информационной войны возможны определенные операции по защите, «вакцинация» мышления против введения альтернативной точки зрения. Получив и обсудив ее заранее, человек по иному ведет себя в случае реального получения контраргументации. Однако в большинстве случае возможность предугадать направление и инструментарий возможной атаки в информационной войне отсутствует.

2. При информационной войне возможен поэтапный захват, когда аудитория завоевывается частями. Вероятна отдельная работа с лидерами мнений, молодежью и т.д. В отличие от бомбы, которая разрушает всех, информационная война действует избирательно, охватывая по-разному различные слои населения. Обычное оружие действует на любую часть населения одинаково.

3. При информационной войне существует возможность многократного захвата одних и тех же людей, что выражается в захвате различных тематических зон сознания.

4. Человек не в состоянии реагировать на невидимое действие, подобное радиации. Более того, это воздействие, по сути, может облекаться в доброжелательную форму, на которую человек не готов отвечать агрессивно. Главная опасность информационной войны – отсутствие видимых разрушений, характерных для войн обычных. Население даже не ощущает, что оно подвергается воздействию. В результате общество не приводит в действие имеющиеся в его распоряжении защитные механизмы. Информационная война выглядит как «мирная», поскольку может идти на фоне всеобщего мира и благополучия.

5. В отличие от войн прошлого, пространство или расстояние не играет в новых войнах той роли, что раньше. От личного контакта в войне аграрного периода и резкого увеличения дистанции в войне индустриального периода мы перешли к информационной войне, перед которой нет ограничения в виде расстояния.

6. В информационной войне изменяется роль воздействия: от чисто физической – разрушение объекта – к коммуникативной, сохраняющей объект. Задачей теперь становится изменение коммуникативной среды объекта. Войны, направленные на завоевание пространства, сменились войнами, направленными на завоевание знаний. «Информационные технологии позволяют обеспечить разрешение геополитических кризисов, не производя ни одного выстрела»[4].

***
Информационная война велась в мире и при отсутствии компьютеров. Однако сегодняшняя зависимость цивилизации от информации сделала ее гораздо более уязвимой в этом отношении. Быстродействие и широкое распространение информационных сетей многократно увеличили именно мощь информационного оружия. Информация начинает нести в себе как созидательную, так и разрушительную силу, но в гораздо большей степени, чем раньше.

Кроме того, именно в современных демократических обществах информационные войны получают благоприятные условия для своего существования. Модель сегодняшнего общества, как принципиально открытого, предполагает гораздо больший объем разнообразных информационных потоков, чем в случае закрытого общества.

В тоталитарном государстве, например в Советском Союзе, формирование общественного мнения происходило с помощью одного гигантского источника, охватывающего абсолютно все сферы информационного существования. Творчество журналиста подвергалось жесткому административному контролю. Прежняя система власти перекрывала внешние, противоречащие строю, каналы информации. Таким образом, информационная война велась в основном между странами. Внутри государства относительная стабильность обеспечивалась искусственно создаваемым информационным вакуумом.

На смену старой политике пришло перенасыщение информационного пространства, наполнение его разными фактами, версиями, теориями, внешне не связанными друг с другом. Это – характерный для демократического общества плюрализм, где определенное число сильных источников формируют общественное мнение. Возникает альтернативная коммуникативная среда, в которой наличествует несколько точек зрения. Потребитель получает возможность поиска источников информации. В подобных обществах складываются благоприятные условия для организации разнообразных информационных воздействий. Резко возрастает объем информации, которую граждане получают вне контроля своих правительств. Теперь не только государства и нации становятся участниками информационной войны. От войны между странами мы переходим к войне, где для отдельного государства могут представлять опасность группы внутригосударственного уровня или даже отдельные люди. Умелое владение информационными технологиями, с одной стороны, делает их равноправными участниками информационного поля, с другой – дает им возможность выступить в роли опасного противника, который может выходить на государственный уровень конфликта. В итоге информационные мини-войны теперь можно наблюдать в политической и экономической сферах, дипломатии, во время избирательных кампаний и т.д.

В этих условиях появляется понимание того, что информационного мира не бывает и быть не может, поскольку новое информационное пространство в своем многообразии готово принять любую точку зрения. Это напоминает ситуацию в конфликтологии, где принята парадигма, в соответствии с которой конфликт является нормой жизни любой живой системы. Конфликтов не бывает только в мертвой системе. Военная ситуация возникает, когда конфликт начинает поддерживаться в неинформационном пространстве.

Если рассматривать понятие информационной войны глобально, то можно прийти к выводу, что сегодня это столкновение различных целей теорий, предположений, неэквивалентных систем знаний приводит к войне. В современном информационном пространстве постоянно идет конкуренция различных идеологий. В этой борьбе одна идеология пытается вытолкнуть другую, с целью занять ее место. «Мы приближаемся к такой ступени развития, когда уже никто не является солдатом, но все являются участниками боевых действий, – говорит один из руководителей Пентагона. – Задача теперь состоит не в уничтожении живой силы, но в подрыве целей, взглядов и мировоззрения населения, в разрушении социума»[5].

В информационных технологиях конечным звеном цепочки является человеческий разум. При этом в отношении армии противника ставится не просто задача разрушения информационных систем, а приведение ее к полной потере желания сражаться. Тем самым конфликт может быть разрешен не силовыми методами, а информационными. Новым объектом военного воздействия становится разум противника, а не просто его тело, как это было при предыдущих войнах.

Военные действия любого периода истории так или иначе сопровождались попытками информационно воздействовать на противника. Исследователи информационных войн часто приводят пример из древности, когда войска Чингисхана использовали самые разнообразные формы слухов, которые распространялись среди населения и войск противника, чтобы убедить их в многочисленности и непобедимости войск, своей свирепости и быстроте передвижения. Тем не менее, полномасштабные акции, в которых можно выявить первые элементы информационных войн, стали проводиться только в ХХ в.

Радиоинформация позволяет без затруднений пересекать любые границы, именно поэтому радиовещание было основным средством воздействия в период «холодной войны». Сейчас же возник новый канал коммуникации – Интернет, который активно используется в пропагандистских целях в вариантах военного чеченского конфликта.

Первая мировая война. Организованное информационное воздействие стало осуществляться во время Первой мировой войны, когда впервые в Великобритании, США, Франции, Италии на уровне правительств были организованы структуры по проведению психологических операций. Для периодаПервой мировой войны характерным было использование печатных средств массовой информации: памфлетов, листовок, газет. Массовая пропаганда приобрела широкий размах, например, в 1918 г., когда каждую неделю выпускалось более 2 тыс. воздушных шаров с 1000 листовок в каждом. Одновременно была развернута широкая сеть устных выступлений. Параллельно велась работа по такому каналу коммуникации, как кино. Первая мировая война также характеризуется «расцветом» пропаганды зверств со стороны противника, что позволило активизировать свою сторону на требуемые ответные действия.

Вторая мировая война. Пытаясь охватить как можно большую аудиторию, фашизм взял на вооружение такую новую коммуникативную технологию, как радио. Радио стало для Гитлера основным средством внешней пропаганды. Особенно мощную радиовойну он развернул в 1933 г. против Австрии, призывая сбросить существовавшее там правительство. Нацисты организовали для этих целей три радиостанции, имитирующие вещание с территории Великобритании. В радиосообщениях передавали имена солдат, попавших в плен, чтобы заинтересовать людей в слушании. Так, большой популярностью пользовалась передача «Письма, которые вы не получили», в которой приятный женский голос, называя реальные имена, читал отрывки из писем, найденных на телах немецких солдат, убитых в очередном сражении. В эту войну активно использовались плакаты с простыми иллюстрациями и слоганами. В то время это был основной вид коммуникации, в котором использовалась свастика. Сам символ был избран Гитлером из-за его простоты и эффективности. Геббельс призывал активно использовать отсылки на пафос и героизм. В 1928 г., например, нацисты распространили плакат с силуэтом солдата, павшего в Первую мировую со словами «национал-социалист, или наши жертвы не напрасны». Плакаты появлялись повсюду – на стенах зданий, в киосках, в окнах партийных учреждений и в окнах всех, кто симпатизировал Гитлеру. Темы были незамысловаты, однако они апеллировали к двум сильным эмоциям: ненависти и идеализации. Очень активно пропагандисты рейха боролись со слухами. Если союзники сбрасывали листовки, содержащие военные сводки, о которых молчали немцы, то немцы печатали несколько видов бюллетеней, помогавших бороться с этими слухами путем нейтрализации конкретных фактов. На этом этапе войны наиболее активной стала кампания «шепота», т.е. работа по распространению контрслуха с использованием устного канала. Агент в гражданской одежде или военном мундире громко беседовал с товарищем в людном месте, чтобы их могли послушать местные жители. Агент внедрял слух, содержание которого было разработано соответствующими органами. Правительство надеялось, что этот слух в конце концов подавит слух подрывного характера на эту же тему. Большой размах в эту войну приняло мифотворчество. Геббельс, которого назвали первым имиджмейкером, в числе своих заслуг считает создание мифа о Гитлере. Некоторые исследователи сегодня считают, что Вторую мировую войну в области информационного воздействия Гитлер как раз выиграл, проиграв ее на поле битвы. Японцы также организовали широкие кампании по информационно-психологическому воздействию. Пропагандистские сообщения печатались на листовках, с одной стороны которых размещались порнографические картинки. Это стимулировало солдат к тому, чтобы поднимать их и сохранять[6].

 

 

Один из эффективных методов – метод большой лжи, успешно применял Гитлер, который писал:
«Восприимчивость масс довольно ограничена, их понимание – незначительно, зато забывчивость чрезмерно велика… Только того, кто тысячекратно будет повторять ординарные понятия, масса пожелает запомнить. Если уж врать, так врать нагло: в большую ложь охотнее верят, чем в малую… Люди сами иногда врут в мелочах, однако большой лжи они стесняются. Следовательно, им и в голову не придет, что их так бессовестно обманывают… В случае любой неудачи следует незамедлительно искать врагов. Если их нет, надо придумать. Большая ложь дает выигрыш во времени, а потом о ней никто не вспомнит» (цит. по: Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая (информационно-психологическая) война. М., 2000. С. 34.).
В основе другого метода, использованного гитлеровской пропагандой, лежит ограниченность восприятия людей. Человек не успевает перерабатывать массив данных, его оперативная память ограничена, избыточную информацию он воспринимает, как шум. Поэтому действительно важную роль играют простые формулировки, повторение, закрепление определенного набора положений. Достаточно эффективными оказываются периодические, сменяющие друг друга (хотя бы и пустые) кампании, занимающие внимание людей. Последовательность кампаний не оставляла времени для размышлений и оценок.

Третий метод, использованный Гитлером, основан на том, что в подсознании человека заложено определенное, коррелирующее поступки отдельных лиц, «стадное» чувство принадлежности к определенной общественной группе, которое стимулирует моду, синхронизацию поступков, подчинение лидерам. На его основе можно успешно пропагандировать расовую и религиозную исключительность, преимущества «образа жизни», выделенность «интеллектуалов» над серой массой нецивилизованных «совков» и т.п. Важно подчеркнуть, что действия гитлеровской пропаганды относились к нестационарным условиям, быстро меняющимся событиям. Именно тогда эффективны и ложь, и быстро сменяющие друг друга кампании[7].

Пропаганда союзников среди японских солдат в свою очередь широко использовала листовки, призывающие к дезертирству. Анализ пропаганды, нацеленной на стимулирование дезертирства, показал, что дезертировали в основном социально изолированные люди. Неэффективность этого рода информационного воздействия заставила союзников скорректировать свои сообщения. Акцент на индивидуальном спасении оказался неверным, и пропаганда была перестроена на коллективное спасение. Листовки теперь стимулировали среди солдат коллективное обсуждение проигрышного военного положения, нормальность почетной сдачи в плен. Изображения на листовках показывали, как сдавшиеся совместно трудятся и неплохо проводят время в плену[8].

Холодная война. Информационную войну этого периода сразу связывают с работой западных радиостанций, которые тщательно глушились в СССР, но все равно «накрывали» своим вещанием почти всю территорию страны. Исследователи считают, что существенную роль в информационной войне играли нетрадиционные носители информации. Основной составляющей стала пропаганда при помощи материального мира. Система пропаганды не была готова работать с таким срезом информационного воздействия. «Первым типом нового информационного влияния можно считать бытовые вещи, изготовленные на Западе, вещи лучшего качества. Вещи шли впереди, выполняя несвойственные им функции носителей информации. Опираясь на них, воображение рисовало уже совсем иной мир. Другим носителем информации также были вещи только на экране кино или телевидения – второстепенная информация, не связанная с сюжетом. Третьим носителем становились люди, побывавшие за границей. Обсуждение этих вопросов происходило не на официальном уровне, а на уровне личных контактов. А именно личностный уровень является наиболее благоприятным, поскольку мы получаем информацию от знакомого человека, которому доверяем. Так мы стали получать западные стандарты»[9].

Таким образом, основным информационным конфликтом этого периода можно считать несоответствие потоков. «Противник» побеждал использованием необычных информационных носителей, которые активно генерировали в воображении реципиента новый для него мир в чрезвычайно идеализированном виде.

Информационная война во Вьетнаме. Эта война стала для Америки первым примером «телевизионной войны» и первым проигрышем. Неуспех операций по информационному воздействию связывают с неуспехом на реальном поле боя. «Победы в информационном пространстве должны поддерживаться победами военными»[10].

Вьетнам считается классическим вариантом развития событий, когда население отвернулось от власти, не оказывая ей необходимой поддержки для проведения войны. Мы наблюдали это же в рамках российского варианта военных действий в первой чеченской войне. Основным каналом воздействия и в том, и в другом случае считается телевидение. Телевидение показывало то, что в обычной войне население не видит. Визуальная картинка боя, смерти, привнесенная в уют дома, имела совершенно непредсказуемые последствия. Население увидело то, что могут видеть только профессиональные военные.

Во многом психологические операции оказались неуспешными из-за того, что специалисты неточно учитывали менталитет и национальные особенности противника. Несмотря на неудачу, эта война дала несколько интересных примеров информационного воздействия. Три американских агентства занимались психологической войной во Вьетнаме. Использовались несколько типичных приемов: эксплуатация «страха смерти» – листовки показывали мертвых солдат-вьетнамцев, указывая на будущую смерть тех, кто будет продолжать войну, демонстрация трудности жизни в лагерях вьетнамских партизан, их желание увидеть родных, сомнение в победе коммунизма.

Информационная война в Персидском заливе. Термин «информационная война» оказался в фокусе внимания в связи с войной в Персидском заливе в 1991 г. Это был первый случай системного применения информационных технологий в военном конфликте. В этой войне для информационного воздействия было выбрано два типа целевой аудитории: иракские солдаты и американское общественное мнение. В первом случае активно использовались листовки (их было сброшено 29 миллионов) и радио, которое транслировало свидетельства сдавшихся солдат, перемежавшиеся молитвами из Корана и сообщениями о направленности бомбовых ударов на следующий день. В результате 75% сдавшихся подтвердили, что на них повлияли листовки и радио. Кроме того, были организованы активные кампании по дезинформации противника, направленные на скрытие истинного места расположения войск. Журналистам, освещающим вторжение с моря, было предоставлено больше свободы, а освещение высадки десанта в пустыне было заблокировано. В результате информационные потоки на одну из тем стали более интенсивными. В прессе постоянно появлялись сообщения об обязательной высадке морской пехоты, об учениях десантно-амфибийного соединения, о разминировании противодесантных заграждений, подавлении авиацией огневых точек на берегу. В итоге, Ирак стал готовиться именно к данному варианту вторжения. Эти мероприятия сопровождались физическими действиями по разрушению иракских информационных систем – радио, компьютерной связи, элементов инфраструктуры, транспортных коммуникаций и т.д.

Второй тип аудитории – американское общественное мнение – формировался с помощью телевидения: было установлено, что чем больше зритель смотрел ТВ, тем более уверенно он одобрял военные действия. Войну упаковали в мини-серии и стали показывать в прайм-тайм. Это была первая война, сопровождаемая прямой трансляцией с места событий на весь мир, первое грандиозное телешоу. Показателем эффективности информационных операций является тот факт, что Джорджа Буша в тот период поддерживало более 80% населения. В основе пропаганды войны в Заливе лежало изображение Ирака и его союзников как принципиально антидемократических государств. Психологическая война активно опиралась на использование метафор обеими сторонами. Буш объявил, что 3000 американцев в Кувейте являются «заложниками». Этот термин четко вызывает образы, связанные с терроризмом. Позиционирование иракцев как террористов было важным фактором объединения коалиции. Дополнительное сравнение Хуссейна с Гитлером дало четкий имидж, имевший сильный общественный резонанс. В свою очередь Ирак положил в основу своей пропаганды панарабское единство и желание вытеснить западное влияние из региона. По отношению к Кувейту были задействованы три направления пропаганды, оправдывающие военные действия Ирака. Это распространение мнения, что Кувейт забирал иракскую нефть, обманывая Ирак, что Кувейт исторически являлся частью Ирака и что война – это джихад против иностранных захватчиков, которые «пьют вино, едят свинину, используют проституцию»[11].

Информационная война в Югославии. Машина идеологической войны была запущена еще до начала военной операции НАТО. С одной стороны, начала формироваться установка на оправданность возможных решительных действий альянса во имя защиты прав человека, с другой, создавался образ фашистского агрессора в лице стран НАТО. СМИ, поддерживающие режим Милошевича, вели активную психологическую обработку югославского общества, именуя НАТО «варварами» и «агрессорами» и выставляя этнических албанцев «расой насильников», «обманщиков» и «недочеловеков». Западные СМИ тоже вносили свой вклад в то, чтобы создать из Милошевича демонический образ «врага номер один европейской демократии». НАТО предложили обществу хорошо продуманную пропагандистскую версию событий. Вторжение сил НАТО именовалось «гуманитарной акцией», общественное мнение активно убеждали в том, что военные действия направлены против одного человека и его военной инфраструктуры. Официальные лица настаивали на том, что «война ведется не с югославским народом». В очередной раз использовалась мифологема, что НАТО ведет «битву за западные ценности» и выполняет свою роль «защитника демократии».

Журналисты часто не имели возможности проверить официальную информацию НАТО, особенно ту, что касалась численности потерь людей и технических потерь. Жертвы среди мирных жителей проходили по разряду «грубых ошибок» и «побочного ущерба», под излюбленной формулой натовских информаторов: «отдельные, случайные и неизбежные потери среди мирного населения». Многое впоследствии не подтвердилось – например, сообщения о массовом дезертирстве из югославской армии. НАТО предъявляли факты зверств сербской армии и стремились показать колонны албанских беженцев из Косово.

В техническом плане война велась по разрушению сербской телекоммуникационной инфраструктуры. Усилия НАТО были больше нацелены не на компьютеры, подключенные к Web’у, а на радары, поскольку инфраструктура Интернета в Югославии развита слабо, и ее военные не использовали WEB для связи. Бомбовые удары наносились прежде всего по системам коммуникаций, телевизионным центрам и т.д.

Если действия вооруженных сил носили локальный характер, то информационная война с самого начала велась как мировая и тотальная, т.е. вовлекающая весь мир и каждого человека, слушающего или смотрящего новость. Иначе не могло быть при глобальном, всепроникающем характересовременных СМИ. Если быть вполне точным и учитывать цель – защиту «западных ценностей», а, по сути, их распространение с цивилизованного Запада на «земли варваров», то эту информационную войну следует именовать также «идеологической».

Использовались все те же приемы «давления на психику», призванные пробудить сочувствие к безвинно страдающим простым косовским албанцам и вызвать возмущение поведением власть предержащих, т.е. правительством Милошевича. Налицо была тенденция раскрутки спирали эмоций против «режима Милошевича»[12].

Информационная война на Ближнем Востоке. В этом противостоянии между сторонниками Палестинской автономии и сторонниками Израиля особенно интересно обратить внимание на масштабы, которые может принимать компьютерная война в Интернете. Пропалестински настроенные хакеры вторглись в информационные системы Израиля, повредили многие из жизненно важных ресурсов. В списке сейчас присутствуют свыше 40 израильских сайтов, которые были взломаны, выведены из строя или «изуродованы». Мощные удары были нанесены по серверам основных провайдеров. С начала информационной войны перебои со связью стали в Израиле достаточно обыденным явлением. Взлом сайтов и с той, и с другой стороны является уже почти нормой, теперь каждый из сторон грозит полностью вывести из строя инфраструктуры сегмента Интернета противника. Завершающий этап этой кампании предполагает массированную атаку на коммерческие сайты, что должно принести электронной коммерции страны миллионные убытки.

Информационная война в Чечне. Конфликт в Чечне получил название «первой российской телевизионной войны»[13]. Первая кампания, как признают все исследователи, была проиграна Россией прежде всего в информационном плане. В качестве причин неуспеха приводят следующие. Во-первых, не работало оцепление, через него журналисты проходили к террористам, которые позировали и давали пространные интервью. Во-вторых, не был выделен представитель штаба для контактов с общественностью и СМИ: «Присутствие в зоне конфликта сразу нескольких высокопоставленных лиц противоречит принципам организации управления кризисной ситуацией»[14].

В этом конфликте масс-медиа не были на стороне государства, СМИ освещали конфликт сочувственно по отношению к боевикам. Подобная многозначность не может приносить успеха при воздействии на массовое сознание, когда требуется преобладание одной точки зрения, а не возможность выбора из нескольких. Удар по зрителю нанесли реальные картины военных действий, которые до этого были доступны только для военного человека. Кроме того, есть мнение, что информационная кампания, направленная на создание негативного отношения к войне, спонсировалась заинтересованными лицами из Чечни и стран дальнего зарубежья. Покупались пи-ар компании в прессе, направленные на дискредитацию армии, политиков, поддерживающих операции федеральных войск в Чечне, сориентированные на развитие пацифистских идей и трансляцию в общественное сознание различных панических настроений. Это выражалось в том, что российские СМИ «усиленно оплакивали судьбы беженцев из Чечни, десятками штамповались репортажи о «бедных солдатиках», «несчастных срочниках, которых подставили мерзавцы-командиры» и одновременно о «зверях-контрактниках», уничтожающих мирное население». Старательно формировались образы «генералов-идиотов». Российских слушателей, зрителей и читателей убеждали в том, что «бюджет не выдержит военных расходов». Кроме того, прочеченские агитаторы-пропагандисты доказывали, что сопротивление бандитам и налетчикам – занятие не для порядочных людей и, тем более, не для настоящих христиан. Присутствовало в СМИ и мнение, что «возмущенное зверствами российских войск» мировое сообщество ни за что нас не признает за цивилизованную страну и опять не даст кредитов»[15].

Во время второй военной кампании в Чечне правительство кардинально изменило свою информационную политику, взяв под жесткий контроль внутригосударственное циркулирование информации о конфликте. Секретарь Совета безопасности РФ Сергей Иванов призывал СМИ последовательно вести информационную войну против чеченских террористов. «Если СМИ не доверяют официальным источникам, могут использовать чеченских информаторов, то главное – не пускать их в прямой эфир. Пять лет назад мы проиграли в этом, сейчас нельзя наступать на те же грабли. Ведь и международное право, и мировой опыт на нашей стороне. Член Ирландской республиканской армии ни под каким видом не получит эфир в Великобритании. Так предписывает закон: террорист не должен использовать СМИ в своих целях. А у нас что получается? Бандиты дают интервью, выходят в прямой эфир»[16].

Тем временем линия фронта продолжает пролегать в новом месте. Западные телекомпании периодически показывают кадры военных преступлений федеральных войск в Чечне. Эти акции считаются проявлениями информационной войны между Западом и Россией. «Крайне тенденциозной, а часто ложной и откровенно антирусской была осенью и зимой 1999/2000 г. та информация о войне в Чечне, которая публиковалась на страницах большинства западных газет и журналов. Очень редко публиковались сообщения официальных российских военных источников или даже не особенно объективных российских газет. Преимущество отдается до сих пор сообщениям из чеченских источников. В большинстве случаев эти сообщения являли собой дезинформацию, которую нет смысла опровергать»[17].

Тем не менее, в этот раз Россия одержала безусловную победу в информационной войне, результатом которой стало то, что, по данным социологических опросов, среди россиян растет количество сторонников ввода федеральных войск в Чечню, а также тех, кто считает Чечню частью России. Несмотря на значительные людские потери со стороны военнослужащих и мирного населения, на возникновение сложной гуманитарной ситуации и постоянного давления (порой предвзятого и субъективного по своей сути) со стороны Запада, это существенным образом не сказывается на общественном мнении россиян в понимании ими предпринимаемых действий.

К числу нового инструментария Чечни-2 следует отнести четкий вербальный отбор слов для описания ситуации. Таким новым словом стала зачистка. Весьма симптоматично его комментирует журнал «Итоги»: «Когда мы говорим очистить, уместно спросить себя: от чего? А слово зачистить даже грамматически устроено так, что такого вопроса не предполагает. Зачистить – и все тут. Поэтому человек, слыша в «Новостях» по сто раз на дню, что что-то там опять зачистили, и имея полное ощущение, что он в курсе событий, может в сущности весьма туманно представлять себе, что именно происходит». Петр Вайльперечисляет также другие замены: «Это не война, а антитеррористическая операция», «Идет освобождение территорий», «Федеральные войска заняли, федералы продвинулись». Сюда же можно добавить пример с употреблением/неупотреблением слова «граница» по отношению к Чечне. Поскольку пересечение границы предполагает акт агрессии, это слово быстро исчезло из лексикона.

Чечня-2 показала возможности контроля масс-медийного пространства по следующим параметрам:

· контроль вербальных обозначений, еще одним примером чего служат «ковровые/точечные бомбометания», которые, как и «зачистка», убирают из поля сознания смертоносный характер;

· контроль визуальной картинки, в соответствии с которым на телеэкране отсутствует изображение раненых, потери техники со стороны федеральных войск;

· контроль единства интерпретации, в данном случае было отдельное указание министерства Лесина, запретившего показ на телеэкране интервью со стороны боевиков[18].

Соответственно, для западной аудитории активно порождалась идеология антитеррористической операции, что удачно вписывается в модель мира западного человека.

Первый этап данной войны еще не характеризовался подобной четкостью. На экране промелькнули интервью Хаттаба и других боевиков. Возникли трения с некоторыми субъектами Федерации по поводу отправки в Чечню новобранцев. Все это было исправлено. Картинка войны стала такой, какая требуется для военных. К числу методов, в том числе и психологического воздействия, следует причислить и акцент на непризнании Масхадова в качестве законного президента, разного рода «заигрывание» с оппозицией ему. Дестабилизация лидера достаточно часто используется в подобных ситуациях.

Информационную войну в гуманитарной сфере прежде всего связывают с психологической войной и пропагандой. Если военные действия в технической сфере направлены на физическое разрушение противника и имеют больше общего с силовым решением конфликта, то гуманитарные формы ставят целью изменить структуру мышления противника, ход его рассуждений и процесс принятия решений. В результате противник, подвергшийся информационно-психологическому воздействию, должен изменить поведение в соответствии с интересами инициировавшего войну. В большинстве случаев объект информационной атаки не догадывается, что он подвергался воздействию, ему кажется, что все решения он принимал самостоятельно и добровольно. В этом контексте становится понятной значимость СМИ, непосредственно через которые происходит формирование общественного мнения, осуществляется влияние на процесс принятия политических решений в стране. Журналистов используют в целях, которые требуются на данный момент. Таким образом, СМИ не столько объективно информируют общество о реальности, сколько интерпретируют ее в интересах организовавшего войну. В современном мире благодаря открытости обществ и последних информационных технологий были созданы благоприятные условия для широкого распространения информационных войн. Теперь информационно-психологическое воздействие является естественным компонентом любого политического конфликта как в международной, так и во внутренней политике. Информационные войны имеют много общего с коммерческой рекламой и пи-ар. Все эти операции используют в своей работе понятие «коммуникативной модели общества» и имеют схожие методы воздействия. Общность методов приводит к отличиям только в более серьезной технической подготовке, более существенной исследовательской базе по изучению целевой аудитории, масштабности и агрессивности. Для удобства дальнейшего изучения в данной работе предлагается использовать поддерживаемое некоторыми теоретиками разграничение понятия «информационная война» на психологическую войну, которая ведется против внешнего врага, и пропаганду – воздействие, осуществляемое на собственное население. «Аудитория, на которую направлены психологические операции, как правило, чужая, пропаганда направлена на свою аудиторию. Пропаганда более долговременна, поэтому может уделять больше внимания контексту, чем тексту, имеет множество целей. Психологические операции более кратковременны и ограничены в целях. Пропаганда нуждается во множестве текстов, для нужного результата в психологической операции достаточно одного»[19].

Особенности информационного пространства противника диктуют выбор методов ведения информационной войны. Эти методы при разных целях являются общими для психологических войн, пропаганды и избирательных технологий. В своей основе они имеют принципы, разработанные коммерческой рекламой. Использование этих методов предполагает прямое манипулирование СМИ и журналистами в своих интересах. Это может происходить напрямую, когда зависимые СМИ транслируют точку зрения хозяина и ведут информационную войну в его интересах. С другой стороны, это может быть скрытое манипулирование масс-медиа. В этом случае организатор информационной войны должен обладать мощными интеллектуальными ресурсами, чтобы переигрывать прессу на ее же поле. Речь может идти о формировании так называемой повестки дня, т.е. событиях, которые попадают каждый день в поле зрения масс-медиа. Можно поворачивать ситуацию таким образом, что внимание СМИ будет привлечено к определенным событиям. Событие становится событием только тогда, когда попадает на экраны телевизоров. Происходит резкое ограничение возможных тем для обсуждения. СМИ навязывают аудитории не только темы, но и свои интерпретации событий.

Профессиональное построение информационной кампании подразумевает искусственное создание «псевдособытий», разного рода информационных поводов, с помощью которых инициаторы войны привлекают журналистов к освещению интересующих их тем.

Высокий профессионализм проявляется в создании самотранслируемых тем, которые, тем не менее, отвечают пропагандистским интересам. Определенный материал подается в такой форме, чтобы представлять интерес для СМИ. В конечном итоге это приводит к распространению публикаций, обсуждению темы даже среди тех СМИ, которые не относятся к данному пропагандистскому центру. В случае с зависимыми масс-медиа, можно привести пример использования методов по изменению масштабов события, когда оно в процессе информирования о нем меняет свой статус. Ситуация реально является многосторонней, поэтому для ее описания могут избираться те или иные ее аспекты. Плохие новости придерживаются, а акцент делается на успехах. Получается, что СМИ выполняют роль привратников, решающих, какое сообщение пустить, а какое нет.

Другая категория методов связана с мифологизацией, которая сопутствует любому конфликту. В большинстве случаев она связана с широким применением метафор, проведением выгодных ассоциаций. Основой ориентации человека служит складывающаяся в мозгу определенная «картина мира». У человека и общества с помощью внешних воздействий можно менять структуру мировоззрения («картину мира»). Это осуществляется внедрением в сознание политических мифов, позволяющих заменить целостное мировоззрение фрагментарным. Крупнейший вклад в исследование мифов XX в. внес немецкий философ Эрнст Кассирер. Его исследование, написанное более полувека назад, было связано с ситуацией в гитлеровской Германии. Но кажется, что оно написано совсем недавно и описывает нашу действительность. Приведем общую характеристику мифов XX в., данную Кассирером:

«Методы подавления и принуждения всегда использовались в политической жизни. Но в большинстве случаев эти методы ориентировались на “материальные” результаты. Даже наиболее суровые деспотические режимы удовлетворялись лишь навязыванием человеку определенных правил действия. Они не интересовались чувствами и мыслями людей. Конечно, в крупных религиозных столкновениях наибольшие усилия предпринимались для управления не только действиями, но и сознанием людей. Но эти усилия оказывались тщетными – они лишь укрепляли чувство религиозной независимости. Современные политические мифы действуют совсем по-другому. Они не начинают с того, что санкционируют или запрещают какие-то действия. Они сначала изменяют людей, чтобы потом иметь возможность регулировать и контролировать их деяния…

Наши современные политики прекрасно знают, что большими массами людей гораздо легче управлять силой воображения, нежели грубой физической силой. И они мастерски используют это знание. Политик стал чем-то вроде публичного предсказателя будущего. Пророчество стало неотъемлемым элементом в новой технике социального управления. Даются самые невероятные и несбыточные обещания; “золотой век” предсказывается вновь и вновь.

Философия бессильна разрушить политические мифы. Миф сам по себе неуязвим. Он нечувствителен к рациональным аргументам, его нельзя отрицать с помощью силлогизмов. Но философия может оказать нам другую важную услугу. Она может помочь нам понять противника. Чтобы победить врага, мы должны знать его. В этом заключается один из принципов правильной стратегии. Понять миф – означает понять не только его слабости и уязвимые места, но и осознать его силу. Нам всем было свойственно недооценивать ее. Когда мы впервые услышали о политических мифах, то нашли их столь абсурдными и нелепыми, столь фантастическими и смехотворными, что не могли принять их всерьез. Теперь нам всем стало ясно, что это было величайшим заблуждением. Мы не имеем права повторять такую ошибку дважды. Необходимо тщательно изучать происхождение, структуру, технику и методы политических мифов. Мы обязаны видеть лицо противника, чтобы знать, как победить его» (цит. по: Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая (информационно-психологическая) война. М., 2000. С. 37–38.).

В настоящее время по сравнению с тем, что было 50 лет назад во времена Кассирера, благодаря СМИ процесс создания мифов резко ускорился. Теперь миф – это один из центральных пунктов психологической войны. «Картина мира», т.е. то, с чем человек сравнивает реальность, из целостной и взаимосогласованной становится фрагментарной, мозаичной, состоящей из набора мифов. Эти мифы дают ложную искаженную картину мира и заставляют людей действовать против своих интересов.

Специальная информационно-аналитическая комиссия при правительстве России в 1995 г. провела работу по созданию антимифа относительно чеченского кризиса, который можно было бы противопоставить западной версии. Было отмечено, что у руководителей западных стран сложился мифологический комплекс представлений о действиях России в Чечне. Предлагалось следующее: «Более правильным было бы развитие представлений о ситуации в Чечне как типовом региональном конфликте в пограничной зоне взаимодействия западной (христианской) и восточной (мусульманской) цивилизации, еще точнее, как о типовом в общемировых координатах сепаратистском мятеже, опыт подавления которых имеет любая демократическая страна»[20]. Реинтерпретация подключается к хорошо известной на Западе парадигме Хантингтон, где будущие войны трактуются как войны цивилизаций.Если в парадигме «демократия – авторитаризм», растиражированной западными СМИ, западный человек выбирает демократию, то в парадигме «христиано-мусульманский конфликт» он естественным образом выбирает сторону христиан, т.е. России.

Чтобы оправдать введение войск во время войны в Персидском заливе, американцы применили отсылки на уже имеющиеся в общественном сознании мифологические представления. Если в случае войны с японцами противника легко можно было обозначить, как «желтый дьявол», то в случае этой войны не было возможности задать подобное расовое отличие – и с той, и с другой стороны были представители арабской национальности. Поэтому для обозначения Кувейта и Саудовской Аравии был придуман термин «страны потенциальной демократии». Это позволило задействовать мифологию, в соответствии с которой США выступают как защитники демократии во всем мире.

В рамках этого метода во время конфликта происходит героизация своей стороны и демонизация стороны противника. Героизация обеспечивается за счет демонстрации отсутствия своих убитых и раненых, помощи гражданским лицам, героических действий своих солдат. Демонизация обеспечивается за счет создания негативного имиджа лидера противника (наркоман, коррупционер, сумасшедший), наличия убитых и раненых, демонстрации зверств по отношению к мирному населению, разлада и дезертирства в чужой армии.

«Упаковка» сообщения происходит при помощи метафор, визуальных имиджей, отсылок на мораль, таким образом, задается отношение к сообщению. Если мы возьмем интерпретацию событий в Чечне российскими масс-медиа, то сразу вспоминаются словосочетания «бандформирования», «чеченская мафия», «лица кавказской национальности», которые дали возможность представлять эту ситуацию как однозначно связанную с нарушением нормы. Появилось упоминание о войне России на Кавказе в XIX в. как доказательство невозможности реальной победы в такой войне, также примером исторического опыта всплыл и Афганистан. Визуальные имиджи дополняли эту картину тем, что показывали российских солдат всегда в каком-то странном виде: вне формы, это всегда почти дети, которые непонятно зачем заброшены на произвол судьбы. С другой стороны, этому представлению противопоставлялся образ противника, с которым наша армия вряд ли могла бы конкурировать.

Иметь поддержку общественного мнения для правительства во время любого конфликта, пожалуй, важнее, чем реальные победы на поле боя. Противник обладает достаточными средствами для того, чтобы дестабилизировать обстановку. Насаждение происламских идей, спланированные акты гражданского неповиновения могут привести к перелому в общественном мнении, а в итоге, все это может привести к массовым беспорядкам и потере властью доверия и влияния. Всего этого противник вполне может добиться, используя как основное оружие методы информационно-психологического воздействия. Поэтому правительство вынуждено организовывать эффективную контрпропаганду.

С одной стороны, СМИ, публикуя информацию о высоком моральном духе солдат, сплоченности союзников, высокой боеготовности армии, воздействуют на общественное мнение, чтобы подавить страх и панику, повысить уровень доверия к правительству. С другой стороны, это необходимо и для того, чтобы воздействовать на противника, который так или иначе тоже получает эту информацию. Предполагается, что она способствует понижению его боевого духа, уменьшает желание сражаться, вызывает неуверенность в своих силах и целесообразности своих действий. По существу военная сила может не соответствовать распространенной точке зрения о ней, но если противник принимает ее на веру и отказывается сражаться, то война оказывается выигранной информационно, а не традиционным путем, когда побеждает физически более сильный противник.

ПУБЛИКАЦИИ О ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЕ В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

«Восстановление конституционного порядка в Чечне» глубоко задело российское общество, сформировало у значительной его части резко негативное отношение к конкретным решениям власти. Все это стало поводом для самых разных по характеру попыток разобраться в роли участия в событиях – и их оценке общественным мнением – российских СМИ.

Чеченский кризис расколол СМИ. На одном берегу оказались те, кто поддерживает позицию власти, на другом – те, кто против нее возражает.

В настоящий момент информация из Чечни становится все более скудной и односторонней. Из противоречивых сообщений военных и других официальных лиц невозможно понять, что же там происходит: одержана победа над основными силами противника и осталось подавить лишь мелкие очаги сопротивления, или ситуация серьезна и угрожающа? За плотной информационной завесой и повседневная жизнь Чечни. Редкие сведения независимых наблюдателей рисуют картину чудовищного произвола на территории республики, фактически выведенной из-под действия каких бы то ни было законов. Наблюдатели-правозащитники, для которых объективность и беспристрастность – основополагающие принципы, фиксируют нарушения прав человека обеими противоборствующими сторонами, давая им соответствующую оценку.

С начала боевых действий в Чечне к правозащитным организациям поступают многочисленные жалобы местных жителей о грабежах, которые осуществляют военнослужащие. Об этом есть и публикации в СМИ. Фактически грабежи стали обычной повседневной практикой. Однако органы военной прокуратуры РФ упорно продолжают утверждать, что жалобы и сведения о грабежах со стороны военнослужащих бездоказательны.

На военные действия в Чечне, которые по всем критериям следует квалифицировать как вооруженный конфликт немеждународного характера, распространяются действия норм гуманитарного права, касающиеся внутренних вооруженных конфликтов.

Как заявил Правозащитный центр «Мемориал», грубейшие нарушения прав человека и норм гуманитарного права совершают обе стороны конфликта. Но действия федеральных сил – это действия законной федеральной власти Российской Федерации, которая, подписав целый ряд международных правовых документов, взяла на себя обязательства соблюдать права человека. Именно это обстоятельство придает нарушениям прав человека со стороны федеральных сил РФ особую тяжесть[21].

С самого начала боевых действий на Северном Кавказе встал вопрос об их правовом статусе. Как известно, первая военная кампания в Чечне (1994–1996 гг.) не получила четкой правовой характеристики: она определялась с помощью таких эвфемизмов, как «восстановление конституционного порядка» или «разрешение конституционного кризиса».

Такая же правовая неопределенность имеет место и по отношению к проводимой в настоящее время военной акции. Для ее оправдания официальные органы чаще всего ссылаются на необходимость борьбы с терроризмом и именуют ее «антитеррористической операцией»; иногда говорят, что она является ответом на агрессию со стороны бандитских формирований или просто «чеченцев». Но это – декларативные заявления, а не правовое обоснование.

СМИ же стоят на разных позициях: патриотизма или пацифизма. Инструктивное письмо «О порядке освещения в СМИ событий вокруг чеченского конфликта и его информационное обеспечение» опирается на старые и действующие мифологемы, показывающие чересчур грубый патриотизм. Например:

«Показывать, что у российской державности в лице нелояльных чеченцев имеется неисправимый враг, выпестованный и поддерживаемый из-за рубежа и фашиствующими элементами из стран СНГ».

«Избирать уничижительную форму изложения при описании руководителей противника, выявляя всю их примитивность, озлобленность, жестокость и звериную сущность».

«Создавать информационные массивы, отмечающие мощь и дух российской армии, силу русского оружия. Раскрывать меркантильный интерес чеченских боевиков-бандитов и присущий им страх»[22].

Профессиональный язык военных, претендующих на право толковать войну, нацелен на то, чтобы скрыть самый большой секрет войны: смерть. «Потери» – это то, что можно найти. «Зачищать» – делать чистым. «Живая сила» – это не люди. А «нелюди» – это та сторона. Они же отщепенцы, бандиты, отморозки, т.е. изгои, на которых никакие законы не распространяются, с которыми переговоры невозможны по определению, «не с кем там вести переговоры».

Набор «медиологем» войны оказался крайне скуден. При попытке составить такой словник сталкиваешься с тем, что он «исчерпывается тремя разделами: разделение на «добрых» (наших) и «злых» (ненаших); весьма неизощренные подмены всех слов, обозначающих смерть и физическое страдание; попытки прикрыть убийство людей правовой терминологией, подменить его восстановлением справедливости, в варварском понимании – местью»[23].

Как-то по-своему осмыслив уроки первой чеченской войны, власть пытается внедрить в сознание людей представление, а точнее – идеологическое клише: журналист – прежде всего гражданин своей страны. И вот уже введено понятие: журналист не своей профессией занимается, а «участвует в информационной войне». Иначе говоря, власть приучает журналистов к представлению о том, что надо быть прежде всего защитником своей страны.

В начале 90-х гг. пресса воспринимала себя как «четвертую власть», т.е. как самостоятельный общественный институт. Это означало, что главные редакторы и журналисты чувствовали свою ответственность перед обществом и полагали, что пресса может и должна критиковать власть тогда, когда она допускает ошибки. С точки зрения прессы и той «демократической» печати, которая ранее, до данного локального конфликта, поддерживала президента, не говоря уже об оппозиционной печати, война в Чечне была «совершенно бездарной и бессмысленной авантюрой. Войны вообще редко бывают разумными. В чеченской войне толка было столько же, сколько в операции «Лиса в пустыне», а жертв значительно больше. Кроме того, следует помнить, что именно чеченская война дала козыри в руки сторонников расширения НАТО»[24].

Сейчас ситуация меняется. У солдат, в отличие от первых дней, когда не было понятия, почему, в кого нужно стрелять, зачем нужно стрелять, что это за война, появляется мотивация для ожесточенных военных действий: отомстить за товарищей, которые легли рядом, уничтожить ненавистных чеченцев. Аркадий Удальцов, главный редактор еженедельника «Литературная газета» по этому поводу сказал: «И прессе тут надо бы тонко поработать, потому что такая мотивация может действительно армию повернуть в античеченское русло, против нации как таковой… Пресса должна много еще сделать для того, чтобы вобществе наконец окончательно созрела мысль, что переход армии на профессиональные рельсы, как бы дороги они ни были, – это единственно правильный путь»[25].

Сегодня в вину многим журналистам ставится следующее: якобы война освещается с позиции чеченской стороны. Журналист должен быть объективен, он должен и у «врага» работать, если такой враг описуем в соответствующих рамках. Он же должен работать и у «своих», если под «своими» подразумевают российские войска. Как отметил Павел Гусев, «но если там не дают работать, а у чеченцев работать дают и, наоборот, способствуют этому, то здесь возникает вопрос: кто виноват в том, что российские журналисты не могут давать, по мнению властей, более объективную и более убедительную информацию со стороны российских войск»[26].

Война в Чечне не закончена, а может, это и не единственная война, на которой придется работать журналистам. Сегодня те условия, при которых им приходится работать, способствуют тому, чтобы общество не осуществляло своего законного права на получение информации. В перспективе надо создать такой механизм, с помощью которого интересы общества и журналистов будут информационно защищены.

 

 

Главным для всех журналистов стало «неприятие войны как средства решения политических проблем»[27]. О неготовности прессы можно говорить в той степени, в какой не было готово общественное мнение к этой ситуации. «Общественное мнение пережило шок, и пресса отразила этот шок»[28]. Существует множество вопросов, на которые можно ответить, используя профессиональные нормы. Например, какой уровень насилия показывать на телеэкране? Как показывать жертвы конфликта? Как показывать трупы? С одной стороны, этого нельзя не демонстрировать, особенно когда это превращается в чудовищную проблему, с другой стороны, это ведет к некоторому «одеревенению» аудитории, когда публика становится настолько бесчувственной, что каждую новую долю насилия она воспринимает все спокойнее. Это, кстати, тяжелая проблема, и на сегодняшний день она не до конца разрешена.

К тому же, некоторые СМИ преподносят дело таким образом, что в Чечне полным ходом идет восстановление. «Все это миф, который раздувается с целью создать ожесточение по отношению к чеченцам, чеченскому образу внутреннего врага, который сейчас успешно создается в средствах массовой информации России, ожесточение, неприятие чеченцев, чеченского народа»[29]. В сознание россиян внедряется мысль, что разрыв России и Чечни неизбежен.

Многие общественные организации, как, например, общество «Мемориал», Комитет солдатских матерей, Фонд «Гласность», общество «Международное ненасилие» и другие, подписали обращение к мировой общественности, в котором выражали свое негативное отношение к военным действиям в Чечне.«Действия российских войск в Чечне превратились к настоящему моменту в бессмысленное и жестокое кровопролитие, равного которому еще не знала новейшая история нашей страны. Нет нужды излагать подробности – они широко освещаются средствами массовой информации во всем мире… Варварское насилие сопровождается массированной дезинформацией, грубой и откровенной ложью о событиях в Чечне, исходящей от высших должностных лиц государства…»[30].

«Российская газета», например, еще во время первой чеченской войны заявила о своей позиции и опубликовала открытое письмо коллектива редакции. Приведем выдержки из этого документа: «Да, мы скорбим, как и все нормальные люди, скорбим по погибшим на Северном Кавказе. И слезы матерей разрывают наши сердца. Газета не раз выступала и выступает с резкой критикой того, как была организована операция. Но мы не можем печатать так называемых правозащитников, которые призывают военных к дезертирству, призывают русских собирать деньги на оружие для чеченских боевиков, которые зовут натовские самолеты бомбить Москву. Считаем подобную защиту человеческих прав изуверством и патологией… А мы живем в России и умрем на Родине. Нам бежать некуда. Мы любим нашу Родину и не будем ее продавать… И, защищая все, что нам дорого, мы печатаем правду о сотнях тысяч изгнанных из Чечни россиян, о леденящих душу фактах изуверства, когда бандиты кастрируют раненых, насилуют детей. И это факты не только сегодняшнего дня, это – три года ужасов»[31]. Таким образом, «Российская газета» заявила, что она за права «человека», а не «бандита», считая неуместным, что большинство газет, теле- и радиоканалов «почему-то на стороне боевиков».

Чеченский кризис в очередной раз продемонстрировал российской общественности, что «четвертая власть» в нашей стране куда сильнее и даже могущественнее исполнительной, законодательной и судебной властей. Именно она вместо «объективного отражения общественного мнения взялась за решительное и массированное его формирование и в очередной раз доказала, что телевидение, радио и пресса – это самостоятельная политическая сила, диктующая стране не только концепцию государственного строительства, но и формы, методы его осуществления»[32].

Реакция населения на чеченский конфликт, особенности его отражения в средствах массовой информации стали предметом исследования, проведенного в 1995 г. Всероссийским институтом печати и массовой информации. Социологические исследования свидетельствовали о «провале информационно-пропагандистского освещения чеченских событий»[33]. Выделяется две причины этого провала. Во-первых, очевидное падение интереса населения к политическим проблемам вообще (57% москвичей ответили, что не следят вовсе или следят не очень внимательно за событиями в Чечне). Во-вторых, в СМИ не появилось заблаговременно аналитических материалов, раскрывающих сложную ситуацию в Чечне и необходимость разрешения возникшего конфликта. Следовательно, общественное мнение не было готово к такому повороту дела. Начало военной акции стало полной неожиданностью для большинства россиян.

Читайте Хронология военных преступлений России в Украине

Сергей Кара-Мурза провел анализ западной прессы на предмет того, что она пишет о Чечне, и сделал такие выводы: «Судя по масштабу всей кампании прессы, война в Чечне занимает в глобальной политике гораздо более важное место, чем мы думаем у себя дома. Видно, ее предполагают превратить в добивающий Россию удар… Чечне с первых же чисел декабря отводят по целой странице в ведущих газетах – вещь небывалая. Важный факт: демпресса и ТВ в Москве умалчивают о той роли, какую придает Чечне западная пропаганда»[34]. Согласно утверждению публициста Кара-Мурзы, вся западная пресса безоговорочно занимает сторону Дудаева, газеты представляют Чечню ареной войны христиан против мусульман и к тому же, идеализируя Дудаева, пресса фальсифицирует факты. Говорится: «Дудаев победил на выборах 27 октября 1991 г., получив 90,1% голосов… но Москва не признала первых демократических выборов в Чечне»[35].

Война на Западе представляется этнической – русские против чеченцев, и имперской – огромная Россия против маленького народа горцев. Ни слова нетни о национальном составе Чечни, ни о способе сосуществования народов на Кавказе. Кара-Мурза сделал вывод, что чеченская трагедия России, согласно западной прессе, – «хорошо разыгранный спектакль. Актеры – Ельцин и Дудаев, Шахрай и Ковалевы, Клинтон и Ле Карре – вроде бы не связаны друг с другом, каждый играет свою роль. Но следуют одной невидимой нам дирижерской палочке»[36].

Чеченский конфликт внес существенные изменения в противостояние СМИ. Демократические издания, забыв о своих недавних противниках – газетах «Завтра», «Советская Россия», нашли новый объект для массированного «обстрела» – правительственную «Российскую газету», о позиции которой мы уже говорили. Она в отличие от других изданий, включая и патриотические, и коммунистические, поддержала действия президента и федеральных войск, направленные на разгром дудаевских боевиков. «Московский комсомолец» заявил, что вся нация безоговорочно осудила «чеченскую авантюру», одна лишь «Российская газета» противостоит всей нации. А.Н. Яковлев в интервью «Радио Свобода» «квалифицировал «Российскую газету» как профашистское издание и самую лживую газету в стране» (цит. по: Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы: Монография. М., 2000. С. 164.).

Часть публикаций отечественных СМИ носила раньше откровенно провокационный характер. Например, журналист мог популярно объяснить призывникам, как уклониться от воинской службы с минимальной ответственностью за содеянное. Также можно вспомнить телерепортажи НТВ о том, как хорошо российским солдатам в плену у дудаевских боевиков: их здесь не бьют, кормят горячей пищей, разрешают писать письма матерям, чтобы те приехали и забрали домой своих сыновей[37].

Когда же центральная власть в лице Президента РФ решила в конце концов приостановить распад страны и направила в «независимую» Чечню войска, верные до этой поры демократические СМИ вдруг в одночасье стали оппозиционными. Они решились на такие действия, на какие не пошли бы самые «одиозные с точки зрения официальных властей оппозиционные коммунистические и патриотические издания»[38]. Телевидение – НТВ, РТР увеличили показ количества митингов в поддержку Чечни, даже если их участники составляли несколько десятков человек. Выступление на одном из митингов В.Новодворской, которая призывала москвичей собирать деньги на вооружение чеченских ополченцев и которая утверждала, что дезертирство – святой долг каждого уважающего себя гражданина России, информационная программа на канале «2х2» показывала каждый час в течение всего дня[39].

Читайте Хронология военных преступлений России в Сирии

Корреспондент «Российской газеты», комментируя эти передачи, не мог скрыть своего возмущения: «Говорить что угодно и где угодно – личное дело и право любого гражданина России. В том числе и госпожи Новодворской. Она уже немало повеселила соотечественников в последние годы. Но выбирать в качестве информации призывы к дезертирству из Российской армии и сбору средств на вооружение боевиков, а затем многократно тиражировать эти призывы по всем телевизионным каналам – это уже, на мой взгляд, преступление, которое называется изменой Родине» (цит. по: Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы: Монография. М., 2000. С. 176.). Как пишет А. Грабельников, журналист «Российской газеты» не знает, что такое перепрограммирование, что означает заставить информационную систему-жертву (в данном случае – телевизионную аудиторию) «смотреть на мир чужими глазами», глазами информационной системы-агрессора, стать похожей на нее. Это хорошо видно на примере освещения военного конфликта в Чечне: в среднем чеченская тематика занимала в программах НТВ от 10 до 18 мин. в одном информационном выпуске (в «Вестях» – 3–7 мин.). Анализ публикаций «Московского комсомольца» и «Известий» показал, что лишь в одном из четырех материалов упоминалась или раскрывалась точка зрения федерального командования на происходящие события. Остальные материалы носили прочеченский характер, героизируя боевиков, преувеличивая их возможности. Опросы общественного мнения, проводимые НТВ, возможно, с целью проверки эффективности данного способа перепрограммирования, подтверждали, что для среднестатистического гражданина, регулярно смотрящего телевизор, отношение к собственной армии изменяется в худшую сторону, а цели боевиков становятся «ближе и понятнее»[40].

Известный политолог Алексей Кива, всегда защищавший действия российской демократической интеллигенции, вынужден был признать, что она в значительной своей массе изменяет своему прямому долгу говорить народу правду, стоять на страже закона, порядка, прав и свобод граждан. «Как бы ради того, чтобы насолить Правительству РФ, она берет сторону Дудаева, искажает саму суть чеченской проблемы, совершает грубые подмены. Интересы группировки Дудаева выдаются за интересы чеченского народа»[41].

Вместо поддержки и защиты собственной армии шла постоянная ее дискредитация. СМИ старались целенаправленно разрушать веками сложившееся доброе отношение русского человека к русскому ратнику, солдату, офицеру. Все репортажи были наполнены трупами российских бойцов, разбитой техникой, но почти не было потерь со стороны дудаевских боевиков. Те немногие издания, которые поддерживали действия правительства, подвергались вдемократических СМИ травле и осмеянию. В их числе «Российская газета», которую критиковали за то, что она печатает материалы, выдержанные в официальном русле. В ответ на критику «Российская газета» опубликовала открытое письмо коллектива редакции, выдержки из которого мы уже приводили.

В заявлении руководителей демократических СМИ («Московский комсомолец», «Новая газета», «Общая газета» и др.) говорится: «Мы прекрасно понимаем, что не дело средств массовой информации организовывать акции гражданского протеста. Но все обычные способы вразумления власти, которыми располагали СМИ, уже использованы. О варварстве и бесперспективности этой войны сказано и написано все, что можно, а конвейер человекоубийстваработает как ни в чем не бывало»[42].

Читайте Хронология военных преступлений России в Грузии

Итак, мы пришли к выводу, что существовали различные точки зрения на военные действия в Чечне: кто-то их оправдывает, кто-то осуждает. СМИ также разделились на два лагеря: демократически настроенная пресса сообщает о подробностях чеченской бездарной кампании, о многочисленных жертвах среди военнослужащих; в правительственных изданиях (в частности, в «Российской газете») представлен образ Президента РФ как национального лидера.

МЕТОДЫ И ПРИЕМЫ ОСВЕЩЕНИЯ ЧЕЧЕНСКИХ СОБЫТИЙ В «РОССИЙСКОЙ ГАЗЕТЕ»

Манипулятивные возможности средств массовой информации заключены в необходимости интерпретировать факты, комментировать их. Здесь все определяет уровень социальной ответственности журналиста: в какой контекст он вмонтирует факты, каким словами опишет их, что подчеркнет, о чем умолчит, как оценит. Целью исследования являлось выявить приемы и методики воздействия на общественное мнение при освещении военных действий в Чечне на примере материалов «Российской газеты».

Для укоренения социальных мифов технология манипулирования предполагает использование богатейшего арсенала конкретных методов воздействия на сознание людей. Основным материалом, с помощью которого СМИ осуществляют манипулирование, является информация, а точнее, управление ею. Информацию можно отредактировать, добавив собственные домыслы и комментарии («…сколько бы Дудаев не разглагольствовал о том, что чеченский народ будет биться до конца, здравые люди оценивают это как блеф») или интерпретировать в выгодном для манипулятора свете («Вот от какой напасти избавили федеральные войска сопредельные с Чечней республики…»).

Манипулятивный арсенал СМИ достаточно широк: преднамеренное искажение реального положения вещей путем замалчивания одних фактов и выпячивания других, пробуждение у аудитории негативных эмоций с помощью словесных образов и т.д. Все эти приемы различаются по силе воздействия и содержанию, но их объединяет одно: все они направлены на создание определенного эмоционального настроя и психологических установок у аудитории. О действии некоторых из них речь пойдет ниже.

Читайте Хронология военных преступлений России в Чечне

Использование стереотипов. Под стереотипом понимается восприятие людьми какого-либо социального объекта в упрощенном схематизированном виде. Представляется вполне естественным относить людей к определенным «социальным типам». Со временем эта картинка становится в сознании человека фиксированной и не поддается проверке опытом. Поэтому, когда СМИ апеллируют к таким понятиям, как «чеченские полевые командиры», «бандформирования», они имеют в виду не конкретного человека, а тот образ, который сложился в связи с этим понятием в сознании масс, и на который у людей уже выработалась определенная реакция.

Замена имен, или наклеивание ярлыков. Они создаются и вводятся в употребление с вполне определенной целью. Опасность их в том, что, входя в широкий обиход благодаря прежде всего, СМИ, они приживаются надолго, становятся привычными, повседневными словами, порой замещая, вытесняя другие – смежные, но менее агрессивные понятия. Так, используя понятия «джихад», «борьба с империей», «борцы за веру», СМИ предпринимают попытку программирования массового сознания, в котором со временем укореняется точка зрения, что в Чечне идет «религиозная война».

Повтор информации. Считается, что если повторять сообщение с достаточной частотой, оно в свое время будет принято аудиторией и укрепится в массовом сознании. Вариантом техники «повтора» является употребление лозунгов и ключевых слов типа «война есть война», «партизанской войны быть не должно».

Утверждение. Особенность данного приема заключается в том, что СМИ часто предпочитают спору голые утверждения в поддержку своего тезиса, ограничивая тем самым плюрализм мнений и представляя только одну, наиболее выгодную для них самих, сторону медали. Примером такого приема может служить фраза: «Жить-то дальше вместе, в одной стране. И этот факт нужно принять за аксиому».

Осмеяние представляется наиболее интересным для изучения и часто используемым в СМИ методом информационно-психологического воздействия на массовое сознание. Суть этого метода заключается в высмеивании как конкретных лиц, так и взглядов, идей. Многие материалы отличаются использованием форм данного метода: «появляются в последнее время данные, что бандиты отказываются от проведения диверсионно-террористических акций по прежним расценкам. Мало, видите ли, платят»; «Полевые командиры, похоже, не все полученные деньги пускали на нужды священной войны, а по забывчивости или по старой привычке переводили на личные зарубежные счета»; «Это о каких же контрактах идет речь и почему о вере и идеалах борьбы за независимость не говорится ни слова?»

Читайте Хронология военных преступлений России в Молдове

Категоризация – природное стремление человека к максимальному упрощению поступающей извне информации и сведение ее к уже существующим в сознании категориям. Используя эту особенность человеческого сознания, СМИ оказывают сильное воздействие на общественное мнение путем максимального упрощения передаваемой информации и сведения ее к категориям «плохо» или «хорошо». Существуют, как минимум, две прямо противоположные техники, используемые СМИ в рамках категоризации (названия нижеописанных приемов являются условными):
техника «создания негативных ассоциаций», задачей которого является активизировать в памяти человека какой-либо отрицательный образ. В данном случае – это образ чеченской милиции: «В милиции работали люди с судимостью. О какой-либо законности и говорить не приходилось. Все делалось на личных контактах или за деньги».
техника «создания контрассоциаций» с целью ассоциировать что-либо или кого-либо со сложившимся в сознании положительным образом: российские сотрудники МВД, напротив, «стали наводить относительный порядок. Создают хотя бы элементарные пожарные части на нефтепромыслах. Трудно представить, но еще месяц назад их просто не было».
Убеждение как метод воздействия на сознание личности, ориентированный на критическое суждение, преобладание доказательств, аргументированности суждений. Для убеждения СМИ используют следующие техники:
технику привлечения «лидеров мнений», т.е. компетентных людей в какой-либо области. Так, в материале «А жизнь продолжается…» прокурор Надтеречного района Магомед Салигов дает оценку, что «партизанской войны быть не должно» и что «жизнь понемногу восстанавливается»;
апелляцию к конкретным фактам и документации. Данная техника основана на особенности человека, заключающейся в том, что простой обывательсклонен больше верить конкретным цифрам и бумажкам с печатью, нежели «голым» словам. Публикация «Дырявые» доллары от Хаттаба» («Российская газета». 2001. №96) – яркий пример использования этой техники. Слова автора подтверждаются доказательством: «примечательный документ оказался в распоряжении редакции совсем недавно. Он представляет собой записку-памятку, возможно, подготовленную для доклада или обсуждения на заседании полевых командиров», далее цитируются пункты записки.
Журналистские комментарии также могут являться возможным источником манипуляции. Существует ряд техник, используемых журналистами для формирования надлежащего общественного мнения. Например, используя технику восхваления, журналист открыто выражает положительное мнение о том или ином явлении: «Россия помешала осуществить страшные планы тех, кого за рубежом до сих пор продолжают называть «борцами за свободу». Принижение – техника, параллельная восхвалению. В данном случае репортер осуждает моральные характеристики индивида или группы. «Российская газета» как правительственный орган, естественно, ведет атаку на кого-либо из лидеров чеченцев: «Например, почему не торопится Руслан Гелаев со своей бандой покинуть Панкисское ущелье в Грузии и отправиться на подмогу боевикам Хаттаба и Басаева?» Также репортер атакует не индивида, а его окружение: «Чеченские боевики аккуратно и в срок получают «зарплату» за проведение «священной войны за веру».

В итоге применения всех этих и многих других методов и конкретных приемов СМИ создается, конструируется с помощью образов новая реальность, знаки и символы которой легко узнаваемы, поскольку заимствованы из действительности, а сама она в то же время характеризуется собственной самостоятельной системой идей, комплексом взглядов, набором стереотипов, образным рядом.

«Российская газета», являясь правительственной газетой, отождествляет свою позицию с центральной властью. Издание является рупором государственных, национальных интересов. Основная роль газеты при освещении локального конфликта в Чечне – реализация идей патриотического характера.

Читайте Хронология военных преступлений России в Дагестане

С одной стороны, «Российская газета», публикуя информацию о высоком моральном духе солдат, сплоченности союзников, высокой боеготовности армии, воздействует на общественное мнение, чтобы подавить страх и панику, повысить уровень доверия к правительству; с другой стороны, это необходимо и для того, чтобы воздействовать на противника, который так или иначе тоже получает эту информацию. Предполагается, что она способствует понижению его боевого духа, уменьшает желание сражаться, вызывает неуверенность в своих силах и целесообразности своих действий. По существу, военная сила может не соответствовать распространенной точке зрения о ней, но если противник принимает ее на веру и отказывается сражаться, то война оказывается выигранной информационно, а не традиционным путем, когда побеждает физически более сильный противник.

Важным достижением для правительства стало вынесение конфликта за рамки религиозной тематики, в иное информационное поле, где атаки на них могли быть более оправданными. Для этого в последнее время боевиков перестают трактовать как религиозных фанатиков, борцов за веру, поскольку такой образ мог вызывать симпатию у определенных кругов населения. Позиционировать войну как столкновение светского строя и религиозных группировок опасно. Поэтому их стали представлять как наемников, отрабатывающих деньги международных террористов, для которых религия – только прикрытие.

С другой стороны, с помощью «Российской газеты» правительство попыталось изменить масштаб конфликта в общественном сознании, как своих граждан, так и мирового сообщества. Теперь его предлагалось трактовать не как войну, полномасштабные военные действия, а как локальную операцию по уничтожению бандформирований, которую вполне способны осуществить ответственные службы без помощи извне.

Иметь поддержку общественного мнения для правительства во время любого конфликта, пожалуй, не менее важно, чем реальные победы на поле боя. Противник обладает достаточными средствами для того, чтобы дестабилизировать обстановку. Насаждение происламских идей, спланированные акты гражданского неповиновения могут привести к перелому в общественном мнении, а в итоге все это может привести к массовым беспорядкам и потере властью доверия и влияния. Всего этого противник вполне может добиться, используя как основное оружие методы информационно-психологического воздействия. Поэтому правительство вынуждено организовывать эффективную контрпропаганду. «Российская газета» старательно избегает негатива в своих публикациях, критикуя коллег, которые отказываются это делать.

 

 

 

[1] Наука воевать: от египтян до Гитлера//http://www.fbr.donetsk.ua/InfoWar/text04.shtmll
[2] Завадский И.И. Информационная война – что это такое http://www.fbr.donetsk.ua/InfoWar/text01.shtmll
[3] Почепцов Г.Г. Информационные войны. М., 2000. С. 20.
[4] Шафрански Р. Теория информационного оружия//http://msnhomepages.talkcity.com/ReportersAlley/fatekhvergasov/_private/Inform_War.htm
[5] Шубин А. Перманентная информационная война//http://www.creativism.newmail.ru/SMIInfoWar
[6] Наука воевать: от египтян до Гитлера//http://www.fbr.donetsk.ua/InfoWar/text04.shtmll
[7] Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая (информационно-психологическая) война. М., 2000.
[8] Почепцов Г.Г. Информационные войны. М., 2000.
[9] Почепцов Г.Г. Информационные войны. М., 2000. С. 147.
[10] Почепцов Г.Г. Информационные войны. М., 2000. С. 309.
[11] Почепцов Г.Г. Психологические войны. М., 2000.
[12] Почепцов Г.Г. Психологические войны. М., 2000.
[13] Журналистика и война. М., 1995. С. 3.
[14] Расторгуев С.П. Тезисы лекций по информационной войне//http://www.fbr.donetsk.ua/InfoWar/text03.shtmll
[15] Богомолов Ю. Война как средство массового общения//Журналист. 1995. №6. С. 28, 30.
[16] Секретарь совета безопасности России требует от журналистов участия в информационной войне//http://www.lenta.ru/vojna/2000/02/03/smi/index.htm_Printed.htm
[17] Медведев Р. Война в Чечне и война на страницах печати//Российская газета. 2000. 17 февр. С. 3.
[18] Почепцов Г.Г. Психологические войны. М., 2000. С. 331.
[19] Почепцов Г.Г. Информационные войны. М., 2000. С. 199.
[20] Засурский И.И. Масс-медиа второй республики. М., 1999. С. 107.
[21] Журналисты на чеченской войне. М., 1995.
[22] Информационная война в Чечне. М., 1997. С. 89–91.
[23] Малыхина Н. Дыры в цивилизационном слое//Индекс. Досье на цензуру. 2000. №10. С. 24.
[24] Засурский И.И. Масс-медиа второй республики. М., 1999. С. 91.
[25] Журналисты на чеченской войне. М., 1995. С. 186.
[26] Журналисты на чеченской войне. М., 1995. С. 194.
[27] Журналисты на чеченской войне. М., 1995. С. 210.
[28] Журналисты на чеченской войне. М., 1995. С. 210.
[29] Журналисты на чеченской войне. М., 1995. С. 248.
[30] Журналисты на чеченской войне. М., 1995. С. 280.
[31] О позиции «Российской газеты»//Российская газета. 1995. 21 янв. С. 1.
[32] Легенды и мифы второй древнейшей//Российская газета. 1995. 21 янв. С. 1.
[33] Чечня на газетных полосах и в эфире//Журналист. 1995. №6. С. 32.
[34] Кара-Мурза С. Форрестол и Фатима//Советская Россия. 1995. 14 февр. С. 3.
[35] Кара-Мурза С. Форрестол и Фатима//Советская Россия. 1995. 14 февр. С. 3.
[36] Кара-Мурза С. Форрестол и Фатима//Советская Россия. 1995. 14 февр. С. 3.
[37] Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы: Монография. М., 2000.
[38] Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы: Монография. М., 2000. С. 176.
[39] Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы: Монография. М., 2000.
[40] Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы: Монография. М., 2000. С. 177.
[41] Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы: Монография. М., 2000. С. 178.
[42] Только так мы можем остановить войну: Заявление руководителей СМИ//Власть, зеркало или служанка? Энциклопедия жизни современной российской журналистики: В 2-х т. М., 1998. Т. 2. С. 241.

Читайте Хронология военных преступлений России в Нагорном Карабахе

Что на самом деле произошло в Екатеринбурге

Что на самом деле произошло в Екатеринбурге, если посмотреть на эту ситуацию с высоты птичьего полёта? Всё просто.

Рыба всегда гниёт с головы.

В 1999 году, в качестве одной из технологий мобилизации «лохтората» и фальсификаций, силовые структуры, стоявшие за попыткой избрания Путина президентом, взорвали жилые дома в Москве и Волгодонске, и попались на попытке такого же подрыва в Рязани. С тех пор любые преступления для путинской ОПГ, даже такие, против человечности – не проблема. Ответственность не наступает. На всех уровнях, от Путина до Арашукова, от Патрушева до убийц Бориса Немцова, от Сечина до убийц Валерия Пшеничного. С тех пор и любые фальсификации – не проблема. От президентских «выборов» до «выборов»-невыборов любого уровня.

В 2003 году Путин, Сечин и другие члены самой верхушки путинской ОПГ уничтожили ЮКОС, с его рыночной капитализацией в 40 млрд долларов, украли себе (в полностью контролируемую ими Роснефть) бывшие активы ЮКОСа, и незаконно судили и упрятали в тюрьму Ходорковского. С тех пор в стране путинской ОПГ разрешён любой грабёж всего и всем – на всех уровнях.

В 2011 году политические жулики и государственные преступники Путин и Медведев объявили об обратной рокировке – вопреки Конституции, которая запрещала возвращение Путина на любой другой срок, свыше первых двух сроков подряд. Причём объявили об этом наиболее циничным образом: «мы обо всём этом ещё четыре года назад договорились» – два т.н. «юриста» признались, что совершают мега-мошенничество на государственном уровне, совершают де-факто государственный переворот, совершают государственную измену, совершают тягчайшее уголовное преступление – силовой захват и узурпацию власти. Москва возмутилась, вышла на огромные демонстрации – и «печень по асфальту», да ещё и в буквальном смысле. Замечу здесь, что тогда екатеринбуржцы не вышли, вместе с Москвой.

 

 

Между 2011 и 2019 произошло много чего. Но такое мега-мошенничество на высшем государственном уровне, демонтаж и разрушение самого государства, со всеми его ветвями власти, тотальные ложь и лицемерие, космические воровство и коррупция, круговая порука и чудовищная пропаганда – всё это привело к тому, что произошло и происходит в Екатеринбурге в эти дни. Православнутые долларовые мульти-миллиардеры, с виллами на Лазурном берегу, домами и гражданствами в Великобритании, желают замаливать грехи и ставить себе памятники, не отходя от временно вынужденных вахтенных мест работы. Полностью разложившаяся Русская Православная Церковь, учреждённая Сталиным, Берия и НКВД, кормится с их рук в особо крупном размере, потому что потеря простых прихожан не позволяет РПЦ содержать саму себя и жирно есть. Местная администрация, которую никогда никто не выбирал, продаёт любые индульгенции за деньги. И, в качестве шулера, ставит вопрос «храм или сквер», когда такого вопроса, в принципе, не существует: в Екатеринбурге на расстоянии менее одной тысячи метров именно от этого сквера находятся шесть (!!!) действующих храмов.

Но разве всего этого нельзя было ожидать? Разве в 2019 году могло быть по-другому? Вы не знаете? Не очень уверены в ответе на этот мой вопрос?

Тогда перечитайте мою краткую историю России за последние двадцать лет, изложенную выше, и подумайте снова.

Читайте Что на самом деле происходило в ГУЛАГе

Пока вы не выйдете на наш, наш, не чей-либо, а наш Майдан (или зовите его как хотите), пока вы не сметёте преступную власть незаконной путинской ОПГ, захватившей и узурпировавшей её, пока вы не восстановите конституционный строй и не отстроите заново демонтированное государство – у вас будет эта непрекращающаяся спираль преступлений путинской ОПГ и попыток ухода от ответственности за них.

Выходит Москва – должны выйти Екатеринбург и все остальные города. Выходит Екатеринбург – должны выйти Москва и все остальные города. Только так победим. И никак иначе. Все остальные способы остались в прошлом, поезд ушёл: путинскую ОПГ от незаконно захваченной и изурпированной ею власти мирно, с песнями Цоя, отодрать не удастся.

Slava Rabinovich

Жёлтая карточка для вовы

Как неоднократно заявляли СМИ, никакие санкции «великой и могучей россии» не страшны. Правда этот собачий лай давно никого не пугает

Подпись президента США остановила строительство газопровода «Северный поток-2». Обратите внимание — не ракетный удар из десятка стратегических ракет или ковровые бомбардировки, а подписанный документ. Пару листов бумаги формата А4. Правда, не стоит недооценивать этот вид американских вооружений. Этот документ запустил очень мощную систему. Удар стратегических ракет, наверное, было бы проще пережить. Хоть где-то возможно было бы спрятаться.

Но в случае с санкциями США — такой номер не пройдет. Будут найдены все инвесторы российских проектов, все партнеры, поставщики и подрядчики. Все до последнего, абсолютно. Без поблажек.

Думаю, многие помнят работу США по «последнему бедуину» в Ливии. В трое суток были не только обнаружены, но и заморожены все счета, включая счета на подставных лиц и прочие секретные депозиты. В разных странах, в разных банках, на имя абсолютно разных людей. Каддафи за пару суток превратился из владельца 200 млрд. долларов в абсолютного нищего.

Достойная работа, не правда ли?

Поэтому, когда США объявили о введении санкций против «Северного потока -2», компания Allseas вышла из проекта. Умным людям не нужно повторять дважды.

Но руководство рф к умным людям не относится. Поэтому санкции, которые «великой и могучей россии» были вроде бы были нестрашны, на самом деле поставили ее в глубочайший тупик.

Конечно, газпром сразу же заявил, что до конца 2020 года достроит газопровод «Северный поток-2» сам и без проблем. Но какой ценой?

 

 

Единственное судно, оборудованное системой динамического позиционирования, «Академик Черский» будет идти в район строительства два месяца. Кроме того, немецкие экологи не дали пока разрешения на производство работ зимой. Тут следует отметить, что, учитывая спешку со стороны рф – существует реальная угроза экологии Балтийского моря. Вспомним всплывшие трубы в Байдарацкой губе. Рф нужно как можно более быстро завершить прокладку трубы. И никакая зимовка водоплавающих птиц и прочих видов животного мира их абсолютно не волнует.

Учитывая позицию немецких властей по отношению к рф, наиболее вероятно, что запрет экологов «продавят» и продолжат строительство зимой. Этот факт особенно радует. Балтика не простой регион. Зная стиль работы газпрома, логично предположить, что работы будут производиться с игнорированием штормовых предупреждений и вообще любых требований по безопасности и экологии. Кстати, это отличная перспектива утопить единственный корабль, способный достроить эту трубу. Цугцванг для рф. Это когда любой следующий ход рф только усугубляет ее же положение.

Даже если повезет и судно не утопят, то качество строительства будет еще то. Ведь строить будут очень быстро. Всплытие или разрушение действующего газопровода нанесет еще больше вреда.

Предполагаю, что подобные риски, возможно, заставят немного задуматься ярых защитников рф в ЕС. Если не заставят – еще лучше. У них будет уникальная возможность послужить печальным примером и ответить за свои действия перед сообществом ЕС. Возможно, даже в судах. Но это только если очередные «туристы» из рф не успеют намазать ключевым фигурам дверные ручки ядом. Ну, а если успеют – значит такова карма.

Автор: Добрый Шубин

Читайте Казаки России – террористическое бандформирование, спонсируемое российской властью

Выяснилось, что РПЦ МП не имеет томоса и поэтому является самосвятами, по сути, сектой

Известный российский публицист Александр Невзоров обнаружил, что РПЦ МП с религиозной точки зрения – это абсолютно незаконная организация, что называется, «самосвяты», по сути дела, секта. Об этом он рассказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы»:

Известный российский публицист Александр Невзоров обнаружил, что РПЦ МП с религиозной точки зрения – это абсолютно незаконная организация, что называется, «самосвяты», по сути дела, секта. Об этом он рассказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы»:

Главным патриархом православия считается патриарх Константинопольский. Только он – это единственное лицо в мире – может дать томос. Знаете, что значит «томос» в переводе с этого красивого греческого языка? Томос – буквальный перевод — «кусок». Это кусок мира, который дает право на торговлю магическими услугами на определенной территории, дает право быть церковью.

Если просто собралась толпа идиотов, предположим, которая решила зарабатывать, пугая старушек адом – это неплохой бизнес, — то такая толпа церковью считаться никак не может. Если эта же самая толпа решила зарабатывать на старушках и на других слаборазвитых, пошив всякие трэшевые костюмы, отрастив брюхи, бороды, изготовив аксессуары в виде дымарей, брызгалок, то она все равно не может называться церковью. Чтобы стать церковью необходим томос. То есть официальный кусок мира, который может дать только самый главный поп. В православии это Константинопольский патриарх.

Но здесь идет по старшинству. Вот точно так же, как вы не можете сами себя назначить священником, вам необходимо кто-то старший, кто это сделает. Точно так же никакая группа лиц не может себя называть церковью.

Мы сейчас подходим, действительно, к глобальному и удивительному известию. Дело в том, что в процессе развития этого скандала вдруг выяснилось, что у самой РПЦ томоса нету. То есть лицензии.

То есть по церковным правилам торговлю магическими услугами она осуществлять не может и церковью считаться тоже не может. Вот черт знает, как это вышло. Первые попытки автокефализации Русская церковь предприняла в конце XV века, а образовалась она окончательно в конце XVI века на каких-то очень хлипких основаниях. А вот томос она получить забыла. Было, вероятно, некогда. Вот когда Гундяев мотался в Фанар… Кстати, для порядка его там, как полагается, спросили: «Где твой томос?». Он похлопал себя по карманам, сказал: «В другом пиджаке забыл, который в Москве».

Никому тогда в голову не пришло спросить, углубиться в этот вопрос и выяснить, что этого томоса в принципе нету. Но Константинопольские крохоборы полезли в архивы и выяснили, что у РПЦ томоса, то есть лицензии быть церковью, действительно, по факту нету. Это подтвердил епископ Тельмисский Иов. Он официально сообщил, что дарования томоса РПЦ никогда не происходило. Причем он сам был изумлен таким фактом. Как такое получилось, абсолютно неведомо. Но, короче, вышло всё, как всегда в России: как с Солсбери, как с «Арматой», как с дырками в ракете, как с выборами в Приморье.

Вообще, вы понимаете, что у верующих совсем другой мир. Там всё очень иерархично. Для них предельно важно чтобы была бумажка. Там даже не бумажка, там огромный свод документов. Если принимать всерьез все эти церковные правила канона, то РПЦ – это абсолютно незаконная организация, что называется, самосвяты, по сути дела, секта. И Гундяеву надо было бы сейчас не хамить и не устраивать истерики, а исправлять каким-то образом ошибку XVI века и самому ехать за томосом.

 

 

В общем, зря затеяли всю эту бодягу, надо было тихо-тихо отдать Украину и не возмущаться, и не поднимать никакого шума. Но подвела дикая жадность. Они очень не хотели терять миллиарды с 12 тысяч украинских приходов. И выход, конечно, может быть только один – это ехать Гундяеву на Фанар с совершенно другими интонациями. Я знаю волшебные слова, которые я могу ему… Если нас смотрит, например, Легойда, он может сейчас записать волшебные слова, которые очень помогут Гундяеву. Они звучат – я медленно, чтобы люди успели записать – тхе е афес пери кат хаманти – по-гречески, по-древнегречески это буквально означает: «Дяденька, прости засранца». И, возможно, это внесет позитивную ноту в эти отношения.

Что будет происходить, сейчас абсолютно непонятно. Вероятно, РПЦ будет действовать по проверенной известной рецептуре. То есть весь мир будет объявлен еретиками, сволочами, врагами, нечестивцами. РПЦ самоизолируется, займет круговую оборону. Короче, и тут нас ждет уже известный спектакль под называнием «Дриста спартанцев».

А.Невзоров, 19 сентября 2018

Напомним, несколько дней назад в интервью для издания Cerkvarium архиепископ Тельский Иов (Геча), отвечая на вопрос об усилении патриарха Варфоломея в Украине и сопротивлении, которое оказывает РПЦ МП, подчеркнул, что РПЦ не имеет права предоставлять автокефалию ни украинской, ни любой другой церкви, поскольку это прерогатива Константинопольского патриархата, как первого среди православных центров в мире. Архиепископ обратил внимание на то, что сама Российская церковь подтверждений своего статуса не имеет:
«Интересно подчеркнуть, что никогда не было даровано православной церкви в России томоса об автокефалии», — отметил он.

Читайте Голос врага. Список «политологов» и «экспертов», работающих на Кремль и Медведчука

Вы действительно думаете, что более 100 народов ДОБРОВОЛЬНО вошли в состав России?

Все, что вам рассказывали в детстве про фашистов — можете забыть. По сравнению с рашистами, фашисты — дети малые. По количеству военных преступлений, российская армия уже давно обошла все армии мира вместе взятые. Российская армия самая страшная армия в мире. И это не пропаганда и не преувеличение. Если вы не верите мне, посмотрите на карту мира. Вы действительно думаете, что более 100 народов ДОБРОВОЛЬНО вошли в состав России?

 

Если вы в это верите — это очень плохо. Потому что правда состоит в том, что только дикая и беспощадная орда может завоевать такую территорию. Россия покорила такую территорию совершая страшнейшие военные преступления и геноцид против народов.

читайте Донецк-Макеевка – новый “Бабий Яр” Украины

Во время кавказской войны они вырезали миллион черкесов. Вырезали целый народ. Такого не смог сделать даже Гитлер, которого они объявили страшным чудовищем только для того, что скрыть свои, еще более ужасные военные преступления. Когда черкесы уже капитулировали, им предложили переправку на ПМЖ в Турцию. Черкесы поверили рашистам и согласились. До Турции никто не добрался. Их вывозили в открытое море и там топили.

Самое удивительное то, что черкесов вырезали для того, чтобы помочь грузинам. Теперь вырезают грузин, чтобы помочь осетинам. Рашисты всегда кого-то убивают.

Не верьте вранью, что рашисты никогда не воевали с украинцами. Воевали и много раз. Все помнят о резне, которую устроил Петр Первый. Но мы не пойдем так далеко в прошлое. Последняя война была в 1918 году, когда на Украину зашло более миллиона красноармейцев, которые устроили здесь страшную резню и установили советскую власть ценой огромной крови. Затем эта советская власть устроила еще более страшный Голодомор.

Теперь сюда идет такая же орда, строить еще одно светлое будущее, под названием «русский мир». Ради этого светлого будущего они готовы убивать столько украинцев, сколько понадобится.

Уже сейчас они режут и убивают украинцев только за то, что они носят флаг или говорят по-украински. В Харькове за украинский флаг зарезали двух человек, в Донецке трех. И это было еще до начала войны. Когда начнется серьезная война, счет пойдет на десятки тысяч убитых. Просто за украинское слово будут забивать до смерти. Это нелюди.

Вы напрасно думаете, что если вы наполовину или целиком русский и говорите по-русски, вас это спасет. В Грозном тоже было много русских, но это не спасло их от ковровых бомбардировок и гранат, которые русские Иваны бросали в подвалы в которых прятались чеченские и русские женщины с детьми.

Рашисты совершенно не умеют воевать, потому что обучение военному искусству они предпочитают пьянство. Поэтому воюют со страшными жертвами как среди своих, так и среди мирного населения. Жукова, который посылал их с черенками от лопат вместо ружей и кирпичами вместо гранат на немецкие пулеметы они до сих пор считают великим полководцев и гениальным стратегом.

Если вы думаете, что протесты матерей убитых солдат смогут остановить бойню — вы ошибаетесь. Не смогут. Жизнь солдата для российского руководства ничего не значит. Не верите? Вспомните Норд-Ост и Беслан. Они не жалеют даже детей. А солдат вернувшийся с войны, в России считается чем-то вроде чуда. Те, кто служил в советской армии, помнят, что офицеры не стесняясь говорили солдатам сколько минут они проживут после начала войны.

Если у вас есть дети женского пола в возрасте от 13 лет, лучше их вывезти из зоны оккупации. Российские солдаты — это насильники. Насилуют женщин и детей они обычно пьяные и толпой, потом убивают или запугивают. Правды вы не добьетесь.

Подробнее можете почитать про подвиги «героя россии» полковника Буданова. Чеченцы убили его именно за изнасилования и убийства чеченских девочек. Российские политики объявили его героем. Куда угодно, но девочек вывозите и прячьте.

Таких Будановых в Чечне были сотни. Он просто стал символом насилия и убийства чеченских девочек.

В детстве нам очень много рассказывали про фашистов, которые сжигали целые деревни за сотрудничество с партизанами. Русская армия делает то же самое. Если в вашем населенном пункте появятся повстанцы, будет зачистка во время которой убивать будут всех без разбора, даже беременных женщин и грудных детей.

Если интересует как российская армия делает зачистки посмотрите фильмы на You Tube по запросу Самашки. От увиденного волосы встают дыбом, но к несчастью это правда. Геноцид чеченцев был сумасшедшим. Их вырезали целыми селениями.

Именно после одной из таких зачисток Шамиль Басаев и совершил свой знаменитый рейд в Будённовск. Он просто показал россиянам, что творит их армия в Чечне.

Российских правозащитников, которые пишут правду про военные преступления российской армии — убивают. Последние громкие убийства Анна Политковская и Наталья Эстемирова.

Это очень известные люди не только в России, а и за рубежом. Их убили с демонстративной жестокостью, чтобы не было сомнения за что. А Путин дал двусмысленный комментарий по поводу обоих убийств, чтобы всем было понято, что он совсем не против расправы над этими женщинами.

Еще одна опасность, которая ждет людей, попавших под российскую оккупацию — эскадроны смерти. Эти эскадроны делают российских оккупантов более изуверскими, чем гитлеровцев. У немцев ничего подобного никогда не было, россияне практикуют это на всех оккупированных территориях. Когда они покидали чеченские селения в посадках находили целые братские могилы.

Эскадроны смерти на оккупированных территориях появляются сразу после входа российских войск. Вначале пропадают люди нелояльные к оккупантам, потому потенциально нелояльные, а потом пропадают те, на кого пришел донос или кто косо посмотрел на оккупанта, проще говоря все подряд.

Для того, чтобы избежать ада под названием «русский мир» нужно воевать и помогать воевать украинской армии и украинскому сопротивлению. Жизнь под российской оккупацией — это ходьба по минному полю.

В любой день с человеком может случиться несчастье. Вас может застрелить пьяный русский солдат или офицер, на вас может написать донос какой-то человек, вы можете попасть под зачистку, оказаться родственником повстанца или просто не оказать должного почтения оккупанту.

Одна из целей бесконечного празднования победы России над фашизмом — скрыть свои военные преступления. Жестокая правда состоит в том, что Советская (читай российская) армия во время второй мировой войны совершила намного больше военных преступлений, чем гитлеровцы.

Немецкая армия никогда не участвовала в карательных операциях. Также немецкая армия не участвовала в геноциде евреев. Это делали специальные подразделения нацистов. А российская армия в 1945 году убила 2 миллиона немецких женщин. И это только в течении 3 месяцев оккупации. Немцы таких зверств на оккупированных территориях никогда не совершали.

Фашизм безусловно страшное зло и однозначно преступен. Но фашисты не насиловали и не убивали русских женщин и детей. Миф про жестокую немецкую армию старательно поддерживается идеологами рашизма для того, чтобы скрыть преступления российской военщины.

 

 

Многие наивные люди ждут прихода России и российских войск. Если это случится, всех их ждет большое разочарование. Они думают, что русские сделают им хорошую жизнь, пенсии и зарплаты.

На самом деле, Россия ведет себя как бык-осеменитель. Увидел территорию, которую можно захватить, влезает туда, ставит там российский флаг и… забывает про нее.

Рашисты могут только оккупировать. Что-то создавать или строить какое-то светлое будущее они не умеют, им это просто не интересно. Созидание не свойственно русскому характеру. От созидания они начинают хандрить и скучать. Рашистам нужен кураж. А настоящий кураж им дает только водка и война.

Поэтому если вы любите Россию, матрешек и балалайки, мой вам хороший совет — любите это все на расстоянии.

Все знаменитые русские предпочитали любить Россию из далека. Так намного безопаснее.

читайте “Изоляция” – русский концлагерь для украинцев в центре Европы ­

Цитаты и афоризмы о России и русских

«Она [Россия] представляет собою ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми, не имея на это и того оправдания, каким лукаво пользуются американские плантаторы, утверждая, что негр — не человек; страны, где люди сами себя называют не именами, а кличками: Ваньками, Стешками, Васьками, Палашками; страны, где, наконец, нет, не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей». — В. Г. Белинский, литературный критик (1811 — 1848 гг.)

«Тяжелый русский дух, нечем дышать и нельзя лететь». — А. Блок

«Московия — русь тайги, монгольская, дикая, звериная». (Muscovy — the Russia of taiga, Mongolic, wild, bestial.) — Алексей Толстой

«Не народ, а скотина, хам, дикая орда, душегубов и злодеев.» (They are not people, they are boors, villains, wild hordes of murderers and miscreants.) — Михаил Булгаков

«Наиважнейшею приметою удачи русского народа есть его садистская жестокость». (The most important trait of the success of the Russian people is their sadistic brutality.) — Максим Горький

«Русский есть наибольший и наинаглейший лгун во всем свете». (A Russian is the greatest and the cheekiest of all liars in the world.) — Иван Тургенев

«Народ, который блуждает по Европе и ищет, что можно разрушить, уничтожить только ради развлечения». (People who roam across Europe in search of what to destroy and obliterate, only for the sake of gratification.) — Федор Достоевский

«Русские — народ, который ненавидит волю, обожествляет рабство, любит оковы на своих руках и ногах, любит своих кровавых деспотов, не чувствует никакой красоты, грязный физически и морально, столетиями живёт в темноте, мракобесии, и пальцем не пошевелил к чему-то человеческому, но готовый всегда неволить, угнетать всех и вся, весь мир. Это не народ, а историческое проклятие человечества» — И.С. Шмелёв.

«Ах, как тяжело, как невыносимо тяжело порою жить в России, в этой вонючей среде грязи, пошлости, лжи, обманов, злоупотреблений, добрых малых мерзавцев, хлебосолов-взяточников, гостеприимных плутов — отцов и благодетелей взяточников!» — Иван Аксаков, из письма к родным.

«В душе каждого русского, в отличие от европейца, живет хитрое злобное животное». — Карл Густав Юнг в одном из интервью.

«Должен высказать свой печальный взгляд на русского человека — он имеет такую слабую мозговую систему, что не способен воспринимать действительность как таковую. Для него существуют только слова. Его условные рефлексы координированы не с действиями, а со словами». — Aкaдeмик Павлов. О русском уме. 1932 год.

«Народ, что ненавидит волю, обожает рабство, любит цепи на своих руках и ногах, грязный физически и морально…готовый в любой момент угнетать все и вся». (The people who hate freedom, adore enslavement, love handcuffs and who are filthy morally and physically, ready to oppress everyone and everything.) — Иван Шмелев

«Народ равнодушный до наименьшей обязанности, до наименьшей справедливости, до наименьшей правды, народ, что не признает человеческое достоинство, что целиком не признает ни свободного человека, ни свободной мысли». (The people who are indifferent to the least of obligations, to the least of fairness, to the least of truth… the people who do not recognise human dignity, who entirely defy a free man and a free thought.) — Александр Пушкин

У нас от мысли до мысли пять тысяч верст. – Петр Вяземский

«Россия — самая паскудная, до блевоты мерзкая страна во всей мировой истории. Методом селекции там вывели чудовищных моральных уродов, у которых само понятие Добра и Зла вывернуто на изнанку. Всю свою историю эта нация барахтается в дерьме и при этом желает потопить в нем весь мир…» – И.А.Ильин (1882-1954) , русский философ

«… Мера преданности Родине – в доносительстве спецслужбам.»
«…Мера пресмыкания перед властью – как мера преданности стране.»
– И.А.Ильин, русский философ, из статьи «Советский Союз – не Россия», 1947 г.

«Я не горжусь, что я русский, я покоряюсь этому положению. И когда я думаю… о красоте нашей истории до проклятых монголов и до проклятой Москвы, еще более позорной, чем сами монголы, мне хочется броситься на землю и кататься в отчаянии от того, что мы сделали…». — Толстой А.К. Из письма другу Б. М. Маркевичу 26 апреля 1869 года. Собрание сочинений в 4-х тт. Т. 4. — М., 1964

«Русский народ находится в крайне печальном состоянии: он болен, разорен, деморализован». «И вот мы узнаем, что он в лице значительной части своей интеллигенции, хотя и не может считаться формально умалишенным, однако одержим ложными идеями, граничащими с манией величия и манией вражды к нему всех и каждого. Равнодушный к своей действительной пользе и действительному вреду, он воображает несуществующие опасности и основывает на них самые нелепые предположения. Ему кажется, что все соседи его обижают, недостаточно преклоняются перед его величием и всячески против него злоумышляют. Всякого из своих домашних он обвиняет в стремлении ему повредить, отделиться от него и перейти к врагам, а врагами своими он считает всех соседей…» — Философ Владимир Соловьев

Бог голодных, Бог холодных,
Нищих вдоль и поперек,
Бог имений недоходных
Вот он, вот он, русский бог.
Бог грудей и ж… отвислых
Бог лаптей и пухлых ног,
Горьких лиц и сливок кислых,
Вот он, вот он, русский бог.
П.А. Вяземский

Русский характер — это непрестанные приливы и отливы, и чисто русское словечко «Ничего!» хорошо выражает фатализм этих нескончаемых колебаний. — Д. Голсуорси

«Не народ, а адский урод». – В.Розанов — русский философ, публицист и критик.

«Договор, подписанный с Россией, не стоит бумаги на которой написан». — Отто фон Бисмарк

Увы этот зверь был… его величество русский народ… — Шульгин В. В. Дни; 1920. – М., 1989, с. 182 (1878-1976), публицист, один из лидеров правых в Государственной думе

Если бы провалилась Россия, то не было бы никакого ни убытка, ни волнения в человечестве. — Иван Тургенев

«Нет в этом мире мельче, сволочнее и хамовитее особи, чем кацап. Рождённый в нацистской стране, вскормленный пропагандой нацизма, — этот ублюдок никогда не станет Человеком. У его страны нет друзей — либо холуи, либо враги. Его страна способна только угрожать, унижать и убивать. И за сохранение этого статуса Рассеей рядовой кацап готов пожертвовать собственной жизнью, жизнями своих родителей и детей, качеством жизни собственного народа. Воистину: кацапы — звери. Лютые, кровожадные, но… смертные». — А. Солженицин

«Кажется, Полетика сказал: В России от дурных мер, принимаемых правительством, есть спасение: дурное исполнение». — Петр Вяземский

Не может же русский человек быть счастлив в одиночку, ему нужно участие окружающих, а без этого он не будет счастлив. — Владимир Даль

Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства. — Михаил Салтыков-Щедрин

«Русский ум ярче всего сказывается в глупостях».
«В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много».
«Русский простолюдин — православный — отбывает свою веру как церковную повинность, наложенную на него для спасения чьей то души, только не его собственной, которую спасать он не научился, да и не желает. Как ни молись, а все чертям достанется. Это все его богословие».
«Можно благоговеть перед людьми, веровавшими в Россию, но не перед предметом их верования».
«Русское духовенство всегда учило паству свою не познавать и любить Бога, а только бояться чертей, которых оно же и расплодило со своими попадьями».
«Любуясь, как реформа преображала русскую старину, не доглядели, как русская старина преображала реформу».
«В других обществах всякий живет, работая и частью проживая, частью наживая и развивая. В русском одни только наживаются, другие проживаются, и никто не живет и не работает».

«У нас нет ничего настоящего, а всё суррогаты, подобия, quasi-министры, quasi-просвещение, quasi-общество, quasi-конституция, и вся наша жизнь есть только quasi-una fantasia. В других обществах всякий живет, работая и частью проживая, частью наживая и развивая. В русском одни только наживаются, другие проживаются, и никто не живет и не работает».
– В. Ключевский

Русское правительство, как обратное провидение, устраивает к лучшему не будущее, а прошлое. – Александр Герцен

В России нет дорог — только направления. — Наполеон I

В России нет ничего невозможного, кроме реформ. — Оскар Уайльд

«Русская женщина, по самому складу ее воспитания и жизни, слишком легко мирится с участью приживалки…»
«Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют…»
«Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения».
«Самые плохие законы — в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет».
«Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления».
«У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»
Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

«Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью». — ОТТО фон БИСМАРК

Россией управлять несложно, но совершенно бесполезно. — Император Александр II

«Умом Россию не понять…» — Фёдор Тютчев, российский поэт.

Русская История до Петра Великого — одна панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело. — Ф. Тютчев

«Русскому соврать, что высморкаться. Их ложь исходит из их рабской сущности. Народ никогда не знавший и не говоривший правды-народ рабов духовных и физических. Убогие люди.» — Н.М. Карамзин

«Пьяным народом править легче». — ЕКАТЕРИНА II, открывшая множество кабаков, – на вопрос княгини Дашковой: «Ваше Величество, зачем вы спаиваете русский народ?»

Русские — страшная нация. Они лучше всех в мире делают три вещи: пьют, воюют и приписывают красивые фразы о себе зарубежным политикам. — Бенито Муссолини

«Русского человека отличает склонность тратить последние средства на всякого рода выкрутасы, когда не удовлетворены самые насущные потребности.»
«Русский человек большая свинья. Если спросить, почему он не ест мяса и рыбы, то он оправдывается отсутствием привоза, путей сообщения и т.п., а водка между тем есть даже в самых глухих деревнях и в количестве, каком угодно».
«Русский человек норовит натрескаться ветчины именно тогда, когда в ней сидят трихины, и пройти через реку, когда на ней трещит лед.»
«Природа вложила в русского человека необыкновенную способность веровать, испытующий ум и дар мыслительства, но всё это разбивается в прах о беспечность, лень и мечтательное легкомыслие…»
«Русский человек любит вспоминать, но не любит жить».
«Русскому человеку не хватает желания желать».
— А.П.Чехов

У русского человека единственная надежда — это выиграть двести тысяч. — Антон Павлович Чехов. Записные книжки. Дневники

«Вся Россия – страна каких-то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют, любят спать днем и во сне храпят. Женятся они для порядка в доме, а любовниц заводят для престижа в обществе. Психология у них – собачья: бьют их – они тихонько повизгивают и прячутся по своим конурам, ласкают – они ложатся на спину, лапки кверху и виляют хвостиками…» — Антон Павлович Чехов в беседе с Максимом Горьким

«И русский мужик, взявшись за топор, с отчаянным остервенением защищал свое рабство» – Ф.Энгельс

«В нашем национальном характере преобладает холуйство и холопство, похабство и кровожадность, изуверство и пьянство». — Митрополит Илларион

«Национальное самосознание — национальное самодовольство — национальное самообожание — национальное самоуничтожение».
«Русские даже не способны иметь ум и совесть, а всегда имели одну подлость». — В.Соловьев

«Русский человек умеет быть святым, но не может быть честным». — Константин Леонтьев, российский философ (1831 — 1891)

«Они грязнейшие из творений Аллаха, — они не очищаются ни от экскрементов, ни от урины, не омываются от половой нечистоты и не моют своих рук после еды, но они, как блуждающие ослы». — Ибн-Фадлан

«Этот народ по природе склонен к обману, только сильное битье обуздывает его. Я слышал как один русский говорил, что гораздо веселее жить в тюрьме, чем на свободе, если бы только там не было сильного битья. В тюрьме они получают пищу и питье без работы, ровно как и милостыню от благорасположенного к ним народа. На свободе же они ничего не получают. Число бедных здесь очень велико, и живут они самым нищенским образом: я видел как они едят соленые сельди и другие вонючие рыбы. Нельзя найти более вонючей и гнилой рыбы, а они с удовольствием едят ее, похваливая, что она здоровее всякой другой рыбы и свежего кушанья». — Ричард Ченслер, английский путешественник, 1553 г.

«Этот народ имеет более наклонности к рабству, чем к свободе. Я слышал, как слуги жаловались, что господа недостаточно бьют их. Москвичи считаются хитрее и лживее чем все остальные… Если они начнут клясться и божиться, знай, что здесь скрывается обман, ибо они клянутся с целью обмануть…» – советник-камергер и начальник Австрийского государственного казначейства Сигизмунд барон Герберштейн-Нейперг-Гюттентаг, «Записки о Московитских делах», 1549 г.

“Вся московская нация находится в худшем рабстве. Все и каждый без различия сословия, вместе с министрами являются рабами. Высокие вельможи подписывают свои письма к царю «твой холоп и раб Ивашка или Петрушка» и т. п. Если бы кто подписал Иван или Петр, то потерял бы жизнь. Московиты убеждены, что вся их страна со всеми богатствами и со всеми людьми является частной собственностью царя, и он имеет божественное право делать, что захочет, с поместьями и людьми. Московиты не имеют простых моральных устоев. Учиться от чужаков хоть приличному поведению не хотят, считая свое лучшим. Эта нация, родившаяся и воспитанная в рабстве, бесится, когда хоть немного ослабляется деспотия царя. Москвиты покорны только если взнузданны и в ярме … Высшие сословия, хотя и сами рабы, обращаются с низким, как с рабами. Не имея простейшей культуры, московиты считают обман наибольшей мудростью. Во лжи они не знают ни границ, ни малейшего стыда. Обыкновенные человеческие добродетели такие чужие, непонятные московитам, что они подлость считают за высокую добродетель … Этот народ ненавидит свободу, протестует, если ему набрасывают ее. Если бы какой царь царствовал так, как короли в Европе, то есть руководил бы государственными делами, не вмешиваясь в частную и общественную жизнь своих граждан, то московиты такому не повиновались бы и наверняка убили бы … Московские воины по собственной воле, без приказа любят жестоко издеваться, пытать заключенных. В Московии всегда и везде можно за небольшие деньги найти лживых свидетелей, которые поклянутся на кресте и Евангелии в церкви. Даже у турок нет такого гадкого лакейства перед высшими и такого жестокого издевательства над низшими, беззащитными” — Сигизмунд барон Герберштейн-Нейперг-Гюттентаг, там же

«…Они очень наклонны ко злу, легко лгут и воруют» — Рафаэль Барберини, «Путешествие в Московию», 1565 г.

«Купцы и все деловые люди Московии все время лгут, и очень легко обманывают, им нельзя доверять никаких денег — их могут присвоить. Верить в долг русским невозможно, всякие оставшиеся без присмотра товары непременно будут разворованы». — Генрих Штаден, «О Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника» (1578 г.)

«Сверх того они хитры, лукавы, упрямы, невоздержанны, сопротивляющиеся и гнусны, развращенные, не говоря бесстыдные, ко всякому злу склонные, употребляющие вместо рассуждения насилие…» — Ульфельд Я. Путешествие в Россию датского посланника Якова Ульфельда в XVI в. М., 1889

«Русские хитры, лукавы, упрямы, невоздержанны, сопротивляющиеся и гнусны, ко всякому злу склонные, употребляющие вместо рассуждения насилие…» — «Путешествие в Московию датского посланника Якова Ульфельда в XVI в.».

«На Руси до Рюрика были, конечно, люди, но люди без государства; они жили как лесные звери, ничем не выделялись, без всякого общения с миром и потому никем из культурных европейцев не отмеченные и не описанные… Дикие, грубые, рассеянные славяне начали делаться общественными людьми только благодаря посредству германцев, которым назначено было судьбою рассеять в северо-западном и северо-восточном мирах первые семена цивилизации».- Август Людвиг Шлёцер, немецкий историк (1735 — 1809 гг.)

«Но видя, что народ этот совершенно варварский и необразован, а потому не в состоянии выучить 24 греческих буквы, Кирилл и Мефодий изобрели и начертали для него 35 букв». — Бандури дон Ансельм, историк (1671 – 1743 гг.)

«Народ, ничем не заявивший себя, непочтенный, считаемый наравне с рабами, неименитый, но приобретший себе славу со времени похода на нас, незначительный, но получивший теперь значение, смиренный и бедный, варварский, кочевой, гордящийся своим оружием, не имеющий стражи, неукоризненный народ». — Фотий, константинопольский патриарх (820 – 896 гг.)

«На это нам ответили, что мы сейчас находимся в России и нам следует подчиняться их указаниям и вести себя так, как они предписывают, ибо в каждой стране свои обычаи, которым каждый человек должен следовать; и они не сомневаются, что нам совершенно ясно, что всякая струйка должна следовать течению вод, тому, куда они текут. Услыхав это и подобное этому, мы прониклись столь большим отвращением к их поведению, что невозможно этого даже сказать, не то что написать… Получив такой ответ, мы перестали докучать им и стали вести жизнь уединенную, смешанную со скорбью. Ведь пока мы там находились, нас не посещал никто, кроме дряхлых двух бояр, которые сначала изображали величайшую важность, но, поскольку они были людьми необразованными, и нельзя не сказать о том, каким образом они вели себя у нас, чтобы образованные люди узнали, сколь велико их варварство и сколь грубы и неотесанны эти подмастерья и ослы». — Якоб Ульфельд, датский дипломат (1578 г.)

«Как ведут себя эти варвары, ты можешь заключить даже из того, что все, что бы они ни говорили, они считают незыблемым и твердым, более того, они при переговорах не позволяют возражать себе и действуют в своих интересах, рассматривают только то, что предлагают сами; а если предложат что-нибудь, что им не нравится, они говорят, что это вздор и не имеет никакого отношения к делу. Кроме того, они хитры и изворотливы, упрямы, своевольны, враждебны, недружелюбны, порочны, чтобы не сказать бесстыдны, склонны ко всяким мерзостям. Они предпочитают использовать насилие, а не разум. Поверь мне, они отказались ото всех добродетелей». — Якоб Ульфельд, датский дипломат (1578 г.)

«Русские, не стесняясь, задирают иностранцев всяких, в особенности же немцев, бесстыдными речами и, если встретятся случайно с ними, то громко обзывают их глупейшею бранью… Что касается всего, более возвышенного, то они в этом и поныне оказываются тупыми и неспособными, и эта тупость поддерживается в них климатом и весьма грубым напитком — водкою, которою они постоянно напиваются. За сим, они подозрительны, пропитаны, так сказать, подозрением, ибо, будучи вероломными по отношению к другим и сами не могут верить кому бы то ни было. К лести они столь склонны, что у них вошло в постоянный обычай придавать лицу приятное выражение, простираться всем телом по земле, покрывать руку бесчисленными поцелуями и подкреплять льстивые, ложные речи клятвою…» — Яков Рейтенфельс, итальянский посол (1672 – 1673 гг.)

«Так как они избегают правды и любят прибегать ко лжи и к тому же крайне подозрительны, то они сами очень редко верят кому-либо; того, кто их сможет обмануть, они хвалят и считают мастером. Поэтому как-то несколько московских купцов упрашивали некоего голландца, обманувшего их в торговле на большую сумму денег, чтобы он вступил с ними в компанию и стал их товарищем по торговле. Так как он знал такие мастерские приемы обмана, то они полагали, что с этим человеком будет хорошо торговать… Если они предлагают дружбу, то делают это не из любви к добродетели (которую они не почитают), но ради выгоды и пользы. Поэтому именно о них и можно сказать: Там только чернь с тобой дружна, Где выгод ждет себе она…» — Адам Олеарий, немецкий путешественник (1603 – 1671 гг.)

«Когда наблюдаешь русских в отношении их душевных качеств, нравов и образа жизни, то их, без сомнения, не можешь не причислить к варварам. Русские вовсе не любят свободных искусств и высоких наук и не имеют никакой охоты заниматься ими… Так как они несведущи в науках, не очень интересуются достопамятными событиями и вовсе не стремятся к знакомству с качествами чужих наций, то в сходбищах их ни о чем подобном и не приходится слышать. Большею частью их разговоры направлены в ту сторону, куда устремляют их природа и низменный образ жизни: говорят они о разврате, о гнусных пороках, о неприличностях и безнравственных поступках, частью ими самими, частью другими совершенных». — Адам Олеарий, немецкий путешественник (1603 – 1671 гг.)

«Этот народ по природе склонен к обману, только сильное битье обуздывает его. Я слышал как один русский говорил, что гораздо веселее жить в тюрьме, чем на свободе, если бы только там не было сильного битья. В тюрьме они получают пищу и питье без работы, ровно как и милостыню от благорасположенного к ним народа. На свободе же они ничего не получают. Число бедных здесь очень велико, и живут они самым нищенским образом: я видел как они едят соленые сельди и другие вонючие рыбы. Нельзя найти более вонючей и гнилой рыбы, а они с удовольствием едят ее, похваливая, что она здоровее всякой другой рыбы и свежего кушанья». — Ричард Ченслер, английский путешественник (1553 г.)

«На Москве понастроено церквей, несоответствующие эстетике и качеству, неуклюжих, с управляющими в них попами безграмотными и жадными… Людей загоняли в церкви, принуждая бить поклоны иконам темным и безликим. Им люди бьют поклоны так, что набивают большие шишки на лбу… Людей вводят в рабский страх и подчинение». — Энтони Дженкинсон, английский дипломат и путешественник, первый полномочный посол Англии в Московии 1556-1568 гг. 1557 г.

«Надобно знать, что Москвитяне весьма наклонны к пьянству… Чуть настал Николин день, — дается им две недели праздника и полной свободы, и в это время им только и дела, что пить день и ночь! По домам, по улицам, везде, только и встречаете, что пьяных от водки…» — Рафаэль Барберини, итальянский путешественник (1565 г.)

Если бы этому народу была предоставлена возможность напиваться ежедневно, он бы был истреблен взаимной резней. Ведь, опьянев, они совершенно теряют рассудок и соображение, как дикие животные, и убивают один другого ножами, кинжалами и всякого рода вероломным оружием.
Племя московитское способнее и хитрее всех прочих русских. И если они когда-нибудь ведут торговлю с иностранцами, то для поддержания большего доверия не называют себя московитами, но пришельцами, то есть новгородцами или псковичами. — Александр Гваньини, 1578 год.

«При этом царь созвал в Новгород большое количество людей, словно намеревался обсудить с ними неотложные дела. Когда они туда прибыли, он приказал всех их согнать на мост недалеко от города. Собрав их, он велел сбросить их в текущую там реку. Были убиты и задушены многие тысячи людей, которых он подозревал из-за брата, еще раньше устраненного им с помощью яда, что они якобы были на его стороне. И что более всего удивительно, так это то, что утонуло такое множество людей, что вышеупомянутая река заполнилась трупами сверх всякого человеческого разумения и была настолько ими запружена, что не могла течь по своему прежнему руслу, но разлилась по зеленеющим лугам и плодородным полям и все затопила вокруг своей водой… Хотя это и кажется маловероятным и далеким от истины, однако все это в действительности так и было, иначе я, что называется, не стал бы писать об этом…» — Якоб Ульфельд, датский дипломат (1578 г.)

«Подобно тому, как русские по природе жестокосердны и как бы рождены для рабства, их и приходится держать постоянно под жестоким и суровым ярмом и принуждением и постоянно принуждать к работе, прибегая к побоям и бичам. Никакого недовольства они при этом не выказывают, так как положение их требует подобного с ними обхождения и они к нему привыкли. Молодые люди и подростки иными днями сходятся, принимаются друг за друга и упражняются в битье, чтобы превратить его в привычку, являющуюся второй натурой, и потом легче переносить побои… Рабами и крепостными являются все они. Обычай и нрав их таков, что перед иным человеком они унижаются, проявляют свою рабскую душу, земно кланяются знатным людям, низко нагибая голову — вплоть до самой земли и бросаясь даже к ногам их; в обычае их также благодарить за побои и наказание… Вследствие рабства и грубой суровой жизни русские тем более охотно идут на войну и действуют в ней. Русские рабы стойко выдерживают у своих господ и начальников войска, и если у них оказываются хорошие испытанные иностранцы-полковники и вожди (в чем у этих людей недостаток), то они доказывают большое мужество и смелость». — Адам Олеарий, немецкий путешественник (1603 – 1671 гг.)

«Разговоры московской аристократии низменные, простецкие, гадкие культурному человеку. Главная тема их разговоров и юмора это очернение других, сплетни и наговоры и дикарская похвальба. Врут московины с невероятной бесстыдством и наглостью: нисколько не смущаются, когда поймаете их на лжи. В переговорах с иностранцами московские министры принимают всевозможных мыслимых и немыслимых способов, чтобы обмануть их. Всем известны факты они бесстыдно извращают. Московские торговцы и ремесленники невероятно нечестные. Воров и мошенников полно на каждой улице в Москве, и они ходят безнаказанно». — Австрийский посол Августин Мейерберг, 1654 г. Augustin Freiherr von Meyerberg und seine Reise nach Russland by Friedrich von Adelung, Augustin Mayer (freiherr von Mayerberg.)

«… московины и московки пьяницы, лгуны, обманщики, коварные, жестокие, ленивые, без принуждения не сделают ничего даже себе. Взяточничество и произвол начальников не имеет границ. Священники малограмотных и такие же дикие, как и мужики. Книг никто не имеет никаких. Даже татары и башкиры значительно культурнее московинов… Московины же глупые, суеверные, дикари, ужасно грязные: посуды никогда не моют; в доме можно задохнуться от вони и потерять половину крови от клопов …» — Хорватский научный, религиозный и политический деятель Юрай Крижанич (Jurij Kriżanicz). Historia de Sibiria Jurij Kriżanicz, 1680.

«Коварны они чрезвычайно, склонны к хитрости и обману. Купцы сами признаются, что по утрам молят бога, чтобы он послал им как можно больше покупателей-иностранцев, которых им гораздо легче обманывать. Ремесла у них в основном те же, что и в других странах, но изделия грубые и неотесанные. У заказчика за работу просят вперед деньги, но работу не отдают без больших трудностей и хитростей». — Иржи Давид, 1686 год.

«Когда наш король прикажет позвать к себе кого-нибудь, то достойно удивления отметить, как у этого человека ликует сердце, восхищен дух, каким счастливцем считает себя тот, с кем хочет встретиться государь, и потому такое лицо уходит полное надежды получить милость в лицезрении государя. Но как солнце отличается от луны, так добродетель и милость нашего короля от тирании князя Московии. Если он прикажет придти к себе какому-либо знатному сенатору или воину, тот, собираясь пойти к тирану, прощается с женой, детьми, друзьями, как бы не рассчитывая их никогда видеть. Он питает уверенность, что ему придется погибнуть или от палок, или от секиры, хотя бы он и сознавал, что за ним нет никакой вины… Всякий раз как тиран приглашает кого-нибудь явиться к нему во дворец, тот идет как на страшный суд, оттуда ведь никто не возвращается. А если кому выпадет такое счастье выбраться оттуда живым, то тиран посылает опричников устроить засаду по пути… Именно, Московитам врождено какое-то зложелательство, в силу которого у них вошло в обычай взаимно обвинять и клеветать друг на друга пред тираном и пылать ненавистью один к другому, так что они убивают себя взаимной клеветой. А тирану все это любо, и он никого не слушает охотнее, как доносчиков и клеветников, не заботясь, лживы они или правдивы, лишь бы только иметь удобный случай для погибели людей. При дворе тирана не безопасно заговорить с кем-нибудь. Скажет ли кто-нибудь громко или тихо, буркнет что-нибудь, посмеется или поморщится, станет веселым или печальным, сейчас же возникает обвинение, что ты за одно с его врагами или замышляешь против него что-либо преступное. Но оправдать своего поступка никто не может: тиран немедленно зовет убийц, своих опричников, чтобы они взяли такого-то и вслед затем на глазах у владыки либо рассекли на куски, либо отрубили голову, либо утопили, либо бросили на растерзание собакам или медведям… Ко всем воеводам он посылает конных опричников или убийц, чтобы они под предлогом дружбы оставались и жили с воеводами, улучая время, когда увидят их в сопровождении меньшего числа рабов или в храме, или дома, или где только найдут удобным, чтобы захватить их там, затем убить и рассечь на куски. После убийства такого человека, если у него есть родственники, друзья и близкие, то, живут ли они во дворце или нет, тиран приказывает всех их умертвить, поручая убийцам произвести на них натиск въявь, по дороге, в то время, когда они направляются во дворец, напасть и зарезать… Привычка к человекоубийствам является у него повседневной. Именно, как только рассветает, на всех кварталах и улицах города появляются убийцы и всех, кого они поймают из тех, кого тиран приказал им убить, тотчас рассекают на куски, так что почти на каждой улице можно видеть трех, четырех, а иногда даже больше рассеченных людей и город весьма обильно наполнен трупами. В результате каждый день двадцать, тридцать, а иногда и сорок человек он велит отчасти рассечь на куски, отчасти утопить, отчасти растерзать петлями, так что от чрезмерной трупной вони во дворец иногда с трудом можно проехать… По отношению к религиозности тирана и его богопочитанию надлежит заметить следующее… Как только он воздаст богу долг благочестия, он выходит из обители и, вернувшись к своему нраву, велит привести на площадь толпы людей и одних обезглавить, других повесить, третьих побить палками, иных поручает рассечь на куски, так что не проходит ни одного дня, в который бы не погибло от удивительных и неслыханных мук несколько десятков человек… Узнай также про охоту тирана. В зимнее время, как только какая-нибудь кучка людей соберется по обычаю на площадь для покупки необходимых предметов, тиран тотчас велит тайком выпустить в средину толпы диких медведей. Люди, при виде медведей, от неожиданности и не подозревая ничего подобного, разбегаются, а медведи преследуют бегущих и, поймав людей, валят их и, растерзав, забивают на смерть». — Альберт Шлихтинг, немецкий наемник, побывавший в русском плену.

«Порок пьянства так распространен у этого народа во всех сословиях, как у духовных, так и у светских лиц, у высоких и низких, у мужчин и женщин, молодых и старых, что, если на улицах видишь лежащих там и валяющихся в грязи пьяных, то не обращаешь внимания; до того это все обыденно. Если какой-либо возчик встречает подобных пьяных свиней, ему лично известных, то он их кидает в свою повозку и везет домой, где получает плату за проезд. Никто из них никогда не упустит случая, чтобы выпить или хорошенько напиться, когда бы, где бы и при каких обстоятельствах это ни было. При этом простой народ, рабы и крестьяне до того твердо соблюдают обычай, что такой человек продолжает выпивать пока не упадет на землю и — в иных случаях — не испустит душу вместе с выпивкою; подобного рода случаи встречаются и в наше время, так как наши люди очень уж щедры были с русскими и их усиленно потчевали… Не только простонародье, говорю я, но и знатные вельможи, даже царские великие послы, которые должны бы были соблюдать высокую честь своего государя в чужих странах, не знают меры, когда перед ними ставятся крепкие напитки; напротив, если напиток хоть сколько-нибудь им нравиться, они льют его в себя как воду до тех пор, пока их не поднимешь порою уже мертвыми… Женщины не считают для себя стыдом напиваться и падать рядом с мужчинами. Несколько русских женщин как-то пришли на пиршество к своим мужьям, присели вместе с ними и здорово вместе выпивали. Когда теперь, наконец, мужчины упали на землю и заснули, то женщины сели верхом на мужчин и до тех пор угощали друг друга водкой, пока и сами не напились мертвецки… Также легко встретить пьяного попа и монаха, как и пьяного мужика. Хотя ни в одном монастыре не пьют ни вина, ни водки, ни меда, ни крепкого пива, а пьют лишь квас, т.е. слабое пиво или кофе, тем не менее монахи, выходя из монастырей и находясь в гостях у добрых друзей, считают себя в праве не только не отказываться от хорошей выпивки, но даже и сами требуют таковой и жадно пьют, наслаждаясь этим до того, что их только по одежде можно отличить от пьяниц-мирян…» — Адам Олеарий, немецкий путешественник (1603 – 1671 гг.)

«Сверх того, нашел я в этом крае людей чрезвычайно корыстолюбивыми и бессовестными. Корыстолюбие же их простирается до той степени, что если не подарить им чего-нибудь, нельзя ничего от них получить, ни совершить никакой с ними сделки. Вельможи, как и частные люди, не постыдятся нагло потребовать, чуть что увидят, перстни, или другие вещицы, даже деньги, словом все, что бы то ни было… Они очень наклонны ко злу. Даже все вообще большие плуты, чуть только могут как-нибудь скрытно сплутовать; и поэтому чрезвычайно как надо остерегаться, в своих сделках с ними. Кто ведет с ними торговые дела, должен быть всегда осторожен и весьма бдителен, в особенности же не доверять им слепо; потому что на словах они довольно хороши, зато на деле предурные, и как нельзя ловчее умеют, добродушной личиною и самыми вкрадчивыми словами, прикрывать свои лукавейшие намерения». Рафаэль Барберини, итальянский путешественник (1565 г.)

«…чванство, высокомерие и произвол составляют присущие свойства всякого русского, занимающего более или менее почетную должность», — Томас Смит, английский дипломат (1604 – 1605 гг.)

«Московиты по природе своей чрезвычайно грубы, распущены, невежливы в своих нравах, ухватках и разговорах; они совсем не считают грешным и срамным делом вести разговоры об ужасных вещах, не стыдятся также кашлять, харкать, чихать… да ещё смеются и очень потешаются тем». — Петр Петрей, шведский посол (1608 — 1611 гг.)

«Я считаю, что традиционная покорность и саморазрушение русской рабской ментальности является формой мазохизма. Русские чрезмерно склонны к самовредительству, самопоражению, самоуничижению или самопожертвованию — то есть к поведению, которое характеризуется как мазохистское». — Даниэл Ранкур-Лаферрьер, американский историк

«Московиты — это народ, рожденный для рабства и свирепо относящийся ко всякому проявлению свободы; они кротки, если угнетены, и не отказываются от ига… Даже у турок нет такого унижения и столь отвратительного преклонения перед скипетром своих оттоманов… Русские по себе судят также и о других народах, а потому иностранцев, прибывших в Московию случайно или нарочно, подвергают тому же игу и принуждают их быть рабами своего государя». — Иоанн Барклай, путешественник (1582 — 1621 гг.)

«Это — народ, рожденный для рабства, и свирепо относится ко всякому проявлению свободы, они кротки, если угнетены, и не отказываются от ига…» — И. Барклай о московитах.

«Однажды бояре новгородские (по туземному обычаю они одни только отправляют военную службу) были на войне с татарами. Кончив ее со славой, они возвращались домой, но на пути узнали, что оставленные ими дома холопы, или рабы, в отсутствие их овладели их городами, поместьями, домами, женами, всем прочим. Такая новость поразила их, и, презирая гнусный поступок своих рабов, они поспешно возвратились домой, но недалеко от Новгорода встретились с рабами, выступившими против них в боевом порядке. Собрали совет и положили идти на холопов не с оружием, а с кнутами (по тамошнему обычаю всякий, кто едет верхом, берет кнут с собой), чтобы напомнить им об их рабском состоянии, устрашить и усмирить их. Идя таким образом вперед и размахивая кнутами, они устремились на рабов. Рабы столь испугались вида кнутов, действие которых они и прежде испытывали на себе, бросились бежать, как овцы, гонимые пастухом…» — Джилс Флетчер, английской дипломат (1548 – 1611 гг.)

«Что касается до их свойств и образа жизни, то они обладают хорошими умственными способностями, не имея, однако, тех средств, какие есть для развития их дарований воспитанием и наукою. Правда, они могли бы заимствовать в этом случае от поляков и других соседей своих, но уклоняются от них из тщеславия, предпочитая свои обычаи обычаям всех других стран. Отчасти причина этому заключается и в том… что образ их воспитания (чуждый всякого основательного образования и гражданственности) признается властями самым лучшим для их государства и наиболее согласным с их образом правления, которое народ едва ли бы стал переносить, если бы получил какое-нибудь образование и лучшее понятие о Боге, равно как и хорошее устройство. С этой целью Цари уничтожают все средства к его улучшению и стараются не допустить ничего иноземного, что могло бы изменить туземные обычаи. Такие действия можно было бы сколько-нибудь извинить, если бы они не налагали отпечаток на самый характер жителей. Видя грубые и жестокие поступки с ними всех главных должностных лиц… они так же бесчеловечно поступают друг с другом, особенно со своими подчиненными и низшими, так что самый низкий и убогий крестьянин… унижающийся и ползающий перед дворянином, как собака, и облизывающий пыль с его ног, делается несносным тираном, как скоро получает над кем-нибудь верх… Жизнь человека считается нипочем… Я не хочу говорить о странных убийствах и других жестокостях, какие у них случаются. Едва ли кто поверит, что подобные злодейства могли происходить между людьми, особенно между такими, которые называют себя христианами» — Флетчер Д. О государстве русском, или Образ правления русского царя (обыкновенно называемого царем Московским) с описанием нравов и обычаев жителей этой страны // О государстве русском. СПб., 1906. С. 280–281.

«Что вам сказать о стране рабов, где можно замерзнуть от одного взгляда на зиму, где священники всеми средствами стараются воспрепятствовать распространению просвещения и где безнадежное состояние вещей внутри государства заставляет народ, большей частью, желать вторжения какой-нибудь внешней державы… Правление у них чисто тираническое: все его действия клонятся к пользе и выгодам одного царя, и сверх того, самым явным и варварским образом. И дворяне и простолюдины в отношении к своему имуществу суть не что иное, как хранители царских доходов, потому что все нажитое рано или поздно переходит в царские сундуки. Чрезвычайные притеснения, которым подвержены бедные простолюдины, лишают их вовсе бодрости заниматься своими промыслами, ибо чем кто из них зажиточнее, тем в большей находится опасности не только лишиться своего имущества, но и самой жизни…» — Джилс Флетчер, английской дипломат (1548–1611 гг.)

«Народ в России довольствуется очень немногим: иначе он не мог бы удовлетворить издержкам, ибо не знает никакой промышленности, весьма ленив, работы не любит и так предан пьянству, как нельзя более». — Якоб Маржерет, французский офицер-наемник (1600 — 1606 гг.)

«Благодарю Тебя Боже, что мы снова в Стране Казаков. Два года, которые мы прожили в Московии, наши уста были заперты на замок, наш ум в тюрьме. В той стране никто не может чувствовать себя хоть немного свободным. Мы там забыли, что такое радость и смех. За каждым нашим шагом следили московиты». — Антиохийский патриарх Макарий III после пребывания в 1654 – 1656 гг. в Москве. Записал его писарь Павел Алеппский.

«Хотя русские и стараются извинить свое постоянное пьянство, ибо они предпочтительно пьют водку и днем, и ночью, тем, что кроме давнишней привычки оно еще необходимо для защиты от холода, но все-таки им не удается вполне смыть с себя позорное пятно пьянства». — Яков Рейтенфельс, дипломат, уроженец Курляндии (1671 – 1673 гг.)

«Русские крайне ленивы и охотнее всего предаются разгулу, до тех пор, пока нужда не заставить их взяться за дело. Ничто не идет более к русскому характеру, как торговать, барышничать, обманывать, потому что честность русского редко может устоять перед деньгами; он так жаден и корыстолюбив, что считает всякую прибыль честной. Русский не имеет понятия о правдивости и видит во лжи только прикрасу; он столь искусно умеет притворяться, что большею частью нужно употребить много усилий, чтобы не быть им обманутым». — Эрик Пальмквист, шведский посол (1673 — 1674 г.). Несколько замечаний о России, ее дорогах, укреплениях, крепостях и границах во время последнего Королевского посольства к Московскому царю.

«Хотя нынче московиты стараются подражать культурным народам, хотя они и переоделись во французские платья и выглядят внешне как будто более цивилизованными, чем раньше тем не менее, каждый их них остался тем же кем и был дикарём и рабом… Грязь такая страшная, что я бы лучше ел на полу в беднейшей украинской хате, чем за столом московского вельможи… Когда московские аристократы ссорятся, то плюют друг другу в лицо и называют такими гадкими словами, что их нельзя печатать… На празднике, устроенном царём Петром, высочайшие вельможи перепились, как свиньи, горланили, свистели, блевали, плевали один на другого и ругались такими словами, что иностранные дипломаты разбежались… В отношениях с московитами приходится употреблять острое, грубое просторечие с ругательствами, если вы хотите чтобы вас поняли и сделали требуемое. Если станете разговаривать вежливо, культурно вами будут пренебрегать… Князь Меншиков (Mensctikof) второе лицо после Петр I не умеет читать и писать… Суд легко подкупить, даже высший, заплатив канцлеру князю А.Меншикову 20-30 тысяч рублей, из которых свою долю возьмёт царь…» — Вице-адмирал Юст Юль, датский посол в Московии 1709-1712 гг. 1712 г. J.Just, Memoires 1712. En rejse til Rusland under tsar Peter; dagbogsoptegnelser af viceadmiral Just Juel, dansk gesandt i Rusland 1709-1711, med illustrationer og oplysende anmaerkninger ved Gerhard L. Grove

«Русские крестьяне питаются весьма дурно; легко предаются безделью, сидя в избе, развратничают и злоупотребляют водкой, которую, впрочем, не всегда могут отыскать. Если судить только по дремотному образу их жизни, то можно предположить, что они весьма недалеки; однако же они смекалисты, хитры и плутоваты, как ни один другой народ. К тому же, они наделены необычайной способностью воровать. У них нет той храбрости, которую некоторые философы приписывают северным народам; напротив: русским крестьянам присущи невероятные трусость и малодушие. У них нет никаких моральных принципов: они больше боятся съесть запретное в Великий Пост, чем убить человека, особенно иностранца: по их вере и убеждению, иностранцы им не братья… Подобный образ жизни сделал из русских жестоких варваров: это животные, хозяевам которых кажется необходимым дубасить их железной дубиной, пока они порабощены. Русские дворяне, постоянно имея перед глазами своих жестоких и злых рабов, заразились жёсткостью, дворянству не свойственной: стелющиеся по земле перед деспотом, перед вышестоящими, перед всеми, кто кажется нужным, они обходятся с высочайшей жёсткостью с теми, кто в их власти и кто не имеет сил сопротивляться. Так как народу в России «нечего делить» с государем, может показаться, что по меньшей мере в удовольствиях он может найти отдушину. Повсюду в других краях крестьяне собираются по праздникам: отцы семейств отдыхают от трудов в кабаке или в тени липы за бутылкой вина, ведут разговор о заработках, иногда о политике, в то время как плохонький скрипач, усевшийся на бочке, веселит их детишек. Такие удовольствия неизвестны в России: народ танцует изредка, но люди предаются пьянству и разврату — не отважишься отправиться в дорогу в эту пору, из опаски, что к вам прицепится эта чернь. В праздники русские крестьяне обычно не покидают своих изб: станут в дверном проходе и не пошевелятся. Бездействие — высшее удовольствие для них, после выпивки и баб. Если у русского крестьянина заводятся деньги, то он один отправляется в кабак, напивается в считанные минуты, и ему уже не страшно, что деньги могут украсть, так как он распускает всё дочиста». — Жан-Шапп д’Отрош, французский астроном (1722 — 1769 гг.)

«Русские же варвары не заслуживают того, чтобы о них здесь упоминать…» — Фридрих, король Пруссии (1712 – 1786 гг.)

«Россия — колосс на глиняных ногах». — Л. Ф. де Сегюр, французский дипломат (1784 — 1789 гг.)

«Раб, особливо в России, низведен до состояния столь скотского, что не смеет противиться угнетателям; обычное его свойство есть леность; стремясь забыть о своих бедах, он напивается и засыпает… Рабы не владеют ничем, все принадлежит их хозяевам. Станут ли защищать свое счастье? Но возможно ли счастье при тирании? Будут ли вдохновляться любовью к славе? Но ведь они не ведают стыда, откуда же им знать, что такое честь? Возьмутся ли они за оружие для защиты своей свободы и безопасности? Но ведь ни той, ни другой у них нет». — А. Ф. Леклерк, немецкий ученый (1786 г.)

«Русские опьянены рабством до потери сознания… Честолюбивы, самодовольны, хвастливы… Не оригинальны, ибо лишены творческих дарований и природного ума… Хитры и ленивы, способны трудиться только за высокое вознаграждение, а не так как в Европе — для блага других… Трусливы, и если они бесстрашны в бою, то только потому, что по невежеству своему верят обману начальства, что, погибнув, через три дня воскреснут и окажутся дома… Народ живет в вечном страхе; и всем в России и всегда правит страх… Русские лживы и коварны, ибо все их достоинства на самом деле есть результат притворства и обмана… Все вежливы друг с другом, но здесь вежливость есть не что иное, как искусство взаимно скрывать тот двойной страх, который каждый испытывает и внушает… Прославленное гостеприимство московитов тоже превратилось в чрезвычайно тонкую политику, она состоит в том, чтобы как можно больше угодить гостям, затратив как можно меньше искренности…» — Маркиз де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 – 1857 гг.)

«Хоть князь Потемкин значительно ослабил ту суровую дисциплину, к какой они привыкли со времен Петра Первого, солдат повинуется. Задержка в уплате жалованья, всевозможные виды кражи со стороны офицеров, которые сводят это жалованье на ничто, дурное качество пищи, убивающее нередко тысячи людей, не мешают солдатам идти всюду, куда ведут их начальники; кроме того характер религии, жажда наживы и то как бы врожденное человеку, а русскому в особенности, желание причинять безнаказанно зло влечет их на врага и на приступ с такой смелостью и можно сказать необузданною яростью, что заставляет в продолжении трех дней после сражения убивать женщин и детей…» — Де ла Турбиа, сардинский посол (1796 г.)

«Империя эта при всей своей необъятности не что иное, как тюрьма, ключ от которой в руках у императора. Нужно жить в этой пустыне без покоя, в этой тюрьме без отдыха, которая именуется Россией, чтобы почувствовать всю свободу, предоставленную народам в других странах Европы, каков бы ни был принятый там образ правления… Прощение было бы опасным уроком для столь черствого в глубине души народа, как русский. Правитель опускается до уровня своих дикарей подданных; он так же бессердечен, как они, он смело превращает их в скотов, чтобы привязать к себе: народ и властитель состязаются в обмане, предрассудках и бесчеловечности…» — Маркиз де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 – 1857 гг.)

«Глядя на русских, ясно понимаешь, что это племя пока не развилось до конца. Русские — еще не вполне люди. Им недостает главного свойства человека — нравственного чутья, умения отличать добро от зла». — Жюль Мишле, французский историк (1798 – 1874 гг.)

«Русские сгнили, не успев созреть». — Дени Дидро, французский философ (1713 — 1784 гг.)

«Русские распространяют вокруг себя довольно неприятный запах, дающий о себе знать даже на расстоянии. От светских людей пахнет мускусом, от простонародья — кислой капустой, луком и старой дубленой кожей. Отсюда вы можете заключить, что тридцать тысяч верноподданных императора, являющихся к нему во дворец первого января с поздравлениями, и шесть или семь тысяч, которые бывают в петергофском дворце в день тезоименитства императрицы, должны принести с собой грозные ароматы…» — Маркиз де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 – 1857 гг.)

«Выезжая из России за границу, переживаешь ощущение, будто снял с себя грязную сорочку и надел чистую». — Атанас Брокар, французский парфюмер (1861 г.)

«В России все, от мала до велика, обманывают и лгут… Россия — царство лжи. Ложь — в общине, которую следовало бы назвать мнимой общиной. Ложь — в помещике, священнике и царе. Крещендо обманов, мнимостей, иллюзий!» — Жюль Мишле, французский историк (1798 – 1874 гг.)

«Научный дух отсутствует у русских, у них нет творческой силы, ум у них по природе ленивый и поверхностный. Если они и берутся за что-либо, то только из страха. Страх может толкнуть их на любое предприятие, но он же мешает им упорно стремиться к заранее намеченной цели. Гений по натуре сродни героизму, он живёт свободой, тогда как страх и рабство имеют лишь ограниченную сферу действия, как та посредственность, орудием которой они являются… Уму русских не хватает импульса, как их духу – свободы. Вечные дети, они могут на миг стать победителями в сфере грубой силы, но никогда не будут победителями в области мысли». — Маркиз де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 — 1857 гг.)

«Русские, которые совершали путешествия, занесли в свое отечество много безрассудных идей тех стран, в которых они побывали, и ничего — из их мудрости; они привезли все пороки и не заимствовали ни одной из добродетелей». — Дени Дидро, французский философ (1713 — 1784 гг.)

«Песок куда надежнее, чем русский народ, а вода далеко не так обманчива».
«У чистокровных русских взгляд ящерицы, и интеллектуально они имеют мало общего с европейцами… Они больше походят на скотов-варваров, недостойных общения с европейскими народами». — Жюль Мишле, французский историк (1798 – 1874 гг.)

«В отношениях русских с иностранцами царит дух испытующий, дух сарказма и критики; они ненавидят нас — как всякий подражатель ненавидит образец, которому следует; пытливым взором они ищут у нас недостатки, горя желанием их найти… Я не осуждаю русских за то, каковы они, но я порицаю их за притязание казаться теми же, что и мы. Они еще совершенно некультурны. Это не лишало бы их надежды стать таковыми, если бы они не были поглощены желанием по-обезьяньи подражать другим нациям, осмеивая в то же время, как обезьяны, тех, кому они подражают». — Маркиз де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 — 1857 гг.)

«Сия великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных её климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погружёнными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными историческими памятниками…» — Н. М. Карамзин, историк (1766 — 1826 гг.)

«У русских есть лишь названия всего, но ничего нет в действительности. Россия – страна фасадов. Прочтите этикетки, – у них есть цивилизация, общество, литература, театр, искусство, науки, а на самом деле у них нет даже врачей… Если же вы случайно позовёте живущего поблизости русского врача, то можете считать себя заранее мертвецом». — Маркиз Астольф де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 — 1857 гг.) «La Russie en 1839»

 

Правительство в России живет только ложью, ибо и тиран, и раб страшатся правды.
Тому, кто имел несчастье родиться в этой стране, остается искать утешения только в горделивых мечтах о мировом господстве.
Лгать здесь — охранять власть, говорить правду — разрушать ее.
Русские… могут на миг стать победителями в сфере грубой силы, но не могут стать победителями в области мысли. А народ, не способный ничему научить покоренные народы, недолго остается сильнейшим.
Наибольшее удовольствие этому народу доставляет пьянство, иначе говоря — забытье.
— Маркиз Астольф де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 — 1857 гг.) «La Russie en 1839»

«Душа раба оподлена; не принадлежа самому себе, он не имеет интереса о себе заботиться и живет в грязи и нечистоте… Это жилец, который запускает не принадлежащую ему квартиру… Невозможно любить родину, которая вас не любит…» — Дени Дидро, французский философ (1713-1784 гг.)

«Страна эта, говоря по правде, отлично подходит для всякого рода надувательств; рабы есть и в других странах, но чтобы найти столько рабов — придворных, надо побывать в России. Не знаешь, чему дивиться больше,- то ли безрассудству, то ли лицемерию, которые царят в этой империи». — Маркиз де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 — 1857 гг.)

«Что мы видим в России? Несчастный, лишенный индивидуальностей народ, одурманивающий себя водкой до самозабвения; народ, выросший в обстановке привычного унижения, шприцрутенов, кнутов, ударов в зад и по физиономии; народ с азиатской склонностью к резиньяции, без упорства, без творческой силы и самосознания; народ, нормально чувствующий себя только в условиях жестоких приказов и беспрекословного выполнения этих приказов; да, такой народ, конечно, сможет все. Из страха перед поднятым кнутом он способен на героизм, даже на проявление гениальности. Это удивительная, лишенная даже намека на личное начало масса — благодарный материал для повелителей, социальных экспериментаторов, варягов, немецких дрессировщиков (экзерцирмайстеров). И вот эта-то масса должна стать основой для высшей стадии развитии общества, в условиях которой интенсивнейшее чувство свободы каждого станет настолько зрелым, что разрешится во всеобщей социальной гармонии? Этот народ первым сможет выйти за пределы индивидуального права, конкуренции, государства к идеальной политической организации, для которой потребны тончайшие плоды образованности и человечности? С тем же основанием можно ожидать, что кристалл станет человеком сразу же, минуя растительное и животное царство». — Виктор Ген, 1858–71 год «О русских нравах».

«За границей русский чувствует себя на воле, а в России же он задумчив, мрачен, боязлив и принижен до подлости пред теми, в ком нуждается». — Франциск Белькур, француз, побывавший в русском плену

«Количество доходов Государя зависит от его произвола и от того, что могут заплатить его подданные: он не гнушается самыми грубыми средствами собирать с них деньги. В каждом порядочном городе есть питейный дом, называемый корчмою, который Царь отдает или на откуп или в награду за службу какому-нибудь Боярину, или Дворянину: Боярин этот делается на время властелином города, грабит и обирает жителей сколько ему угодно». — Джон Мильтон

С другими европейскими народами можно достигать цели человеколюбивыми способами, а с русским — не так… Я имею дело не с людьми, а с животными, которых хочу переделать в людей. — Петр I

«Русские хоть и белые, но у них есть свойства негров. Они не работают более, чем нужно, и без принуждения». — Густав Дитцель, немецкий писатель

«Жалкая нация, нация рабов, снизу доверху все сплошь рабы». — Н. Г. Чернышевский, публицист, революционер (1828 — 1889 гг.)

«У нас сначала — дикое варварство, потом грубое невежество, затем свирепое и унизительное чужеземное владычество, дух которого позднее унаследовала наша национальная власть, — такова печальная история нашей юности. Периода бурной деятельности, кипучей игры духовных сил народных, у нас не было совсем. Эпоха нашей социальной жизни, соответствующая этому возрасту, была заполнена тусклым и мрачным существованием, лишенным силы и энергии, которое ничто не оживляло, кроме злодеяний, ничто не смягчало, кроме рабства… Ни пленительных воспоминаний, ни грациозных образов в памяти народа, ни мощных поучений в его предании. Окиньте взглядом все прожитые нами века, все занимаемое нами пространство, — вы не найдете ни одного привлекательного воспоминания, ни одного почтенного памятника…» — П. Я.Чаадаев, философ, публицист (1794 — 1856 гг.)

«Мы ничего не дали миру, ничему не научили его, мы продолжаем жить лишь для того, чтобы послужить каким-то важным уроком для последующих поколений». — П. Я.Чаадаев

Одна из наиболее печальных черт нашей своеобразной цивилизации заключается в том, что мы еще только открываем истины, давно уже ставшие избитыми в других местах и даже среди народов, во многом далеко отставших от нас. Это происходит оттого, что мы никогда не шли об руку с прочими народами; мы не принадлежим ни к одному из великих семейств человеческого рода; мы не принадлежим ни к Западу, ни к Востоку, и у нас нет традиций ни того, ни другого. Стоя как бы вне времени, мы не были затронуты всемирным воспитанием человеческого рода.
Мы не Запад… Россия… не имеет привязанностей, страстей, идей и интересов Европы… И не говорите, что мы молоды, что мы отстали… У нас другое начало цивилизации. — П. Чаадаев

Наше общество столь же презренно, как и глупо, в нем отсутствует общественное мнение и господствует равнодушие к долгу, справедливости, праву, истине, циническое презрение к мысли и достоинству человека. — П. Чаадаев

У нас [в России] что у других народов обратилось в привычку, в инстинкт, то нам приходится вбивать в головы ударами молотка. Наши воспоминания не идут далее вчерашнего дня; мы, так сказать, чужды сами себе… У нас совершенно нет внутреннего развития, естественного прогресса; каждая новая идея бесследно вытесняет старые, потому что она не вытекает из них, а является к нам бог весть откуда.
Прошлое пусто, настоящее невыносимо, а будущего нет.
Наше общество столь же презренно, как и глупо, в нем отсутствует общественное мнение и господствует равнодушие к долгу, справедливости, праву, истине, циническое презрение к мысли и достоинству человека. — П. Чаадаев

«Поскоблите русского и вы найдете татарина». — Жозеф де Местр, посланник Сардинии (1753 — 1821 гг.)

«Ведь немногим больше ста лет тому назад русские были настоящими татарами. И под внешним лоском европейской элегантности большинство этих выскочек цивилизации сохранило медвежью шкуру — они лишь надели ее мехом внутрь. Но достаточно их чуть-чуть поскрести — и вы увидите, как шерсть вылезает наружу и топорщится». — Маркиз де Кюстин, французский писатель, путешественник (1790 — 1857 гг.)

«Я конечно презираю отечество моё с головы до ног». — А. С. Пушкин

«Страна, где нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромная корпорация разных служебных воров и грабителей» — Виссарион Белинский

«Народ – самоед» — Л. Андреев.

Да и вообще у нас, в русском обществе, самые лучшие манеры у тех, которые биты бывали. — Фёдор Михайлович Достоевский. Преступление и наказание

Русские люди вообще широкие люди.. широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фантастическому, к беспорядочному; но беда быть широким без особенной гениальности. — Фёдор Михайлович Достоевский. Преступление и наказание

Слово «философ» у нас на Руси бранное и означает: «дурак».
У нас в России, в классах интеллигентных, даже совсем и не может быть нелгущего человека… У нас, в огромном большинстве, лгут из гостеприимства.
В России истина почти всегда имеет характер вполне фантастический. — Ф. Достоевский

Я думаю, самая главная, самая коренная духовная потребность русского народа есть потребность страдания, всегдашнего и неутолимого, везде и во всём. … Страданием своим русский народ как бы наслаждается. — Фёдор Михайлович Достоевский. Дневник писателя

Выскочи русский человек чуть-чуть из казённой, узаконенной обычаем колеи – и он сейчас же не знает, что делать. — Фёдор Михайлович Достоевский. Подросток

Судите русский народ не по тем мерзостям, которые он так часто делает, а по тем великим и святым вещам, по которым он и в самой мерзости своей постоянно воздыхает. — Ф. Достоевский

Вот говорят, что русские — народ-богоносец. Правда, они люди религиозные. Они прежде, чем тебя топором зарубить обязательно перекрестятся. — Ф. Достоевский

«Всю Россию охватил сифилис патриотизма!» — А. И. Герцен, публицист, революционер (1812 – 1870 гг.)

«Мы живем одним настоящим в самых тесных его пределах, без прошедшего и будущего, среди мертвого застоя. Исторический опыт для нас не существует; поколения и века протекли без пользы для нас. Глядя на нас, можно было бы сказать, что общий закон человечества отменен по отношению к нам. Одинокие в мире, мы ничего не дали миру, ничему не научили его; мы не внесли ни одной идеи в массу идей человеческих, ничем не содействовали прогрессу человеческого разума, и все, что нам досталось от этого прогресса, мы исказили. С первой минуты нашего общественного существования мы ничего не сделали для общего блага людей; ни одна полезная мысль не родилась на бесплодной почве нашей родины; ни одна великая истина не вышла из нашей среды; мы не дали себе труда ничего выдумать сами, а из того, что выдумали другие, мы перенимали только обманчивую внешность и бесполезную роскошь». — П. Я. Чаадаев, философ, публицист (1794 — 1856 гг.)

 

 

«Сурово и холодно требует автор от России отчета во всех страданиях, причиняемых ею человеку, который осмеливается выйти из скотского состояния. Он желает знать, что мы покупаем такой ценой, чем мы заслужили свое положение; он анализирует это с неумолимой, приводящей в отчаяние проницательностью, а закончив эту вивисекцию, с ужасом отворачивается, проклиная свою страну в ее прошлом, в ее настоящем и в ее будущем… Кто из нас не испытывал минут, когда мы, полные гнева, ненавидели эту страну, которая на все благородные порывы человека отвечает лишь мучениями, которая спешит нас разбудить лишь затем, чтобы подвергнуть пытке? Кто из нас не хотел вырваться навсегда из этой тюрьмы, занимающей четвертую часть земного шара, из этой чудовищной империи, в которой всякий полицейский надзиратель – царь, а царь – коронованный полицейский надзиратель… Говоря о России, постоянно воображают, будто говорят о таком же государстве, что и другие; на самом деле это совсем не так. Россия — это целый особый мир покорный воле, произволению, фантазии одного человека, — именуется ли он Петром или Иваном, не в том дело: во всех случаях одинаков это — олицетворение произвола. В противоположность всем законам человеческого общежития Россия шествует только в направлении своего собственного порабощения и в направлении порабощения других народов». — А. И. Герцен, публицист, революционер (1812 – 1870 гг.)

«Московские люди сеют землю рожью, а живут все ложью». — князь Иван Хворостинин

«Изумленная Европа, в начале правления Ивана едва знавшая о существовании Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была ошеломлена внезапным появлением на ее восточных границах огромной империи, и сам султан Баязид, перед которым Европа трепетала, впервые услышал высокомерную речь московита». — Карл Маркс, экономист, революционер (1818 – 1883 гг.)

«Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала виртуозна в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира». — Карл Маркс, революционер (1818 – 1883 гг.)

«Колыбелью Московии было кровавое болото монгольского рабства, а не суровая слава эпохи норманнов. А современная Россия есть не что иное, как преображённая Московия. ‹…› Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuoso в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином.» — К. Маркс. Разоблачения дипломатической истории XVIII века (июнь 1856 г.— март 1857 г.)

«Что же касается России, то ее можно упомянуть лишь как владелицу громадного количества украденной собственности, которую ей придется отдать назад в день расплаты». — Фридрих Энгельс

«Я требую исключить из числа европейских народов кельтов и русских, поскольку кельтская и русская нации, презирающие труд и порядок, стоят на низшей ступени человеческого развития». — Рональд Нокс, английский писатель (1888 – 1957 гг.)

«Он [русский народ] совершенно предан невежеству, не имеет никакой образованности ни в гражданских, ни в церковных делах» — Коллинз С. Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне. М., 1846

«Когда русский говорит о Боге, он всегда чешет задницу». — В. Г. Белинский, литературный критик (1811 – 1848 гг.)

Я нигде не вижу свободных людей. — А.И. Герцен, письмо А. Колачеку от 12 фев. 1851 г.

«Грязь, вонь, клопы и тараканы,
И надо всем хозяйский кнут,
И это русские болваны
Святым отечеством зовут».
– Д. В. Веневитинов, поэт (1805 — 1827 гг.)

Эх, русский народец! Не любит умирать своей смертью! – Николай Васильевич Гоголь. Мёртвые души.

Иной раз, право, мне кажется, что будто русский человек — какой-то пропащий человек. Нет силы воли, нет отваги на постоянство. Хочешь все сделать — и ничего не можешь. Все думаешь — с завтрашнего дни начнешь новую жизнь, с завтрашнего дни сядешь на диету — ничуть не бывало: к вечеру того же дни так объешься, что только хлопаешь глазами и язык не ворочается; как сова сидишь, глядя на всех, — право и этак все. — Николай Васильевич Гоголь. Мёртвые души

Таков уж русский человек: страсть сильная зазнаться с тем, который бы хотя одним чином был его повыше, и шапочное знакомство с графом или князем для него лучше всяких тесных дружеских отношений. – Николай Васильевич Гоголь. Мёртвые души

«Любовь к отечеству превратилась в приторное хвастанье. Доказательством тому, наши так называемые квасные патриоты: после их неуместных похвал — только хочется плюнуть на Россию».
«Лучше ли мы других народов? Ближе ли жизнью ко Христу, чем они? Никого мы не лучше, а жизнь еще намного неустроенней и беспорядочней всех их. «Хуже мы всех прочих» — вот что мы должны всегда говорить о себе».
«Есть у русского человека бескорыстная любовь к подлости. Он ничего с этого иметь не будет, но гадость ближнему сделает». — Н. В. Гоголь

Есть у русского человека враг, непримиримый, опасный враг, не будь которого он был бы исполином. Враг этот — лень. – Н. В. Гоголь

Русские люди — самые изолгавшиеся люди в целом свете, а ничего так не уважают, как правду, ничему так не сочувствуют, как именно ей. — Иван Сергеевич Тургенев. Новь

Мы ленивы и нелюбопытны. — А. Пушкин

Так как в России всё продажно, то и экзамен сделался новой отраслию промышленности для профессоров. — А. Пушкин, русскоязычный поэт

В России две философии: выпоротого и ищущего, кого бы ему еще выпороть.
Вся русская мысль — философия выпоротого человека. — В. Розанов

Русские даже не способны иметь ум и совесть, а всегда имели и теперь имеют одну подлость. — В. Соловьев

Труд от зари до зари,
Бедность — что дальше, то хуже.
Голод, лохмотья — внутри,
Блеск и довольство — снаружи…
Шалости старых повес,
Тающих в креслах балета …
— «Это ли, батюшка, русский прогресс?»
— «Это, родимые, это!..»
— Д.Д.Минаев 1862

«Что ждет меня (в России)? Все то же — тоска, добывание насущного хлеба, пьянство людей, к которым я горячо привязан, безнадежная, хотя и чистая борьба с хамством в литературе и жизни, хамская полемика и Ваша дружба…» – Аполлон Александрович Григорьев, в письме к Е.С. Протопоповой, 1857 г.

Народ стоит на такой низкой степени и материального и нравственного развития, что, очевидно, он должен противодействовать всему, что ему чуждо. В Европе рациональное хозяйство идет потому, что народ образован; стало быть, у нас надо образовать народ, — вот и все. – Лев Николаевич Толстой. Анна Каренина

Он настаивал на том, что русский мужик есть свинья и любит свинство и, чтобы вывести его из свинства, нужна власть, а ее нет, нужна палка, а мы стали так либеральны, что заменили тысячелетнюю палку вдруг какими-то адвокатами и заключениями, при которых негодных, вонючих мужиков кормят хорошим супом и высчитывают им кубические футы воздуха.
— Отчего вы думаете, — говорил Левин, стараясь вернуться к вопросу, — что нельзя найти такого отношения к рабочей силе, при которой работа была бы производительна?
— Никогда этого с русским народом без палки не будет! Власти нет, — отвечал помещик.
— Лев Николаевич Толстой. Анна Каренина

Рабочие не хотят работать хорошо и работать хорошими орудиями. Рабочий наш только одно знает — напиться, как свинья, пьяный и испортит все, что вы ему дадите. Лошадей опоит, сбрую хорошую оборвет, колесо шипованное сменит, пропьет, в молотилку шкворень пустит, чтобы ее сломать. Ему тошно видеть все, что не по его. От этого и спустился весь уровень хозяйства. — Лев Николаевич Толстой. Анна Каренина

Противна Россия. Просто ее не люблю. В России скверно, скверно, скверно. В Петербурге, в Москве все что-то кричат, негодуют, ожидают чего-то, а в глуши тоже происходит патриархальное варварство, воровство и беззаконие. Приехав в Россию, я долго боролся с чувством отвращения к родине… — Лев Николаевич Толстой.

Положение России ужасно. Но ужаснее всего не материальное положение, не застой промышленности, не земельное неустройство, не пролетариат, не финансовое расстройство. Ужасно то душевное, умственное расстройство, которое лежит в основе всех этих бедствий. Ужасно то, что большинство русских людей живет без какого бы то ни было нравственного или религиозного, одинакового для всех и общего всем закона… большинство людей, действующих теперь в России, под предлогом самых разноречивых соображений о том, в чем заключается благо общества, в сущности руководятся только своими эгоистическими побуждениями. — Лев Николаевич Толстой.

Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения. — Лев Николаевич Толстой.

…Стыдно желать увеличения могущества своего отечества; и так же как считается глупым и смешным теперь восхваление самого себя, так же бы считалось [глупым] восхваление своего народа, как оно теперь производится в разных лживых отечественных историях, картинах, памятниках, учебниках, статьях, стихах, проповедях и глупых народных гимнах. Но надо понимать, что до тех пор, пока мы будем восхвалять патриотизм и воспитывать его в молодых поколениях, у нас будут вооружения, губящие и физическую и духовную жизнь народов, будут и войны, ужасные, страшные войны, как те, к которым мы готовимся и в круг которых мы вводим теперь, развращая их своим патриотизмом… — Лев Николаевич Толстой.

Был осатанелый зверь. Великий мерзавец, благочестивейший разбойник, убийца… Забыть про это, а не памятники ставить (О Петре I) — Лев Николаевич Толстой.

«Еще в 1904-1906 гг. я удивлялся, как и на чем держится такое историческое недоразумение, как Российская империя. Теперь мое мнение о народе не изменилось. Быдло осталось быдлом… Последние ветви славянской расы оказались столь же неспособными усвоить и развивать дальше европейскую культуру и выработать прочное государство, как и другие ветви, раньше впавшие в рабство». — С. Б. Веселовский, академик

«Нам было ясно, что революция имеет только одного действительно страшного врага – Россию… Страшно могущество этой огромной Империи… У этого деспотического правительства, у этой варварской расы, имеется такая энергия и активность, которых тщетно было бы искать у монархий более старых государств. Славянские варвары — природные контрреволюционеры, особенные враги демократии». – Карл Маркс

«Мы, московиты, споили киргизов, чемерис, бурят и других. Ограбили Армению и Грузию, запретили даже Богослужение на грузинском языке, обокрали богатейшую Украину. Европе мы дали анархистов П. Кропоткина, М.Бунина, апостолов руины и палачества Шигалёва, Нечаева, Ленина и т.п. Моральная грязь, Московия — это чудовище, которым даже ад побрезговал бы и изрыгнул бы на землю». — В. Розанов, российский философ (1856-1919)

Ничего доброго, ничего достойного уважения или подражания не было в России. Везде и всегда были безграмотность, неправосудие, разбой, крамолы, личности угнетение, бедность, неустройство, непросвещение и разврат. Взгляд не останавливается ни на одной светлой минуте в жизни народной, ни на одной эпохе утешительной. — А. Хомяков

Жалкая нация, нация рабов, сверху донизу — все рабы. — Н. Чернышевский

Народ там состоит из одних рабов, прикрепленных дворянством на том основании, что они — господа первых. — Ш. Монтескьё

У русских не было ни нравственных устоев, ни законов, ни трудолюбия, ни желания лучшей участи, в их умах страх и невежество. — Г. Мабли

Что же такое русский народ? Сообщество людей или еще не организованная природная стихия? Может быть, это песок, летучая пыль, подобная той, какая, взметнувшись в воздух и носится над русской землей? Или все-таки вода, подобная той, что во все остальные месяцы превращает этот безрадостный край в обширное грязное болото либо ледяную равнину? Нет. Песок куда надежнее, чем русский народ, а вода далеко не так обманчива. — Ж. Мишле

Русских невозможно победить, но русским можно привить лживые ценности, и тогда они победят себя сами.
Никогда ничего не замышляйте против России, потому что на каждую вашу хитрость она ответит своей непредсказуемой глупостью. — О. фон Бисмарк

Русские часто страдают бахвальством и шапкозакидательством, впоследствии это приводит к тяжелым последствиям. — Х. Мольтке

«Восточные славяне жили племенными общинами, в хозяйстве у них господствовал примитивный метод, вполне соответствовавший условиям их существования. У восточных славян не было ничего, что бы напоминало хотя бы самую рудиментарную форму государственности… Монголо-татары почти во всех отношениях культурно стояли выше русских».- Ричард Пайпс, американский историк

«Непостижимо, что происходит: все грабят, почти не встретишь честного человека». — Русский царь немецкого происхождения Александр I.

«Всякий русский – милейший человек, пока не напьётся. Как азиат он очарователен. И лишь когда настаивает, чтобы к русским относились не как к самому западному из восточных народов, а, напротив, как к самому восточному из западных, превращается в этническое недоразумение, с которым, право, нелегко иметь дело. Он сам никогда не знает, какая сторона его натуры возобладает в следующий миг». — Редьярд Киплинг «Бывший» (Rudyard Kipling, The Man Who Was)

 

Россия такая страна, о которой что ни скажешь, все будет правдой. Даже если это неправда. — У. Роджерс

Несмотря на открытое положение русского народа, тяжесть его физической массы и внутренняя тягучесть его существа были так велики, что он никогда не мог быть увлечен или потоплен внешним течением. — К. Рюккерт

Никогда не верьте русским, ибо русские не верят даже самим себе. — Отто фон Бисмарк, сказано перед началом Берлинского конгресса 1878 года.

Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингиз-хан завещал осуществить план завоевания мира. — Ф. Энгельс

“И знать не хочу звереподобную пародию на людей, и считаю для себя большим несчастьем, что родился в России. Ведь вся Европа смотрит на Россию, почти как на людоеда. Я не раз испытывал стыд, что принадлежу к дикой нации.” — В. М. Боткин во время спора с Некрасовым. Авдотья Панаева. «Воспоминания»

Выдающийся композитор М. Глинка, окончательно покидая 27 апреля 1856 года Россию, на границе вылез из рыдвана, плюнул на землю и сказал: “Дай Бог мне никогда больше не видеть этой мерзкой страны и ее людей!”

Русский человек любит посмеяться над ближним и смеётся безжалостно. — Александр Николаевич Островский. Красавец мужчина

Это наше русское равнодушие — не чувствовать обязанностей, которые налагают на нас наши права, и потому отрицать эти обязанности. — Лев Николаевич Толстой. Анна Каренина

Мы отстали, по крайней мере, лет на двести, у нас нет еще ровно ничего, нет определенного отношения к прошлому, мы только философствуем, жалуемся на тоску или пьем водку. — Антон Павлович Чехов. Вишневый сад

«И черт знает какая слава о нас идет, о русских. Обидно и совестно. Подумайте, — талантливый народ, богатейшая страна, а какая видимость? Видимость: наглая писарская рожа. Вместо жизни — бумага и чернила. Вы не можете себе представить, сколько у нас изводится бумаги и чернил. Как начали отписываться при Петре Первом, так до сих пор не можем остановиться. И ведь оказывается, кровавая вещь — чернила, представьте себе.» — Алексей Николаевич Толстой. Хождение по мукам

«Россия — страна неслыханного сервилизма и жуткой покорности, страна, лишенная сознания прав личности и не защищающая достоинства личности…»
«Ожидание чуда есть одна из слабостей русского народа.»
«Россия — самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ — самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю.»
«Великая беда русской души в женственной пассивности, переходящей в «бабье», в недостатке мужественности, в склонности к браку с чужим и чуждым мужем. Русский народ слишком живет в национально-стихийном коллективизме, и в нем не окрепло еще сознание личности, ее достоинства и ее прав. Этим объясняется то, что русская государственность была так пропитана неметчиной и часто представлялась инородным владычеством.» — Николай Александрович Бердяев.

«Мы, московиты, споили киргизов, черемисов, бурятов и других, ограбили Армению и Грузию, запретили даже Богослужение на грузинском языке, обездолили богатейшую Украину, Европе же мы дали анархистов П. Кропоткина, М. Бакунина, апостолов разрушения и пыток С. Нечаева, В. Ленина и т.п. моральную грязь» — Василий Васильевич Розанов, философ

Жили весь век свой нищими
И строили храмы божие…
Да я б их давным-давно
Перестроил в места отхожие.
— Сергей Есенин. Страна негодяев, 1923

«Есть две Руси. Первая – Киевская имеет свои корни в мировой, а по крайней мере в европейской культуре. Идеи добра, чести, свободы, справедливости понимала эта Русь так, как понимал их весь западный мир. А есть еще другая Русь – Московская. Это – Русь Тайги, монгольская, дикая, звериная. Эта Русь сделала своим национальным идеалом кровавую деспотию и дикую жестокость. Эта московская Русь издревле была, есть и будет полнейшим отрицанием всего европейского и яростным врагом Европы». — А.Н.Толстой, во время работы над романом «Петр Первый», 1940 г.

Сидим на великих просторах и — нищие… — Алексей Николаевич Толстой. Пётр Первый

Ах, это русское ковыряние в своей и чужой душе! Да будет оно проклято! — Александр Иванович Куприн. Колесо времени

А по-моему, нет в печальной русской жизни более печального явления, чем расхлябанность и растленность мысли. — Александр Иванович Куприн. Яма

Русские говорят громко там, где другие говорят тихо, и совсем не говорят там, где другие говорят громко. — Александр Герцен. Былое и думы

Дана нам красота невиданная. И богатство неслыханное. Это — Россия. Но глупые дети все растратили. Это — русские. — Василий Васильевич Розанов. Мимолетное. 1915 год

Вечно мечтает, и всегда одна мысль: — как бы уклониться от работы. [о русских] — Василий Васильевич Розанов. Уединенное

Неумыт и непричёсан, вечно полупьян,
В домотканом зипунишке ходит наш Иван,
Выпить можно сто стаканов, только подноси,
А сколько их, таких иванов, на святой Руси?
— Н. А. Некрасов

Россия не содержит в себе никакого здорового и ценного зерна. России собственно — нет, она — только кажется. Это — ужасный фантом, ужасный кошмар, который давит душу всех просвещенных людей. От этого кошмара мы бежим за границу, эмигрируем; и если соглашаемся оставить себя в России, то ради того единственно, что находимся в полной уверенности, что скоро этого фантома не будет; и его рассеем мы, и для этого рассеяния остаемся на этом проклятом месте Восточной Европы. Народ наш есть только «среда», «материал», «вещество» для принятия в себя единой и универсальной и окончательной истины, каковая обобщенно именуется «Европейскою цивилизациею». Никакой «русской цивилизации», никакой «русской культуры». — В.В. Розанов. Война 1914 года и русское возрождение

Коммунизм имел успех в России в значительной мере благодаря национальному характеру русского народа, — вследствие его слабой способности к самоорганизации и самодисциплине, склонности к коллективизму, холуйской покорности перед высшей властью, способности легко поддаваться влиянию всякого рода демагогов и проходимцев, склонности смотреть на жизненные блага как на дар судьбы или свыше, а не как на результат собственных усилий, творчества, инициативы, риска. — А.А. Зиновьев, из работы «Гибель русского коммунизма»

«…Трудность с пониманием русских состоит в том, что мы не осознаем факта их принадлежности не к Европе, а к Азии, а потому они мыслят иными путями. Мы не способны понимать русских, как не можем понять китайцев или японцев, и, имея богатый опыт общения с ними, должен сказать, что у меня нет особого желания понимать их, если не считать понимания того, какое количество свинца и железа требуется для их истребления. В дополнение к другим азиатским свойствам их характера, русские не уважают человеческую жизнь — они сукины дети, варвары и хронические алкоголики…» – американский генерал Джордж Паттон

Русские навлекли на себя враждебное отношение Запада из-за своей упрямой приверженности чуждой цивилизации. — Арнольд Тойнби, британский историк, философ, культуролог и социолог

Русские всё вокруг себя называют славянским, чтобы потом всё славянское назвать русским. — Карел Чапек

«Русский гражданский алфавит в его истории является алфавитом самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма, а потому, должен быть заменен на нейтральный латинский алфавит». — Н. Ф. Яковлев

 

«Она еще доживает свой век — старая, кондовая Русь с ларцами, сундуками, иконами, лампадным маслом, с ватрушками, шаньгами по «престольным» праздникам, с обязательными тараканами, с запечным медлительным, распаренным развратом, с изуверской верой, прежде всего апеллирующей к богу на предмет изничтожения большевиков, с махровым антисемитизмом, с акафистом, поминками и всем прочим антуражем. Еще живет «росеянство», своеобразно дожившее до нашего времени славянофильство, даже этакое боевое противозападничество с верой по-прежнему, по старинке, в «особый» путь развития, в народ-«богоносец», с погружением в «философические» глубины мистического «народного духа» и красоты «национального» фольклора». — Осип Бескин, писатель (1892 – 1969 гг.)

«Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ».
— М. Лермонтов

Сам черт не разберет, отчего у нас быстрее подвигаются те, которые идут назад. — М. Лермонтов

Прекраснодушный западный социализм вдруг превращался у нас в оголтелый русский нигилизм. — Н. Лесков

Отъезжаешь от Москвы на сто километров и ужасаешься тому, как люди живут. А если за тысячи километров — то еще хуже: серые дома, разбитый асфальт, подростки, те же даже разговаривать не умеют, и в голове ничего позитивного. — П. Майков

Мироправитель тьмы века сего и есть грядущий на царство мещанин, Грядущий Хам. У этого Хама в России — три лица… Третье лицо будущее — лицо хамства, идущего снизу, — хулиганства, босячества, черной сотни — самое страшное из трех лиц. — Д. Мерeжковский

Ничего доброго, ничего достойного уважения или подражания не было в России. Везде и всегда были безграмотность, неправосудие, разбой, крамолы, личности угнетение, бедность, неустройство, непросвещение и разврат. Взгляд не останавливается ни на одной светлой минуте в жизни народной, ни на одной эпохе утешительной. – А. Хомяков

«Русские — народ, который ненавидит волю, обожествляет рабство, любит оковы на своих руках и ногах, любит своих кровавых деспотов, не чувствует никакой красоты, грязный физически и морально, столетиями живёт в темноте, мракобесии, и пальцем не пошевелил к чему-то человеческому, но готовый всегда неволить, угнетать всех и вся, весь мир. Это не народ, а историческое проклятие человечества» – И.С. Шмелёв

«Наша интеллигенция выбивается из сил, желая показать себя как можно менее русскою, полагая, что в этом-то и состоит европеизм. Но европейская интеллигенция так не мыслит. Наше варварство в нашей иностранной интеллигенции. Истинное варварство ходит у нас не в сером армяке, а больше во фраке и даже в белых перчатках». – Михаил Никифорович Катков — русский публицист, издатель, литературный критик.

Русскому человеку честь — одно только лишнее бремя… – Михаил Афанасьевич Булгаков. Белая гвардия

«Русский народ — хам». — Михаил Булгаков, 1923 г

«Русский народ не имеет ни намека на творческие способности». — Г. Успенский.

«Русский народ нам нужен лишь как навоз истории… Россия наш враг. Она населена злыми бесхвостыми обезьянами, которых почему-то называют людьми… Нет ничего бездарней и лицемерней, чем русский мужик». Лев Давидович Бронштейн (Троцкий), (1879 – 1940 гг.)

«Русский народ — нация Обломовых, нация рабов, с рабским прошлым, народ — растяпа с присущей ему азиатской ленью». — Н. И. Бухарин, революционер (1888 – 1938 гг.)

«Предлагаю всегда писать название страны «Россия» именно так, в кавычках, настолько оно скомпрометировало себя за тысячелетнюю историю, в которой не было ни единого светлого пятна, а лишь угнетение собственного тёмного, дикого и забитого народа и подавление стремления к свободе других… «Российская империя» вовсе не была национальным русским государством. Это было собрание нескольких десятков народов… объединенных только общей эксплуатацией со стороны помещичьей верхушки, и объединенных притом при помощи грубейшего насилия». – М. Н. Покровский, историк (1868 – 1932 гг.)

«Российскую империю называли тюрьмой народов. Мы знаем теперь, что этого названия заслуживало не только государство Романовых, но и его предшественница, вотчина потомков Калиты. Уже Московское великое княжество, не только Московское царство, было тюрьмой народов. Великороссия построена на костях инородцев, и едва ли последние много утешены тем, что в жилах великоруссов течет 80% их крови. Только окончательное свержение великорусского гнета той силой, которая боролась и борется со всем и всяческим угнетением, могло послужить некоторой расплатой за все страдания, которые причинил им этот гнет». — М. Н. Покровский, историк (1868 – 1932 гг.)

«Я должен решительно протестовать против того, чтобы цивилизованные западно-европейцы подражали методам полуварваров русских… Русским дуракам раздайте работу посылать сюда вырезки, а не случайные номера, как делали это идиоты до сих пор… Среди русских мало умных. Если найдешь какого-нибудь годного человека, то непременно или еврей, или с примесью еврейской крови…» — В. И. Ленин, самый почитаемый в России политический деятель (1870 – 1924 гг.)

«Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями». — В.И.Ленин. «Очередные задачи Советской власти» 1918 г.

«Сладкий храп и слюнищи возжею с губы,
В нем столько похабства!
Кто сказал, будто мы не рабы?
Да у нас еще столько этого рабства…
Чем не хвастались мы?
Даже грядущей килой,
Ничего, что в истории русской гнилой,
Бесконечные рюхи, сплошные провалы.
А на нас посмотри:
На весь свет самохвалы,
Чудо-богатыри.
Похвальба пустозвонная,
Есть черта наша русская — исконная,
Мы рубили сплеча,
Мы на все называлися.
Мы хватались за все сгоряча,
Сгоряча надрывалися,
И кряхтели потом на печи: нас — «не учи!»,
Мы сами с усами!..
Страна неоглядно великая,
Разоренная рабски-ленивая, дикая,
В хвосте у культурных Америк, Европ, Гроб.
Рабский труд — и грабительское дармоедство,
Лень была для народа защитное средство,
Лень с нищетой, нищета с мотовством,
Мотовство с хватовством.
Неуменье держать соседства…»
— Демьян Бедный, пролетарский поэт (1883 – 1945 гг.)

«Главной чертой российского национального характера является жестокость, и то жестокость садистическая. Говорю не об отдельных взрывах жестокости, а о психике, о душе народной. Я просмотрел архив одного суда за 1901-1910 гг. и меня охватил ужас от огромного количества невероятно жестокого обращения с людьми. Вообще у нас в России каждый с наслаждением бьет кого-то. И народ считает биения за полезное, так как же составил поговорку «за битого двух небитых дают». За 1917-1919 гг. крестьяне закапывали пленных красногвардейцев вниз головой так глубоко, что из земли торчали ноги. Потом смеялись, как те ноги дёргались. Или высоко на дереве прибивали гвоздями одну руку и одну ногу и наслаждались мучениями жертвы. Красногвардейцы же сдирали из живых пленных деникинцев-контрреволюционеров кожу, забивали гвозди в голову, вырезали кожу на плечах, как офицерские погоны.» — Горький Максим. О русском крестьянстве (1922)

«Оно (русское прошлое) – в темноте, оно – в мордобое, оно – в пьянстве, оно – в матерщине, оно – в дряблости, неуважении к труду, хулиганстве, оно – в «ладанках» и «иконках», «свечках» и «лампадках», оно – в остатках шовинизма… Оно – в свинском обращении с женщиной, оно – во внутренней разнузданности, в неуменье работать над собой, в остатках обломовщины, интеллигентского самомнения, рабского темпа работы… Нужны были именно большевики, чтобы из аморфной, малосознательной массы в стране, где обломовщина была самой универсальной чертой характера, где господствовала нация Обломовых, сделать ударную бригаду мирового пролетариата!» — Н. И. Бухарин, революционер (1888 – 1938 гг.)

«Россия — очень большой сумасшедший дом» — Зинаида Гиппиус

«Мы занимаемся коллекционированием слов, а не изучением жизни. Мы глухи к возражениям не только со стороны иначе думающих, но и со стороны действительности.» — Иван Павлов

Русскому уму не свойственны сосредоточенность, кропотливость и вдумчивость — только натиск, быстрота, налет, беготня мысли. Потому здесь царят пустословие, тенденциозность, пристрастие, уход от действительности. — Иван Павлов

«Мы, Русь,— анархисты по натуре, мы жестокое зверье, в наших жилах все еще течет темная и злая рабья кровь — ядовитое наследие татарского и крепостного ига,— что тоже правда.» — М.Горький «Несвоевременные мысли».

«Мы жестокое зверье, в наших жилах все еще течет темная и злая рабья кровь — ядовитое наследие татарского и крепостного ига. Нет слов, которыми нельзя было бы обругать русского человека… В русской жестокости чувствуется дьявольская изощрённость, в ней есть нечто тонкое, изысканное… Можно допустить, что на развитие жестокости влияло чтение житий святых великомученников… Кто более жесток: белые или красные? Вероятно — одинаково, ведь и те и другие — русские». – М. Горький, «пролетарский» писатель (1868 – 1936 гг.)

«Костер зажгли, он горит плохо, воняет Русью, грязненькой, пьяной и жестокой. И вот эту несчастную Русь тащат и толкают на Голгофу, чтобы распять ее ради спасения мира… А западный мир суров и недоверчив, он совершенно лишен сентиментализма… В этом мире дело оценки человека очень просто: вы умеете работать?… Не умеете?… Тогда вы лишний человек в мастерской мира. Вот и все. А так как россияне работать не любят и не умеют, и западноевропейский мир это их свойство знает очень хорошо, то нам будет очень худо, хуже, чем мы ожидаем… Русский человек в огромном большинстве плохой работник. Ему неведом восторг строительства жизни и процесс труда не доставляет ему радости; он хотел бы — как в сказках — строить храмы и дворцы в три дня и вообще любит все делать сразу, а если сразу не удалось — он бросает дело. На Святой Руси труд подневолен… отношение к труду – воловье». – М. Горький, «пролетарский» писатель (1868 – 1936 гг.)

“Относительно духовности, морали и интеллекта, то московское образованное общество — это сборище разрушителей, кощунственных людей, духовных бродяг, умственных мошенников, моральных развратников , бесстыдных лжецов, простецких хвастунов и дикарей. Но все они – высокомерные до посмешища. К этому, извините, “обществу”, относятся также и нравственные и умственные, сифилитические калеки, идиоты, уроды, полусумасшедшие, истерические люди, циничные моральные и физические проститутки обоих полов. И вот это гнусное, мракобесие-болото считаем мы, московиты, своей духовной, культурной и умственной элитой, передовым авангард новой Московии. Тьфу!” – Иван Бунин, первый российский писатель, получивший Нобелевскую премию, в своих воспоминаниях о жизни в России.

«Читаю Соловьева. Беспрерывная крамола, притязание на власть бояр и еще неконченых удельных князей, обманное «целование креста», ненасытное честолюбие, притворное раскаяние («бьют тебе челом, холоп твой» и опять обман, взаимные укоры, походы друг на друга, беспрерывное сожжение городов, разорение их, «опустошение дотла» — вечные слова русской истории!- и пожары, пожары… И как надоела всему миру своими гнустями и несчастьями эта подлая, жадная, нелепая сволочь Русь!» – Иван Бунин, из дневников

…Всякий русский бунт (и особенно теперешний) прежде всего доказывает, до чего всё старо на Руси и сколь она жаждет прежде всего бесформенности. Спокон веку были «разбойнички» муромские, брынские, саратовские, бегуны, шатуны, бунтари против всех и вся, ярыги, голь кабацкая, пустосвяты, сеятели всяческих лжей, несбыточных надежд и свар. Русь классическая страна буяна. – Иван Бунин

Какая это старая русская болезнь, это томление, эта скука, эта разбалованность — вечная надежда, что придет какая-то лягушка с волшебным кольцом и все за тебя сделает: стоит только выйти на крылечко и перекинуть с руки на руку колечко. – Иван Алексеевич Бунин. Окаянные дни

«Россия приговорена своей природой на долгую отсталость. Ни один государственный деятель России никогда не поднимался выше третьеразрядных имитаций герцога Альбы, Меттерниха или Бисмарка… Вообще Россия — это провинциальное захолустье, в котором не было ничего ценного, а только варварская жестокость самодержавного государства, ничтожество привилегированных классов, лихорадочное развитие капитализма на дрожжах мировой биржи, выморочность русской буржуазии, упадочность ее идеологии, дрянность ее политики… Российское «третье сословие» не имело и не могло иметь ни своей Реформации, ни своей Великой Революции. Российская история не дала в прошлом ни Лютера, ни Фомы Мюнстера, ни Мирабо, ни Дантона, ни Робеспьера. Вся русская культура — лишь поверхностная имитация высших западных моделей и ничего не внесла в сокровищницу человечества». – Лев Бронштейн (Троцкий)

«Ох, как тяжко жить в России, в этом смердючем центре физического и морального разврата, подлости вранья и злодейства». – М. Горький, «пролетарский» писатель (1868 – 1936 гг.)

«Лечить нужно всю страну». – Эрих Фромм, вернувшись в середине 1930-х годов из поездки в Россию

«Пройдет лет сто или двести. Большевики рухнут. Потому что никаких природных ресурсов не хватит даже в такой стране, как наша Россия, чтобы прокормить безумное стадо. И вот тогда придут больные, изуроченные люди и попытаются – может быть даже искренне – что-то изменить. И ничего не получится, потому что заряд векового бессилия слишком силен. Но это, поверьте, не самое страшное. Те потомки дворянства, казачества, кои непостижимом образом уцелеют в кровавой мясорубке большевизма – случайно ли, ценою предательства предков – кто знает? Так вот, они создадут „дворянские собрания“, „офицерские собрания“, и т. д… Будут воссоздавать дипломы и родословные, звания и ордена, а по сути своей, все равно останутся прачками и парикмахерами… Исключения только оттенят всеобщее печальное правило. Увы…». – Генерал-лейтенант Е. К. Миллер. Париж, 17.07.1937 г.

Умирать-то на войне русские хорошо научились. Вот только жить хорошо никак не научатся. – Валентин Пикуль. Крейсера

«Каждый «ле рюсс» нанавидит всех остальных столь же определенно, сколь все остальные ненавидят его». – Надежда Тэффи, писательница (1872 — 1952 гг.)

«Во всем виновата Россия! Виновата в нашей гражданской войне. Уничтожение России – требование истории и будущего Европы». – Рамон Серано Суньер, министр иностранных дел Испании (1901 – 2003 гг.)

«Этот низкопробный людской сброд, славяне, сегодня столь же не способны поддерживать порядок, как не были способны много столетий назад, когда эти люди призывали варягов, когда они приглашали Рюриков…». – Генрих Гиммлер, рейхсфюрер СС (1900 – 1945 гг.)

«Русские – это не народ в общепринятом смысле слова, а сброд, обнаруживающий ярко выраженные животные черты. Это можно с полным основанием отнести как к гражданскому населению, так и к армии». – Йозеф Геббельс, министр пропаганды третьего рейха (1897 – 1945 гг.)

«Мне говорили, что русские не являются человеческими существами. В шкале природы они стоят ниже орангутангов». – Уинстон Черчилль, премьер министр Великобритании (1874 – 1965 гг.)

«Наши танкисты, пехотинцы, артиллеристы, связисты нагнали колонну беженцев и позабыв о долге и чести и об отступающих без боя немецких подразделениях, тысячами набросились на женщин и девочек… Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают… А сзади уже следующее подразделение. И опять остановка, и я не могу удержать своих связистов, которые тоже уже становятся в новые очереди, а телефонисточки мои давятся от хохота… До горизонта между гор тряпья, перевернутых повозок трупы женщин, стариков, детей…» – Леонид Рабичев, писатель, бывший фронтовик.

«Когда советские воинские части перехватывали колонны бегущих на запад немецких беженцев, то они творили такое, чего в Европе не видели со времён нашествия монголов в Средние века. Всех мужчин обычно просто убивали на месте. Всех женщин, почти без исключений, подвергали групповому изнасилованию. Такова была участь и восьмилетних девочек, и восьмидесятилетних старух, и женщин на последних стадиях беременности. Женщинам, которые сопротивлялись изнасилованиям, перерезали горло, или застреливали. Иногда советские танковые колонны просто давили гусеницами спасающихся беженцев. Когда части Советской Армии занимали населённые пункты Восточной Пруссии, то они начинали такую звериную оргию пыток, изнасилований и убийств, что это не представляется возможным описать в полной мере в этой статье. Иногда они кастрировали мужчин и мальчиков, перед тем как убить их. Иногда они выдавливали им глаза. Иногда они сжигали их заживо. Некоторых женщин, после группового изнасилования, распинали, прибив их ещё живых к дверям амбаров, а затем используя их в качестве мишеней для стрельбы» – Вильям Пирс, американский историк

«Все мои помыслы обращены, прежде всего, к Европе… Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств. Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое… Я обращаю свои взоры к единой Европе» – Уинстон Черчилль, премьер министр Великобритании (1874 – 1965 гг.)

«Если русские хотят, чтобы мы считали их цивилизованными людьми, почему они не говорят на цивилизованном языке?» – Уильям Сомерсет Моэм, английский писатель (1874 — 1965 гг.)

С Россией считались в меру ее силы или бессилия. Но никогда равноправным членом в круг народов европейской высшей цивилизации не включали… Нашей музыкой, литературой, искусством увлекались, заражались, но это были каким-то чудом взращенные экзотические цветы среди бурьяна азиатских степей. – А. Керенский

«Русские не способны глубоко мыслить, анализировать и делать глубокие обобщения. Они подобны свиньям, которые живут, уткнувшись рылом в землю, не подозревая, что есть небо… Все, что знают и умеют они, умеем и знаем мы. То, что знаем и чувствуем мы, им знать и чувствовать не надо. Все, что они имеют сегодня — это наше в их временном пользовании. Взять у них то, что нам завещано богом — это наша задача». — Катехизис еврея в СССР

«Россия — страна без веры, без традиций, без культуры и умения работать.»
«И если язык наиболее полное выражение народного духа, то кто же более русский – «арапчонок» Пушкин и «жиденок» Мандельштам или мужик, который у пивной размазывая сопли по небритым щекам, мычит: «Я… русский!» – А. Амальрик, писатель, диссидент (1938 – 1980 гг.)

«Развитие запада оплодотворялось ростом свободы, а развитие России — ростом рабства. Сто лет назад в Россию была занесена с Запада идея свободы, но ее погубило русское крепостное, рабское начало. Подобно дымящейся от собственной силы царской водке, оно растворило металл и соль человеческого достоинства. И в других странах иногда торжествовало рабство — но под влиянием русского примера. По-прежнему ли загадочна русская душа? Нет, загадки нет. Да и была ли она? Какая же загадка в рабстве?» – Василий Гроссман, писатель (1905 – 1964 гг.)

«Если бы Россия выиграла мировую войну, завоевала половину Европы и получила в безраздельное владение, как обещали ей союзники, всю Польшу, Балканы и Константинополь, то мы, возможно, имели бы дело с той смесью нигилизма, крайнего национализма, расизма и антисемитизма, какая впоследствии возникла в нацистской Германии, — и весь этот кошмар в масштабах целого континента, да вдобавок освященный религией!» – Ален Безансон, французский политолог

«Советский Союз — это Верхняя Вольта с баллистическими ракетами». – Хельмут Шмидт, федеральный канцлер ФРГ (1974 – 1982 гг.)

«Русские не умеют руководить, а также подчиняться. Они генетически саботажники. Русские завистливые, они ненавидят своих собратьев, когда те выдвигаются из серой массы. Предоставьте им возможность разорвать этих выдвиженцев — они с удовольствием разорвут». — Катехизис еврея в СССР

«Это не просто переселение народа на свою историческую родину, а прежде всего и главным образом — бегство из России. Значит, пришлось солоно. Значит — допекли. Кое-кто сходит с ума, вырвавшись на волю. Кто-то бедствует… но всё бегут, бегут. Россия — Мать, Россия — Сука, ты ответишь и за это очередное, вскормленное тобою и выброшенное потом на помойку, с позором — дитя!» — А. Д. Синявский, писатель, диссидент (1925 – 1997 гг.)

«Страшный суд — страшным судом, но вообще-то человека, прожившего жизнь в России, следовало бы без разговоров помещать в рай». — Иосиф Бродский, поэт, эмигрант (1940 – 1996 гг.)

Никакой особой миссии у России не было и нет! Не надо искать никакой национальной идеи для России-это мираж. Жизнь с национальной идеей приведёт сначала к ограничениям, а потом возникнет нетерпимость к другой расе, к другому народу и к другой религии. Нетерпимость же обьязательно приведёт к террору. Нельзя добиваться возвращения России к какой-либо единой идеологии, потому-что единая идеология рано или поздно приведёт Россию к фашизму. — Академик Д. С. Лихачёв

«Боже мой, несчастная страна, где человек не может распорядиться своей жопой». — Фаина Раневская, актриса (1896 – 1984 гг.)

«На голодный желудок русский человек ничего делать и думать не хочет, а на сытый — не может». — Фаина Раневская, актриса (1896 – 1984 гг.)

«В глубине души каждого русского пульсирует ментальность раба». — Арон Гуревич, историк (1924 – 2006 гг.)

«Нет в России палача, который бы не боялся стать однажды жертвой, нет такой жертвы, пусть самой несчастной, которая не призналась бы (хотя бы себе) в моральной способности стать палачом». — Иосиф Бродский, поэт, эмигрант (1940 – 1996 гг.)

«Русские глупы и грубы. Свою глупость и грубость они именуют честностью, порядочностью и принципами. Неумение приспосабливаться и менять свое поведение в зависимости от ситуации, отсутствие гибкости ума они называют «быть самим собой», «принципиальностью». Гои глупы и грубы настолько, что не умеют даже лгать. Свою примитивность и глупость они, опять же, называют честностью и порядочностью, хотя по природе своей они лживы и бесчестны.» — Катехизис еврея в СССР

«Неправда, что все люди суть люди. Русские — не люди. Это чуждые существа». — Роберт Конквест, британский историк, «Что делать, когда придут русские? Руководство по выживанию».

«Это, конечно, были человеческие существа, но мне было бы проще заговорить с собакой, кошкой или лошадью, чем с кем-нибудь из них… Для меня они олицетворяли самую душу России». — Бертран Рассел, гуманист, писатель.

«Россия никогда не будет развитой. Это не тот народ.» — Академик Николай Амосов

Иностранцам в безмерной наивности кажется, что русские гостеприимны и общительны, а это смесь старинного, лишенного какого-либо чувства, атавистического хлебосольства и звериной хитрости. Русские низкопоклонничают перед иностранцами и ненавидят их. — Юрий Нагибин, писатель

«Русские — позорная нация. Они не умеют работать систематически и систематически думать. Они больше способны на спорадические, одноразовые действия… Русских скорее объединяют дурные качества: лень, зависть, апатия, опустошенность… По своей пафосной эмоциональности, пещерной наивности, пузатости, поведенческой неуклюжести русские долгое время были прямо противоположны большому эстетическому стилю Запада — стилю cool… У русских нет жизненных принципов. Они не умеют постоять за себя. Они вообще ничего не умеют. Их можно обдурить. Русский — очень подозрительный. Русский — хмурый. Он любую победу превратит в поражение. Засрет победу. Не воспользуется. Зато всякое поражение превратит в катастрофу… Русский невменяем. Никогда не понятно, что он понял и что не понял. С простым русским надо говорить очень упрощенно. Это не болезнь, а историческое состояние… Россию можно обмануть, а когда она догадается, будет поздно. Уже под колпаком. Пусть грезит придушенной. Народ знает, что хочет, но это социально не получается. Он хочет ничего не делать и все иметь. Русские — самые настоящие паразиты». — В. В. Ерофеев, писатель, телеведущий

«Русские любят мечтать о том, чтобы неожиданно разбогатеть. Одна из самых популярных русских сказок – про лодыря по имени Емеля и волшебную щуку. Любимое русское слово «халява» обозначает нечто, достающееся вам задаром». — В. И. Жельвис, писатель

Если спросить русских, какими они видят себя, они ответят в зависимости от сиюминутного настроения. А поскольку 23 часа в сутки настроение у них неважное, то, скорее всего, вы услышите, что они — самый несчастливый и невезучий народ в мире, что вот раньше, при коммунистах, все было гораздо лучше, до революции еще лучше, чем при коммунистах, а уж во времена Киевской Руси и вовсе великолепно. Сказав это, они упадут вам на грудь и оросят ее горючими слезами. — Владимир Жельвис

Иностранцу нелегко понять, что слово «русские» подразумевает только часть населения Российской Федерации. За границей нередко говорят обо всем населении России, как о «русских», что задевает достоинство многочисленных нерусских народностей — татар, башкир, калмыков, карелов, — словом, целой сотни народностей, многие из которых живут в автономных республиках и имеют собственные правительства. — Владимир Жельвис

Отношение русских к другим национальностям во многом зависит от того, что это за национальности. Все их зарубежные соседи без исключения — коварные, подлые, жадные и порочные, своим благополучием они все обязаны безжалостной эксплуатации бедных русских, их мозгов и их ресурсов. Если бы не соседи, эти заносчивые американцы давно бы уже завидовали российскому благосостоянию. — Владимир Жельвис

«Прогноз поэтому для России неутешительный, генная характеристика народа достаточно тяжёлая. На это оказало влияние множество факторов. По моему мнению, даже русские народные сказки – гибельны по своей сути. Везде халява – то щуку волшебную вытащит, то золотую рыбку – всё, что угодно, только бы не работать. Самый положительный герой – Илья Муромец, тридцать три года валялся на печи, ни хера не делал, даже в спортзал не сходил ни разу, а бухнул водички какой-то и легко пошёл, всем «плохим» накостылял…И прекрасно себя чувствует – шара и халява, снова и везде». — А. Я. Розенбаум, русский певец

«Такие вот люди называются быдлом — которые завидуют, ненавидят меня… И эта черта, кстати, свойственна именно русским, поэтому я люблю евреев». — Ксения Собчак, телеведущая, тусовщица

«Великая (теоретическая; ибо демократия сдохла будучи ещё эмбрионом) сила демократии заключается в том, что русский народ должен со всем сожалением осознать, что он полное одебилившееся говно. Не давать это понять — это преступление, не имеющее срока давности, которое должно караться по закону. Потому что пока русскому народу всякие пидорасы будут вешать лапшу, что он великий и богоизбранный, он будет наивно хлопать ресницами и терпеть все измывательства, что с ним делают». — М. В. Кононенко, журналист, телеведущий

«Сама жизнь в России — это уже непрерывное наказание, за постоянные преступления, которые невозможно не совершать, живя в ней». — Стас Янковский, юморист

«Живя в загадочной отчизне,
Из ночи в день десятки лет
Мы пьем за русский образ жизни,
Где образ есть, а жизни нет…»
И. М. Губерман, поэт

«В России, объективно, есть только 5-10% нормальных людей. Остальными можно пожертвовать, при необходимости, во благо этого меньшинства. Никогда, за исключением августа 1991-го и октября 1993-го, я не видела повода гордиться своей страной. Только краснела и стыдилась за неё». — В. И. Новодворская, правозащитница

«Антирусский заговор, безусловно, существует – проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России». — В. О. Пелевин, писатель

«Необходим заговор против населения. В России надо все переделывать конспиративно. Только насилие способно привести страну в чувство. С населением не считаться. Если убить половину (не жалко — народа много), вторая будет сговорчивее. Потому что население не сознательное. Никчемность не вяжется с демократией. Русских надо держать в кулаке, в вечном страхе, давить, не давать расслабляться… Русских надо пороть. Особенно парней и девушек. Приятно пороть юные попы. В России надо устраивать публичные казни. Показывать их по телевизору. Русские любят время от времени поглядеть на повешенных. На трупы. Русских это будоражит… Русский раздирается между самоуничижением и волей к насилию. Трудно представить себе народ, который был бы более благосклонен к мучениям себя и других. Русский любит испортить другому жизнь, засадить в тюрьму или хотя бы измотать нервы. У русского глубоко в душе спрятано желание убивать. Русский всегда любил публичные казни». — В. В. Ерофеев, писатель, телеведущий

«Русский народ – младенец с не заросшим родничком. Пока он не зарастет, нам можно будет вложить в голову все что угодно». — В. А. Шендерович, публицист, телеведущий

«Россия — невоспитанная, грязная нищенка, злобная и неумная, потому что такое поведение не вызывает притока благодетелей. Россия должна понять, что ее история — это история болезни и преступления. Она должна принять исторические наказания и покаяния. И вы будете утверждать, что подобную работу страна может проделать над собой, как святой Франциск, без иностранной оккупации, без насилия реформаторской части общества над теми, кто коснеет в заблуждении насчет своей правоты? Такого в истории не было». — В. И. Новодворская, правозащитница

«Русская женщина любой разновидности атавистична, как каменный пень. У нее запах тела, давно не употреблявшего духов. С кожи тянет запашком тления. Впавшие глаза. Подавленность. Севший голос. Блядовитость русской женщины, изнанка ее застенчивости, ярка буфетно-ресторанным колоритом. Налей, поднеси, обслужи… Русские, как правило, неэстетичны. Неряшливы. С пятнами. На штанах пятна. На жопе тоже пятна, если не прыщи и пупырышки. Пятнистые гады. Плохо пахнут… Как обращаться с русскими? Противогаз — и вперед. Русские не терпят хорошего к себе отношения. От хорошего отношения они разлагаются, как колбаса на солнце. Всю жизнь вредят сами себе. Трудно представить себе, чего только не вытерпят русские. У них можно все отнять. Они неприхотливы. Их можно заставить умыться песком. Тем не менее, русские ужасно завистливы. Если одних будут перед смертью пытать и мучить, а других просто приговорят к расстрелу, то первые будут с возмущением кричать, что вторым повезло… Инвалид вызывает у русских спазм смеха, злобу и желание прикончить. Одноногого пиздят его же собственным костылем. Безногого топят в луже. Горбатого распрямляют ударом ноги. Косому выдавливают с хрипом последний глаз. Беременная женщина — тоже по-своему инвалид. На нее норовят спустить дворовых собак». — В. В. Ерофеев, писатель, телеведущий

«Излюбленное занятие русских – превращать в помойку самые разнообразные места: подворотни, пустыри, задние дворы. Иногда до ближайшего помойного бака всего два десятка метров, но если рядом есть канава, почему бы туда не выкинуть содержимое помойного ведра, дохлую кошку или старый телевизор?» — В. Жельвис, писатель

«Многострадальный народ страдает по собственной вине. Их никто не оккупировал, их никто не покорял, их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами сажали в тюрьму и сами себя расстреливали. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил». — Альфред Кох, реформатор

«Я русский, но я всерьез думаю, что логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логике бешеной собаки. Бешеная собака смертельно больна, ей осталось жить три максимум семь дней. Но она об этом не догадывается. Она бежит, сама не зная куда, характерной рваной побежкой, исходит ядовитой слюной и набрасывается на всякого встречного. При этом собака очень мучается, и мучения ее окончатся, когда ее пристрелят». — В. В. Панюшкин, публицист

«Происходит стремительная дебилизация населения, и, к моему большому огорчению, власти делают это вполне сознательно. Возможно, им кажется, что дебилами проще управлять, – они ошибаются, дебилы очень ненадежны». — Макаревич Андрей, писатель, композитор

«Пока наше национальное сознание, наша внутренняя и внешняя политика не избавились от комплекса державности, ни о каком соблюдении прав человека в нашей стране нечего и мечтать. А в глазах просвещенного человечества мы так и останемся нелепым соломенным пугалом, годным лишь на то, чтобы на собственном опыте учить других, как не надо жить». — С. А. Ковалев, правозащитник

«Кто же они, эти иваны не помнящие родства, так называемые русскоязычные? Интернационалисты, приехавшие сюда, сами не зная откуда, пытаются разлучить нас с родителями, сестрами и братьями, с могилами наших предков… Как за сепаратизм, так и за обвинения в преступной политике русских можно привлечь к уголовной ответственности… Сейчас они разжирели. Куда бы они ни поехали, везде стремятся внедрить свой образ жизни. Так пусть уезжают поправить здоровье под Тулу и Смоленск». — Евгений Дога, молдавский композитор

«Русские дебильны в национальном отношении». — Ромуальдас Озолас, литовский философ

«Я вас уверяю, что мы в ближайшее десятилетие, до конца 20 века, не досчитаемся еще нескольких народов на Кавказе. Зато здесь будут пасти свиней и звучать русская музыка!» — Юсуп Сосланбеков, председатель конфедерации народов Кавказа

«Они, русские, больные люди, они без крови и садизма, что комар без привычной пищи. Русские сегодня могут тебе красиво улыбаться, а завтра убивать жесточайшим образом. Потому русских вполне закономерно называют планетарными злодеями, иначе международными террористами, сокращенно русской мафией…» — Магомед Тагаев, дагестанец

«Я не говорил, что каждый чеченец должен убить 150 русских. Я говорил: сколько можно, столько убивайте. Без ограничений». — Ахмад Кадыров, президент Чечни, герой России

«Эта страна пережила себя. Ее существование не нужно больше никому – ни оккупированным ею народам, ни ее собственному народу – и, более того, представляет собой смертельную угрозу для человечества. Спланированное убийство чеченского народа – только первое звено, наиболее заметный и зримый факт в цепи бесчисленных преступлений русской империи. Геноциду подвергались здесь не только народы Кавказа, но и стран Балтии, и Украины, медвежья лапа этого кровожадного хищника накрывала еще совсем недавно всю Среднюю Азию и Казахстан… Сегодня они на одном конце своей обветшалой империи убивают чеченцев, на другом – «не сдают» цивилизованному человечеству Кенигсберг, оттяпанный когда-то у Германии исторический город, превращенный ими в типичную совдеповскую заштатную помойку; а на третьем – зубами и когтями вцепились в нагло отхваченные у японцев в результате вероломной агрессии 1945 года Курилы». — Б. В. Стомахин, публицист

«России пора вразнос… Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше являться национальным государством, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие води, хантов или аварцев. Нет у русского патриота инстинкта продолжения рода и инстинкта самосохранения, а есть инстинкт бессмысленного уничтожения чужих со значительными потерями для себя». — В. В. Панюшкин, публицист

«Трудно поверить, что этот осколок Советского Союза, эта тупая, рабская, злобная страна, лезущая немытыми руками в оранжевые праздники соседей, с ее хамскими выходками и торжествующими шариковыми и швондерами у власти, залитая кровью чеченского народа». — В. И. Новодворская

«Я обожаю русских. Они всегда точно знают, кого нужно запретить. Я уже лет 20 надеюсь, что наконец кто-нибудь придет и запретит их. Как класс. Вместе со всей их тысячелетней историей жополизства начальству, кнута и нагайки, пьянства и вырождения, насилия и нечеловеческой злобы, вместе с каждым пидорасом, который знает кого точно нужно запретить. Увы, эти странные создания не вполне понимают, что для всего остального мира они выглядят как ничтожные уродцы… Они дергаются, ползают и кочевряжатся, надеясь, что их кто-нибудь заметит… а никто… не замечает… Одного боюсь — этой сволочи хватит ума попытаться запретить человечество». — Илья Кормильцев, автор текстов группы «Наутилус Помпилиус»

«Мы живем в России, мы ходим по русской земле, дышим ее воздухом, плаваем в ее реках, пьем ее воду, любим ее женщин и уходим в ее кладбища – мы, которых Екатеринам Вторая впустила в Россию. Конечно, было бы куда лучше, если бы при этом все аборигены этой страны были трезвенники, работяги, цивилизованные демократы и юдофилы. Но это же их страна, и они в ней такие, какие они в ней есть. Да, они нас тут и били, и гробили, и притесняли, и насиловали. И в правах урезали, и топорами рубили. Все это было. Но ведь не вырезали всех поголовно в погромах, а могли…» — Эдуард Тополь, писатель

«Какой тут на фиг Дон Кихот с его придурью, или Шерлок Холмс с его железной логикой. Или реформатор Александр II. Или Сахаров. Или даже Кеннеди. Идеальный президент по-русски это сочетание (внимание!): начальника отдела по борьбе с бандитизмом плюс чекиста плюс Сталинского маршала плюс ударенного Чечней парня плюс бандита. Если кто-то попытается доказать мне, что наш народ в массе своей психически здоров, то я готова выслушать аргументы». — Наталья Геворкян, журналистка

«Две трети населения России являются ксенофобами и латентными преступниками. Если мы сейчас им дадим свободу, исправлять потом, уже через несколько лет, будет поздно». — Роман Доброхотов, политик, журналист

«Плебс из Белорусии или Сербии просто молится на Путина, когда он с Наоми Кемпбел разговаривает, или музицирует «под разведчиков». Вот так и надо — убаюкать славянина патриотическими речами, потрясти бусами, модельными телесами, завести его в клетку, успокоить, и тихонько довезти его до невольничьего рынка. Пусть варвар учится мировой экономике на примере личной ликвидности…» — Н. Асмолов, журналист

«Я продолжаю считать, что известное выражение советского классика страна непуганых идиотов лучшее определение, данное СССР, не утратившее своей актуальности после утраты советской империи. Это же не про границы. Это про людей. Тяжело и нудно в стране непуганых идиотов, написал Ильф. И кажется, навсегда». — Наталья Геворкян, журналистка

«Русские кажутся порой со стороны безумным народом, порождающим по образу и подобию своему на каждых выборах каждые четыре года такое же безумное и такое же преступное государство. Они дошли до того, что законодательно, видите ли, запретили татарам переводить татарский язык на латиницу! По новому закону, принятому Госдумой, языки оккупированных народов России теперь должны использовать только алфавит оккупантов кириллицу. Чтобы, не дай бог, какая антироссийская крамола не просочилась, или, упаси господь, вообще мысль о независимости от Москвы. Мало кто оценил этот закон по достоинству, а ведь в нем одном уже смертный приговор империи, дошедшей до подобного маразма. Они пыжатся во всемирном масштабе, стучат своими коваными сапогами по трибунам ООН, демонстративно кидаются калом и переругиваются с ПАСЕ, на чем свет стоит поносят, брызжа слюной, Католическую церковь, нагло (вопреки всем международным правилам и правам) аннулируют визы западным журналистам и не впускают в страну много лет здесь проживших иностранных священников от католических до буддистских. А в их собственной стране место идеологического отдела ЦК КПСС давно и прочно заняла РПЦ тоталитарная секта, созданная Сталиным в 1943 году под видом якобы возрождения православия и являвшаяся все советские годы фактически филиалом КГБ. Россия назойливо командует, вмешивается, поучает весь мир, как надо жить. Преуспев только по части строительства ГУЛАГов и безумных, чудовищных расправ в них над собственным народом, эта страна по сей день (и сейчас еще больше, чем раньше) тешит свои мессианские комплексы, мнит себя Третьим Римом, единственно праведной цивилизацией, этаким пупом земли, призванным учить греховный Запад и весь прочий мир, как им жить. С упорством моськи Россия тявкает из подворотни на всех, в ком инстинктивно чует духовное превосходство над собой». — Б. В. Стомахин, публицист

«Богомерзкий Сталин создал отвратительный культ Александра Невского. А ведь Невский — одна из спорных, если не сказать смрадных, фигур в русской истории, но его уже не развенчаешь… Ледовое побоище — всего лишь небольшой пограничный конфликт, в котором Невский повел себя, как бандит, напав большим числом на горстку пограничников. Так же неблагородно он поступил и в Невской битве, за что и стал Невским». — Ю. С. Пивоваров, историк

«В 1612 году, когда Кузьма Минин собирал ополчение, чтобы выбить поляков из Москвы, он продал часть населения Нижнего Новгорода в рабство и на эти деньги сформировал для князя Пожарского ополчение». — Ю. С. Пивоваров, историк

Русских не понимают потому что, к сожалению, наши власти последние годы делают для этого все. Мы надуваем щеки, всем показываем фиги, иголки и зубы, хотя с какого такого перепуга – непонятно. Все это крики про наше величие… Мне хотелось, чтобы сначала величие было, чтобы оно было воссоздано, если оно вообще когда-то было, кстати. За что нас, собственно, любить-то? — Андрей Макаревич

«Сначала 1917 год, потом сразу 1937-й. Два подряд уничтожения элиты привели к тому, что Россия стала страной генетического отребья. Я бы вообще запретила эту страну. Единственная здесь для меня отдушина – это картинные галереи. И цирк». — Ксения Собчак, телеведущая

«В России культуры нет, ибо нет её в головах подавляющего большинства. При слове «русская культура» — я вижу скопище бомжей… У нас чуть ли не вся страна жульничает, обвешивает, обирает, приписывает и списывает, берет и дает… Моя Родина — это пьяные, наркоманские города и веси, вокзалы, смердящие бомжами. Школы, кишащие педофилами. Смертельно опасные ночные улицы и подъезды. Милиционеры, коррупционеры, аферисты, садисты, фашисты. Евсюковы, Пичужкины, Гречушкины, Агеевы… Весь русский патриотический запал уходит на болтовню о святых истоках, о коварности инородцев… А при подъезде к любому русскому городу – горы мусора и смердящая гниль». — Н. Варсегов, журналист

«С Россией всегда так, – любуешься и плачешь, а присмотришься к тому, чем любуешься, так и вырвать может». — Виктор Пелевин, писатель

«Когда мы произносим слово «народ», следует четко представлять себе зрительно, о ком мы говорим. Мы говорим о колоссальном количестве алкоголиков, о наркоманах, о пещерных жителях русской деревни (которая является язвой и очагом бессмыслия, пьянства и невежества)» — Александр Невзоров

«Толстой всё выдумал о войне 1812 года… Реальный Кутузов никакого отношения к нам не имеет… Кутузов был лентяй, интриган, эротоман, обожавший молодых французских актрис и читавший французские порнографические романы… Это у нас Бородино — великая победа, а во французской и европейской истории битва за Москву в 1812-м — победа гения Наполеона». — Ю. С. Пивоваров, историк

«Россия — это не только страна дураков, но и страна хамов. С 1917 года нами правили хамы в смазных сапогах… Нас ни разу как следует не разбили. Вдребезги, как Гитлера… Если Россия погибнет, вообще, в принципе я лично роптать не буду». — В. И. Новодворская, правозащитница

«Если статистически примитивных людей среди русских больше – они и вымрут. Так и должно быть. К тому же плакать никто не будет – пусть и сократится этот злобный, примитивный народ, легче дышать будет. Лучшие из русских всегда жили в Европе, и сейчас так же будет. Кстати, гей-культура, как и пропаганда пива с женскими гормонами – это хороший технический ход, чтобы уроды не плодились. Вот в Европе есть VIP отели, куда русских не пускают из-за их крайней злобности. Прямо так официальная реклама идёт – «Отдых без русских». Самое интересное, что если зайти в такой отель – там в ресторане сидят люди, разговаривающие на плохом английском, с паспортами Мальты, Эстонии, ЮАР, Венесуэлы, Бразилии… На поверку это оказываются уроженцы России. Но эти люди приняли правильное решение – не быть русскими, и платят двойную цену отеля только за то, чтобы никогда не слышать русскую речь». — Н. Асмолов, журналист

«Россия — это Нигерия в снегу. Неужели вам нравится идея, что шайка безумных ковбоев контролирует мировые поставки энергии?» — Сергей Брин, владелец поисковой системы Google

“Содержание, суть прошлой истории московского народа и задачи будущего является в унижении личности”, — М. Шивирев, русский писатель

«У нас в России никто не верит никому!» — Андрон Кончаловский

«Русские никогда не говорят правду» — Сяргей Дубавец

У всех народов самостоятельных просвещение развивалось из начала, так сказать, отечественного… Россия всё получила извне… Оттуда совершенное отсутствие всякой свободы и истинной деятельности… — Д. Веневитинов

Испытание на качество человека Россия не выдержала. — Игорь Гарин

Черт же возьми! — в родной стране, как на чужбине. — В.Шукшин

”Русские генетически предрасположены к некомпетентной и авторитарной власти”. — Род Лиддл

”Россия — варварская страна и я боюсь, чтобы копыто казачьего коня не затоптало современную цивилизацию” — Премьер-министр Сербии Милан Пирочанац

«Свойственное Кремлю невротическое восприятие международных отношений в основе своей имеет традиционное для России инстинктивное ощущение уязвимости, страха перед более прочными, мощными, высокоорганизованными обществами… Правители России всегда ощущали, что форма их власти в своей психологической основе сравнительно архаична, хрупка и искусственна и не выдерживает сравнения с политическими системами стран Запада.» — Джордж Кеннан, дипломат

«Россия — неразвитое и неудачное государство, которое живет лишь за счет ренты — нефтяной и газовой. Эта страна не является конкурентоспособной с точки зрения научно-технического развития» — Олег Соскин, профессор, 2008 г.

«Россия — это автозаправка, маскирующаяся под страну. Это клептократия, это коррупция. Это нация, которая в действительности зависит только от нефти и газа». — Американский сенатор Джон Маккейн

«В России историю следует издавать в виде блокнота, в котором легко изъять любую страницу и заменить ее новой». — Гаррисон Солсбери

Я привык стыдиться этой родины, где каждый день — унижение, каждая встреча — как пощечина, где всё — пейзаж и люди — оскорбляет взор. — И. Бродский

«На самом деле русские создали свой вариант капитализма по образцу тех картин западной жизни, которые рисовала советская пропаганда. Им внушали, что Запад — это разгул преступности, поголовная коррупция, неприкрытая страсть к наживе, многомиллионный бесправный класс голодающих и кучка злобных, алчных мошенников-капиталистов, попирающих закон. Конечно, даже в самые трудные времена Запад и отдаленно не напоминал такую картину, но русские построили у себя именно этот вариант». — шотландский писатель Йэн Бэнкс, шотландский писатель, роман «Бизнес», 1999 г.

Ваша великорусская мечта — сидя по горло в дерьме, затащить туда всех остальных. Это и есть Русизм. — Шамиль Басаев

«Заблуждается тот, кто думает, что русский народ поднимает восстание, когда гнет становится непосильным. Нет такого унижения, которого он не выдержит. Но мужицкий бунт в определенной степени был непредсказуем. К примеру, мужики повсеместно взбунтовались, когда отменили крепостное право. Вот уж действительно «умом Россию не понять». По логике вещей взбунтоваться должны были помещики(!). Видя подобное, европейцы, находясь в плену своих культурно-исторических представлений, называли русскую душу «загадочной». Русской интеллигенции льстило это, и она изощрялась в наведении романтического тумана, пытаясь облагородить рабский народ с его непредсказуемой реакцией.
Но ответ лежал в другом измерении — русский мужик взбунтовался не из-за того, что у него отняли землю (земли у него никогда не было), а потому что у него ОТНЯЛИ БАРИНА (!). Реформаторы грубейшим образом нарушили его привычный внутренний ориентир. Они ампутировали часть его души, предложив абсолютно чуждую ему СВОБОДУ. Это и была разгадка «загадки» русской души». — Саад Минкаилов. Взгляд на русскую действительность, 2003 год

История России — это борьба невежества с несправедливостью. — Михаил Жванецкий

Жить бы мне
В такой стране,
Чтобы ей гордиться.
Только мне
В большом говне
Довелось родиться.

Не помог
России Бог,
Царь или республика,
Наш народ
Ворует, пьёт,
Гадит из-за рублика.

Обмануть,
Предать, надуть,
Обокрасть — как славно-то?
Страшен путь
Во мрак и жуть,
Родина державная.

Сколько лет
Всё нет и нет
Жизни человеческой.
Мчат года…
Всегда беда
Над тобой, Отечество.
— Эльдар Рязанов, «Неподведенные итоги»

«Я сперва думал, что русская армия ограничится только зоной конфликта, но когда она расползлась чуть не по всей Грузии, я понял: русские начали эту варварскую войну намеренно. Мы должны постараться каким-то образом покончить с этой страной. В этом нам должен помочь Запад». — Вахтанг Кикабидзе, народный артист России

«Насилие у русских в словах, в делах и в крови… Давайте начнем с того, что насилие для России – это образ жизни. Государство под названием Россия изначально создавалось как садомазохистский проект. Страна, где одна часть населения может существовать только в том случае, если сделает больно другой». — И. Г. Яркевич, писатель

«Наш идеал – стадо». — Георгий Бурков, актер

«В последние годы я много думаю о том, каков он, русский народ. От многих я слышал, будто русские имеют немало общего с американцами, что совершенно не так. Да и откуда у них может быть что-то общее, когда их исторический опыт столь различен? Назовите мне хоть один европейский народ, который в большинстве своем оставался в рабстве до второй половины девятнадцатого века… Что было бы, если бы русское государство не заковало собственный народ в кандалы крепостничества? Что было бы, если всего лишь через пятьдесят с небольшим лет после отмены крепостного рабства не установилось рабство советское? Вопросы, на которые нет ответов…». — В. В. Познер, телеведущий

«Достоевского мутило от страшных предчувствий, отсюда все его метания и копания. Он хотел верить, что Зло идет в Россию извне, он не хотел видеть, что Зло в самой России. Что сама Россия — Зло. Вдумаемся, что принесла в мир Россия. Самую человеконенавистническую идею на свете – большевизм, захватившую как чума полпланеты. Кто в большей мере растоптал человека, его свободу, дух и мысль, чем Россия?.. Россия – это историческая аномалия, порожденная ордынским насилием над русской личностью, что-то вроде черной дыры или бермудского треугольника… Россию не переделать. Ее можно лишь упразднить – конечно, бескровно и цивилизованно. Она никогда не станет европейской и демократической. Как бы ни прикрывалась Россия флером европеизма, она всегда будет нести в себе зло тирании и агрессии, дикую гикающую степь». — Алексей Широпаев, публицист

«Страну населяет звероподобный сброд, которому просто нельзя давать возможность свободно выбирать. Этот сброд должен мычать в стойле, а не ломиться грязными копытами в мой уютный кондиционированный офис. Для этого и придуманы «Наши», «Молодогварейцы» и прочий быдлоюгенд. Разве не понятно, что при свободных выборах и равном доступе к СМИ победят как минимум ДПНИ и прочие коричневые? Валить из страны надо не сейчас, когда «Наши» и прочие суверенные долбо…бы строем ходят. Валить отсюда надо именно когда всей звероподобной массе, когда этим животным позволят избрать себе достойную их власть. Вот тогда я первый в американское посольство ломанусь. А сейчас всё прекрасно — бабки зарабатывать можно, в ЖЖ лаять на Кремль можно, летать куда угодно можно. И не надо ребенку еврейскую фамилию на русскую менять, чтоб он в МГУ поступил. Сейчас полная свобода. Просто не надо принимать пропаганду на свой счёт. Ей не нас дурят, ей нас защищают от агрессивной-тупой-нищей массы, которая всё пожрёт, только дай ей волю. Слава России!» — Юрий Гусаков, идеолог «Единой России»

«Россия — страна имитации, страна манекенов. У нас партии — манекены, Дума — бутафорская подделка. Все эти системы выборов, судов, прокуратура… Система госучреждений является органами коррупции, воровства и разбоя, то есть государственные органы функционально превратились в нечто прямо противоположное себе самим.» — Ю. Афанасьев

«Русскую литературу создали украинцы, евреи и негр… Упомянув при этом «негра» А.Пушкина, я погорячился, находясь в плену давнего имперского мифа про «арапа Петра 1», который на самом деле, был абиссинским евреем (фалашем). Но теперь, слава Яхве, мы знаем правду! И наши московские меньшие братья имеют все основания расширить свой «русский мир» и на Африку, где и доныне проживает славный еврейский народ фалашей, давший русской литературе выдающегося русскоязычного поэта А.С.Пушкина». — Валерий Бебик, доктор политических наук

«Итак, нация, лишившись в Великую Отечественную своего цвета, предоставила своим женщинам (которые и так тащили на себе страну всю войну) возможность иметь мужчину из того, что осталось: из инвалидов, тыловых крыс, вертухаев, смершевцев, тринадцатилетних подростков, дряхлых стариков и т. д. Демобилизованный здоровый мужчина представлял собой такую редкость, что на него шла настоящая охота. В этой охоте женщины были готовы на все: на тунеядство и пьянку «любимого» мужчины. На его эгоизм и нежелание строить семью, заниматься детьми или зарабатывать деньги. На вранье и бесконечные измены с такими же несчастными, как она. На побои и унижение ее достоинства. Мужчина превратился в легкомысленного, безответственного попрыгунчика. В ленивое, вечно пьяное быдло, с хреном наперевес. А женщина стала рабочей конягой, на которой держится все: семья, колхоз (завод), дети, домашнее хозяйство. Да еще ночью будь любезна подмахни ему (пахнущему водкой и чужими дешевыми духами) как-нибудь позабористей, а то он, неровен час, уйдет к другой — вона, они в очередь стоят… Девушки, взяв пример со своих несчастных матерей, считали, что так и надо. Терпеливо сносили все эти унижения, и даже регулярные побои. Лежащее на диване пьяное сокровище воспринималось как норма: ну не повезло человеку в жизни — начальство его не любит… С течением времени российские мужчины утратили главное, что олицетворяет мужчина: мужество, благородство, честь и достоинство. Став бесчестными, они легко врут и обманывают других. Утратив мужество — они бояться в открытую сразится с врагом, предпочитая действовать исподтишка. Потеряв достоинство, они превратились из работников в рвачей, которые только и норовят стянуть все, что плохо лежит. А утратив благородство, они перестали уважать своих противников и не могут теперь рассчитывать на ответное уважение. Как только у русских женщин появился выбор, они с удивлением обнаружили, что может быть и по-другому. Лавинообразный рост браков с иностранцами или просто с мужчинами другой нации — это характерная примета времени. Русский мужчина не выдерживает сравнение ни с кем: ни с чеченцем, ни с китайцем, ни с американцем, ни с евреем. Поездив по миру и посмотрев на другие народы, я могу с уверенностью сказать: нигде, ни в каких землях нет такого скотского отношения к женщине, как в России. Везде: на Востоке, на Западе, в исламском мире — женщину берегут, ее уважают, ей помогают, ее любят. Все в природе взаимосвязано: избавившись от необходимости участвовать в конкуренции за женщину, русский мужчина деградировал и превратился в малоинтересный отброс цивилизации — в самовлюбленного, обидчивого, трусливого подонка. И теперь я могу сказать это твердо, на основании своих собственных наблюдений: русский мужчина — самый мерзкий, самый отвратительный и самый никчемный тип мужчины на Земле. Итак, я могу сказать, что российская власть в ее нынешнем виде есть продукт деградации российского мужчины. Российская власть лжива и гадка — потому, что лживы и гадки мужчины, которые ее олицетворяют. Российская власть коварна и бесчестна — потому, что коварны и бесчестны мужчины, которые ее формируют. Российская власть тупа и мерзка — потому, что тупы и мерзки мужчины, которые ее выбирают… Милые русские женщины! Не давайте подонкам! Не водитесь с ними! Говорите им прямо, что они мерзки и отвратительны. Даже если это русские мужчины. Любите только благородных, мужественных, добрых, трудолюбивых, заботливых и честных. Даже если это китаец или зулус». — Альфред Кох, реформатор

«Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их – начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть, Чем они, к счастью, сейчас успешно и занимаются. На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко. И если вместо той, которая вымрет (а она вымрет), вырастет новая поросль нормальных мужчин – чистых, опрятных, умных – я буду только рад». — Артемий Троицкий, музыкальный критик

«Очень интересное наблюдение я сделал, когда анализировал, каким способом наши люди воюют. Еще в детстве меня всегда удивлял поход Суворова через Альпы. Я не мог понять, что он там делал, какую цель он преследовал в этом походе. Когда я стал постарше, я задался вопросом, как вела себя Россия в Семилетней войне, что она делала в этих бесконечных австрийских деревнях. Я обнаружил еще одну интересную вещь. В 1941‑м, а еще до этого во франко‑прусскую войну, Франция воевала 40 дней. Она осталась цела и невредима, французские певички в ресторанах пели для немецких офицеров, а Франция будто бы сражалась – где‑то в Марокко, в Океании, но никак не на территории собственной страны. И французы пахали землю, выращивали урожай, отдавали хлеб немецкой армии, промышленность работала на вермахт. К 1945‑му они тоже оказались победителями». — Альфред Кох, реформатор

«22 июня русский народ превратился в трусов… Как объяснить эту беспримерную трусость русского народа, который имея превосходящее немцев вооружение и числом и качеством, бросал вооружение, переходил на сторону немцев?» — Юлия Латынина, журналистка

«Я никогда не праздную 9 Мая и никому не советую этого делать… Все прогрессивное человечество, если и хочет, то скромненько и без особого шика что-то празднует. А устраивать такие парады, как у нас, могут только законченные лузеры, продувшие все остальное, которым нужен миф, доказывающий им самим, что они еще что-то значат». — В. И. Новодворская, правозащитница

 

Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче.
— В.С. Черномырдин

Россия производит впечатление великой державы. Но больше она ничего не производит. — Акрам Муртазаев

Довольны властью в России две категории людей — те, кто не в курсе, и те, кто в доле. — Н

Кто с вами остался? Мы с вами остались, Шариковы. Преображенские уехали. Нужно выбирать самых умных из шариковых. — В.В. Жириновский

Самая затяжная и бесславная война русских – это война с пьянством. — Олег Кузнецов

«Русские тренеры — лентяи, которые думают, что им все известно, недисциплинированные и слишком много пьют». — известный голландский футбольный тренер Раймонд Верхейен

«Россия есть конечный сток исторических миссий… Мы имеем дело с уникальной страной, которая не обсуждает ни одну свою проблему… Теоретически Россия может прекратиться, чтобы восстановиться через 10, 20, 100 лет. Когда сброд пройдет переобучение…» — Г. О. Павловский, публицист

Произвол и коррупция являются для русской культуры вневременными категориями, это наши исторические константы. — Владимир Пастухов, доктор политических наук

Леность и анархия заменяют нам китайское трудолюбие и японскую дисциплину. — Владимир Пастухов, доктор политических наук

«России пора вразнос… Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше являться национальным государством, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие води, хантов или аварцев. Нет у русского патриота инстинкта продолжения рода и инстинкта самосохранения, а есть инстинкт бессмысленного уничтожения чужих со значительными потерями для себя». — Валерий Панюшкин, публицист

«Русские в Эстонии и Латвии доказали своим нытьем, своей лингвистической бездарностью, своей тягой назад в СССР, своим пристрастием к красным флагам, что их нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали. А когда Нарва требует себе автономии, для меня это равносильно требованию лагерных «петухов» дать им самоуправление». — Валерия Новодворская, публицист

«…а быть русским — когда быть русским в глазах совестливых людей означает быть нациствующим милитаристом, невежественным, трусливым, норовящим сделать любую гадость, если будет гарантия безнаказанности?» — Яков Кротов, обозреватель радио «Свобода»

Что власть имеющие — крысятники, это знает вся Россия и вся на них бурчит. А вот что прячут от самих себя — что сами на своем маленьком участке жизни крысятничают, и хотят не честности, а чтобы власть делилась пощедрее украденным, а в идеале — а вдруг удастся крысиного короля прогнать и самому им стать, то-то было б сладко! Так же вытеснялся из сознания русских и факт их порабощенности Орде — летописцы старались Орду не упоминать. Так же вытесняется нынче из сознания русских факт их агрессивности. — Я. Кротов

Жизнь в России — это наказание за те преступления, без которых не проживёшь.
Войлошников Александр. Пятая печать

«Рассея! Испопсённая духовная пустынь!»
«Слишком много известных воров. Слишком мало известных героев».
— Николай Колычев

«Такие вот люди называются быдлом — которые завидуют, ненавидят меня… И эта черта, кстати, свойственна именно русским…» — Ксения Собчак, телеведущая

«Мы разъясним нашему народу, что такое русский народ. Это дикость вообще!» — Владимир Жириновский

«Есть еще такая старинная русская забава – поиск национальной идеи…» — Владимир Путин, подполковник КГБ

«Почему у нас так не получается, как в ЕС? Потому что, извиняюсь, все сопли жуем и политиканствуем. У нас страна огромных возможностей не только для преступников, но и для государства.» — Владимир Путин

Раньше в России было две беды: дороги и дураки. Теперь прибавилась третья: дураки, указывающие какой дорогой идти! — Михаил Задорнов

Единственный способ заставить людей в России соблюдать законы, это узаконить воровство. — Михаил Задорнов

Почему нас все называют Евразией? Евразия — это когда больше Европы, чем Азии. А у нас больше Азии, чем Европы. Поэтому мы не Евразия, мы — Азиопа. — Михаил Задорнов

Москва сегодня напоминает бомжа, который сделал себе маникюр, педикюр, надел на грязное белье смокинг и пошел играть в казино. — Михаил Задорнов

История России — борьба невежества с несправедливостью. — Михаил Жванецкий

«Умом Россию не понять, а другими местами — очень больно!» — Виктор Шендерович, публицист, телеведущий

Россия не может идти чужим путем. Она и своим-то идти не может. — К. Мелихан

«Меня от дебилов тошнит, от русских дебилов, у которых нет ничего за душой кроме болтовни и претензии на «великость», вы – ничтожные дешевые глупые уроды, о которых стыдно даже марать руки». — Лена Хейдиз, художница

«У русского человека нет чувства эгоизма, а значит, чувства ответственности. А так как у русского человека нет чувства ответственности, то разговор с ним может быть только один: вдарил палкой ему по голове, и он присел». — Андрон Кончаловский, режиссер

«Православная Церковь хранит в своей истории, в своем Предании замечательные имена святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. В каком-то смысле мы Церковь Кирилла и Мефодия. Они вышли из просвещенного греко-римского мира и пошли с проповедью к славянам. А кто такие были славяне? Это варвары, люди, говорящие на непонятном языке, это люди второго сорта, это почти звери. И вот к ним пошли просвещенные мужи, принесли им свет Христовой истины и сделали что-то очень важное — они стали говорить с этими варварами на их языке, они создали славянскую азбуку, славянскую грамматику и перевели на этот язык Слово Божие». — Кирилл, патриарх РПЦ МП

«Почему вы все время говорите о России, как о стране русских? Русские, кто вы здесь? Где вы здесь? Российский этнос не состоит из русских!» — Тина Канделаки, телеведущая

«Русский народ, во многих отношениях, похож на крупный рогатый скот». — Евгения Чирикова, политик

«Насилие, мат, водка, грязь, вши, обман, пожары, поджоги, казни, изнасилования, самоубийства – вот что мне принес русский народ. И больше ничего… Русский народ – дебилизированный, люмпенизированный, пьяненький, русский язык – мафиозный, а браки татар с русскими заражают татарскую нацию всеми болезнями и нечистотами славянской действительности». — Б. Халимов, татарский писатель

«Если коренное население России не хочет работать, после получения зарплаты они пропадают на 15–20 дней и в это время станки стоят, с этими рабочими производить что-либо невозможно… На мигрантов все «горшки» сыпятся совершенно напрасно. Потому что они, в отличие от коренного населения России не пьянствуют…» — Равиль Гайнутдин, муфтий

«Хватит спаивать Россию!» — такой спам ломится мне в комментарии уже пару недель. Разумеется, беспощадно вычищаю, баню и уничтожаю. Россия всю жизнь являлась в моем подсознании разнузданно пьяной, горластой и плохо вымытой тупорылой бабой. Ещё с Рюрика все спились к известной матери. А тут — «хватит» им, видите ли…» — Эдуард Багиров, азербайджанский писатель, доверенное лицо Путина

«В России чаша терпения измеряется стаканами». — Виктор Шендерович, публицист, телеведущий

«Пол-литра водки для русского человека есть первоначальная и, я бы даже сказал, естественная норма». — Владимир Войнович, писатель

«Напитки гораздо важнее в жизни русского, чем пища. Россия – страна пьющих. Бомжи зарабатывают хорошие деньги, собирая пустые бутылки, а наутро после какого-нибудь общенационального праздника они могли бы, сдав бутылки, стать владельцами целого состояния. Так, собственно, и было бы, если бы они не спешили пропить полученные деньги в ту же минуту, когда последняя бутылка сдана в пункт приема стеклотары. В сельской местности русские реже покупают спиртное, потому что их нужды обеспечивает самогон. У этой жидкости обычно кошмарный вкус, но опытного пьющего такой пустяк не останавливает. Попытки властей ограничить употребление спиртного обречены на неудачу. Умение много пить в России составляет предмет гордости. Каждый русский втайне мечтает научиться много пить и при этом не пьянеть. Вот почему Борис Ельцин считался у русских «своим», настоящим русским мужиком, пьяные выходки которого вызывали не негодование, а добродушный смех». — В. Жельвис, писатель

«Данные ВЦИОМ говорят о том, что мы наконец пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, — воспитали страну идиотов» — Сергей Капица, академик, 2009 г.

«Какие там инновации, какая индустрия! Судьба России — вывозить нефть и другое сырьё! Забудьте об остальном!» — И. Ю. Юргенс,

«России мешают русские – основная масса наших соотечественников живёт в прошлом веке и развиваться не хочет… Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше чем личность… Большая часть (народа) находится в частичной деквалификации… Другая часть – общая деградация». — И. Ю. Юргенс.

Меня от дебилов тошнит, от русских дебилов,у которых нет ничего за душой кроме болтовни и претензии на «великость», вы – ничтожные дешевые глупые уроды, о которых стыдно даже марать руки. — Лена Хейдиз, художник

Миллионы самых талантливых русских людей покидали Россию, проклиная своё подлое отечество! Честному и работящему человеку невозможно жить в рабской России! Такой фильтр, оставляющий в России трусливых и ленивых рабов, работает сотни лет! Нет в России ни французских, ни английских беженцев, а русские поселения есть в самых необитаемых уголках планеты: на Аляске, в джунглях Амазонии, в австралийском буше, на Азорских островах и, даже, в тесной Японии! Почему?
Бежали из России при любой возможности, при царях и режимах. Трудно жить честному человеку среди угрюмо завистливых воров и злобно агрессивных рабов, выпестованных православием в стране рабства.
Войлошников Александр. Пятая печать

«Разговоры о российской духовности, исключительности и суверенности означают на самом деле, что Россия — бросовая страна с безнадежным населением. Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать ее бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами». — Дмитрий Быков, писатель

Вся Россия — пьющий Гамлет. — Ф. Искандер.

Россия – государство, победившее разум. — Михаил Задорнов

«В России всё растекается и свисает, как макароны с ложки. Шестая часть суши была заселена беспозвоночной протоплазмой… Я абсолютно не могу себе представить, как можно любить русского за леность, за его ложь, за его бедность, за его бесхребетность, за его рабство». — В. И. Новодворская, правозащитница

«Концепция «русской нации» является искусственным, надуманным образованием, не имеющим опоры в реальности и в реальной истории. Термин «Русская земля» принадлежит далекой истории. После разрушения Киева в 12-м веке другими русскими князьями во главе с Андреем Боголюбским, единая русская государственность, имевшая конфедеративный характер, де-факто и вовсе прекратилась. … От термина «русская нация» лучше либо совсем отказаться, либо понимать под ним всех россиян». — Равиль Гайнутдин, муфтий

«Страна не такова, чтобы ей соответствовать!.. Ее надо тащить за собой, дуру толстожопую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же блядским, как народ, тупым, как народ, таким же отсталым, как народ». — Татьяна Толстая, писатель, телеведущая

«Россия — это большой сумасшедший дом, где на двери висит большой амбарный замок, зато стены нету; где потолки низкие, зато вместо пола — бездна под ногами.
Русские почему-то полагают, что они — богоносный народ, что Бог возлюбил их и отметил, а свою постоянную несчастность одни объясняют ниспосланным испытанием, избранностью, Голгофскими муками и страшно гордятся, что удостоены своей доли страданий.
Для меня русский патриотизм ужасен, и не только по той очевидной причине, что он смертельно и безошибочно пахнет фашизмом, но главным образом потому, что его идея и цель — замкнуть русский мир на самого себя, заткнуть все щели, дыры и поры, все форточки, из которых сквозит веселым ветром чужих культур, и оставить русских наедине друг с другом», — Татьяна Толстая, писатель, телеведущая

«У России есть только два состояния: либо это бардак, либо тюрьма, причем переходный период от бардака к тюрьме настолько короток, что разглядеть его практически невозможно». — Борис Кригер, писатель

«Россия уже многократно
меняла, ища где вольготней,
тюрьму на бардак и обратно,
однако обратно-охотней».
И. М. Губерман, поэт

«Русские — это бывшие, потомственные рабы. И ничего тут не сделаешь». — Эрнст Кудусов, глава московского землячества крымских татар

«Господи, какие же вы все, русские, крутая сволочь — либералы, фашисты, коммунисты, демократы — без разницы! Пороть вас до крови, сжечь вас в печах — и то мало будет — вы миру не даете ПРОСТО ЖИТЬ. Вы все — одна большая РУССКАЯ сволочь! Чтобы вам сдохнуть — и никакого вам Нового года». — Илья Кормильцев, автор текстов песен группы “Наутилус-Помпилиус”

«Как психиатру мне видятся две проблемы нынешнего российского общества: деградация и дебилизация» — Александр Бухановский, известный психиатр, 17 апреля 2013 года, «Аргументы и факты»

«Политика дебилизации населения России, на мой взгляд, ведется довольно сознательно». — Юлия Латынина, политолог

«Единственное спасение ребёнка, рождённого сегодня в России, — незамедлительная эвакуация для нормальной жизни и получения образования за пределами пространства, именуемого нашим Отечеством». — Марк Захаров, театральный режиссер

«Если русские будут настолько глупы, что попробуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником» — Збигнев Бжезинский, американский политолог

«Российское руководство не имеет права уклоняться от прошлого своей страны, которое весь мир считает преступным». — Збигнев Бжезинский

«Страна столь огромных масштабов, страна десяти часовых поясов может успешно развиваться в том случае, если она перестанет быть централизованной и не будет управляться все более и более паразитической элитой, находящейся в одном месте». — Збигнев Бжезинский

«В этой стране пасутся козы с выщипанными боками, вдоль заборов робко пробираются шелудивые жители. В этой стране было двенадцать миллионов заключенных, у каждого был свой доносчик, следовательно, в ней проживало двенадцать миллионов предателей. Я привык стыдиться этой родины, где каждый день унижение, каждая встреча как пощечина, где все пейзаж и люди оскорбляет взор». — Борис Хазанов, прозаик

«Совкам ничего нельзя объяснить, ибо они и есть тот самый лучший, спелый, отборный плод славяно-византийско-скифской традиции. Варягам было плохо до 1991 года, совкам плохо теперь. А их смрадное море мы осушаем. Начался отлив, совки могут дышать только жабрами». — В. И. Новодворская, правозащитница

«Быть русским в глазах совестливых людей означает быть нациствующим милитаристом, невежественным, трусливым, норовящим сделать любую гадость, если будет гарантия безнаказанности». — Яков Кротов, обозреватель радио «Свобода»

«Россия как государство русских не имеет исторической перспективы» — Е. Т. Гайдар, реформатор

«Сейчас Россия появилась, а она никому не нужна. В мировом хозяйстве нет для нее места… Русские ничего заработать не могут… Они так собой любуются, они до сих пор восхищаются своим балетом и своей классической литературой XIX века, что они уже не в состоянии ничего сделать. Сырьевой придаток. Безусловная эмиграция всех людей, которые могут думать…». — Альфред Кох, реформатор

«Гражданские права существуют для людей просвещенных… В зоне все откровеннее. Там есть права для всех, кроме как для «опущенных», «для петухов». И дело здесь не в физиологии, а в силе духа. Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества… Русские в Эстонии и Латвии доказали своим нытьем, своей лингвистической бездарностью, своей тягой назад в СССР, своим пристрастием к красным флагам, что их нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали. А когда Нарва требует себе автономии, для меня это равносильно требованию лагерных «петухов» дать им самоуправление». — В. И. Новодворская, правозащитница

«Проблема России — это россияне. Главный враг России — это мы сами, наше многовековое рабство, лицемерие, чинопочитание — потомки крепостных, люди с рабским самосознанием…» — Б. Е. Немцов, реформатор

К уже известным бедам России — дураки, дороги, воровство — стоит причислить еще одну — лицемерие. — Юрий Богомолов
«А те, кто использует слово «русский» в этническом смысле, унижая всех остальных, должны сидеть в тюрьме». — И. М. Хакамада

«Чем раньше россияне поймут, что они не «русские», а «российские», тем лучше». — В. Бебик, доктор политических наук

«Если только Россия откажется от бесконечных разговоров об особой духовности русского народа и особой роли его, то тогда реформы могут появиться. Если же они будут замыкаться на национальном самолюбовании, и искать какого-то особого подхода к себе, и думать, что булки растут на деревьях… Они так собой любуются, они до сих пор восхищаются своим балетом и своей классической литературой XIX века, что они уже не в состоянии ничего нового сделать… Для того чтобы купить, нужно иметь деньги. Русские ничего заработать не могут, поэтому они купить ничего не могут». Альфред Кох, реформатор

«Россия производит впечатление великой державы. Но больше она ничего не производит». — Акрам Муртазаев, журналист

«Так называемая «русская идея», как бы она ни формулировалась изначально, всегда приводит только к одному – к необходимости намотать чужие кишки на гусеницы наших танков». — Александр Невзоров, депутат Государственной Думы четырех созывов, телеведущий, публицист.

«Самая читающая нация» оказалась самой невежественной и лживой. Часть постсоветского пространства пытается вырваться из объятий советского мифа и стать другими, то есть, вернуться к своим национальным истокам. Агрессивное невежество сопротивляется и убивает. Убивает и лжет. Лжет и верит своему вранью.»- Олег Панфилов, профессор, основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики

«Страна, не желающая сама жить по-человечески и мешающая жить окружающим.» — Андрей Зубов, историк

«90% населения страны понимает, что мы с*ки, падлы, мрази, но считает, что у нас есть право быть такими.» — Александра Славянская, генеральный директор группы компаний «Овентал»

«В России по определению нет ни одного честного человекa.» — Виктор Ерофеев

Вы не представляете, сколько накопилось у нас человеческой дряни за многие века истребления лучших людей, когда преимущественно выживали мелкодушные приспособленцы, доносчики, палачи, угнетатели. — И. Ефремов

Но, может быть, надо, опять-таки забыв о политической корректности, сказать русским правду: вас не осаждают, потому что вы никому не нужны. Вас не любят, потому что вы жестокие и грубые. Вашу нефть и газ лучше покупать за деньги, чем завоевывать вашу огромную и необустроенную страну, населенную непутевым и ленивым народом. — Александр Браиловский

Признал ли русский народ свою ответственность за что-либо? Нет. Виноваты всегда и во всем были другие. Перефразируя дедушку Крылова, «у русского всегда нерусский виноват». Более того, русские искренне убеждены (им это долго внушали, и им это очень нравится), что они всех всегда спасали, защищали, кормили, несли всем свет и тепло. И вообще, все перед ними в неоплатном долгу. — Александр Браиловский, писатель

Статистически население России, если брать в среднем, не очень-то умное. Многие деградируют от передозировок алкоголя или наркотиков. Большой сегмент населения более уважаемого возраста до сих пор живет советскими идеалами и никогда не пытался ужиться с современным миром. — Макс Скибинский

Всплеск фашизма в нашей стране, прежде всего, подготовлен… нашей школой. Она не учит гуманизму, толерантности, пониманию ценности многообразия культур. Вместе с тем, для нашего менталитета, как ни горько, характерна героизация и романтизация террора и насилия. — С. Иваненко

Здесь всегда перестройка и перелом. Здесь всегда трудные и смутные времена. Здесь всегда опричники и ФСБ. Здесь всегда оброк и откат. Здесь всегда светлое будущее отвлекает от темного настоящего. Здесь всегда и ни церковь, и ни кабак, ничего не свято. — Юрий Бутусов.

…Предо мной чумное лежит пространство,
беспросветно, обло, стозевно, зло,
непристойно, мстительно и пристрастно
и зловонной тиною заросло.
Дмитрий Быков

«В России часто встречается такой тип шизофрении: русский иногда понимает, что происходит, и, возможно, даже почему, но хочет непременно верить в обратное». — Глеб Павловский

«С народом, 87% которого не использует в быту мозг, можно делать все, что угодно». — Айдер Муждабаев о русских

«„Величие“ русской нации на 30% состоит из воровства и на 70% — из бандитизма». — вывод редактора китайской брошюры «Пронизывая взглядом Россию».

«Издали Россия кажется прекрасным храмом, но по мере приближения теряет свое очарование и оказывается свинарником». — Борис Акунин, «Аристономия»

«Сейчас, когда цивилизованное человечество увидело истинное лицо русского мира, пора признать, что милосердие и отзывчивость русского народа — один из самых лживых и опасных мифов последнего столетия». — Елена Галкина, Российский политолог, историк, профессор МГПУ

«Проблема России состоит в том, что вся власть и все ресурсы в России принадлежат ворам. Воры живут по принципу: украл – выпил – в тюрьму…» — Матвей Малый

Если ее [систему ] взломать, то получится, что национальная идея русских — никчемность. Нет никакой другой идеи, которую русские проводили в жизнь более последовательно. Во всем непоследовательны, в никчемности стойки. — Виктор Ерофеев, «Энциклопедия русской души».

У каждого народа есть своя великая национальная идея, одна и та же идея — мировое господство. Только у русских — другая, диаметрально противоположная: не допустить реализации великих национальных идей всего остального мира! — Иван Охлобыстин

Да уж, «бунт бессмысленный и беспощадный» мы с себя, кажется, смыли навсегда. Немощнее нас не вообразить народа. — Александр Солженицын. Россия в обвале

Говорят: целый народ нельзя подавлять без конца. Ложь! Можно! Мы же видим, как наш народ опустошился, одичал, и снизошло на него равнодушие уже не только к судьбам страны, уже не только к судьбе соседа, но даже к собственной судьбе и судьбе детей. Равнодушие, последняя спасительная реакция организма, стала нашей определяющей чертой. Оттого и популярность водки – невиданная даже по русским масштабам. Это – страшное равнодушие, когда человек видит свою жизнь не надколотой, не с отломанным уголком, а так безнадежно раздробленной, так вдоль и поперек изгаженной, что только ради алкогольного забвения еще стоит оставаться жить. Вот если бы водку запретили – тотчас бы у нас вспыхнула революция. — Александр Солженицын. В круге первом

Слушать, не перебивая, русские не умеют. — Борис Акунин. «Транзит»

Приехать сюда можно, уехать — ни за что и никогда. Вы навсегда останетесь в России, вас закопают в тощую русскую землю, и из вашего праха вырастет главное русское растение — лопух. — Борис Акунин. Алтын-толобас

Я вывел формулу русского человека. Вот она: русским человеком может быть только тот, у кого чего-нибудь нет, но не так нет, чтобы обязательно было, а нет — и хрен с ним. — Никита Сергеевич Михалков

Русские, если почитать фольклор, всегда хотели получить все сразу и много, и при этом не работать. Русские сказки — это и есть, к сожалению, национальная идея. Менталитет, который, мягко сказать, симпатии не вызывает. Лучшие люди в России всегда существуют вопреки ему. — Эльдар Рязанов

Мазохистическая природа русской женщины располагает ее говорить не о том, что у нее хорошо, а о том, что не складывается. — Дмитрий Глуховский. Рассказы о Родине. До и после

Мне говорили, что русские не являются человеческими существами. В шкале природы они стоят ниже орангутангов. — Уинстон Черчилль

Смотришь на обочину леса и думаешь: сколько отключившегося самосознания побывало здесь!
Я не боюсь показаться занудой — меня реально бесит отношение наших соотечественников к природе, к тем местам, где они отдыхают, жарят шашлыки и пьют водку. То, что они оставляют после себя, нельзя объяснить ничем иным, кроме как отключившимся самосознанием. Ну зачем продолжать поддерживать многовековой стереотип, что русские — свиньи? Господа, пора меняться! — Светлана Сурганова. Тетрадь слов

Чем дальше живу, тем больше убеждаюсь, что в нашей стране ничего не меняется и никогда не изменится. Сколько себя помню, всегда существовали массовые так называемые «патриотические» движения, объединяющие отборную воинствующую сволочь. Раньше это были комсомольцы, любера, затем различные народно-патриотические движения типа общества «Память». Сейчас это скинхеды, всяческие «Идущие вместе»… Для всех же остальных в нашей стране единственно возможное состояние — это чемоданное. Здесь нельзя жить. Здесь можно только воевать, болеть, выживать, куда-то пробиваться с боями и потерями. Здесь нет завтрашнего дня. В любой момент тебя могут избить, ограбить, выкинуть в окно электрички инструменты… Издать какой-нибудь новый закон — и лишить тебя всего. В любой момент могут посадить, да и вообще убить без суда и следствия. Отсюда в умах постоянно рождаются всевозможные замыслы глобального переустройства вселенной, диковинные сектантства, апологии самоубийства и тому подобное. Все мысли направлены не на то, чтобы спокойно жить и что-то планомерно делать, а чтобы как-нибудь лихо отсюда сдристнуть, либо за рубеж, либо в тайгу или какой-нибудь скит, или на тот свет, или вообще в другое измерение. Наша страна — это беспощадный зловещий полигон. Раз уж здесь очутился, изволь принимать правила игры… Если не сломаешься — ты герой на все времена, а если не вышло — то тебя и нет и не было никогда. — Егор Летов, 2005 г.

Россия — это мы. Русские не сдаются, в отличие от поднимающих лапки совков. В России 5 процентов русских, варягов, викингов, европейцев, носителей скандинавской традиции. Остальные — пресмыкающиеся, амёбы и инфузории-туфельки. Динозавры из КПСС или АКМ и НБП. Птеродактили из чекистов. — Валерия Новодворская

Пока мы, русские, не избавимся от пристрастия к мазохизму, так и будем в дерьме сидеть. — Анна Борисова. Vremena goda

У нас такая страна… Что в ней, по большому счету все времена одинаковы. Такие люди… Ничем их не изменишь. Хоть кол на голове теши. — Дмитрий Глуховский. Метро 2033

«Наглые, мерзкие… Это я про русских… Если раньше мы испытывали к ней [России] презрение, сейчас возникла ненависть» — Отар Иоселиани, известный грузинский режиссер, классик мирового кинематографа.

Но вот что значит быть «русским»?
Ездить на немецком автомобиле, смотреть азиатское порно, расплачиваться американскими деньгами, верить в еврейского бога, цитировать французких дискурсмонгеров, гордо дистанцироваться от «воров во власти» — и все время стараться что-то украсть, хотя бы в цифровом виде. Словом, сердце мира и универсальный синтез всех культур. — Виктор Пелевин. S.N.U.F.F.

Лезу — стотысячный случай — на стол.
Давно посетителям осточертело.
Знают заранее всё, как по нотам:
Буду звать (новое дело!),
Куда-то идти, спасать кого-то.
В извинение пьяной нагрузки
Хозяин гостям объясняет:
— Русский!
— Владимир Маяковский. Про это

«Русский — добрый, он тебя чаем напоит, пригреет, но он же тебя и прирежет» — писатель Виктор Астафьев

«Мы не на земле живем — на мешке с костями, а в середине кровь булькает. Нас, русских, сейчас 600 миллионов было бы, если б не войны, революции и преобразования. И земля ныне лежит безлюдной и пустой на сотни верст, словно дикое поле.» — Виктор Астафьев

«Мы потеряли свой народ. Русской нации больше нет. Есть жуликоватая шпана, мычащее стадо». — Виктор Астафьев

Покажите мне такую страну,
Где славят тирана,
Где победу в войне над собой
Отмечает народ.
Игорь Тальков — Глобус

Cыграть роль русского никогда бы не смог. И не только из-за несовпадения внешних данных. По-моему, русские немного сумасшедшие, все у них чрезмерно — и радость, и боль. Или они сходят с ума от счастья, или от несчастья! — Пьер Ришар

Россия такая русская — плоская, кроткая, невинная березовая страна. А еще грязь. Там полно грязи. Русские определенно лидируют в гонке загрязнений. — Джон Апдайк

Очень по-русски… заготовить впрок больше необходимого, а потом бросить — пускай гниёт. — Борис Акунин. «Алтын-толобас»

Пьянка, мордобой, острог — русская дорога… — Юрий Шевчук. Цыганочка

Все на свете народы гордятся своей историей. Когда сложно, народы оглядываются назад, и становится немного легче. Только русские смотрят всегда лишь в будущее. У русских прошлого нет. Что-то напутано с нашей историей, а что — уже и не разберешься. — Илья Стогoff. Мёртвые могут танцевать

Я сразу почувствовал, что что-то не так. Чисто, аккуратно. Всё не по-нашему… — Особенности национальной рыбалки

Русские собираются провести следующие тысячу двести лет в попытках понять свое собственное существование. Безуспешных, разумеется. — Анна-Лена Лаурен. У них что-то с головой, у этих русских

Всю жизнь подворовывать и ни разу не попасться – вот оно, русское счастье. — Марина Палей. Хор

«Население России не приемлет логики и правды. Правда убийственна для них потому, что она разрушает все мифы, на которых построено это государство тотальной лжи.» — Антон Петушков

Главная беда России – не в дурацких дорогах, а в том, что русская национальная идея всегда наднациональна, более того, надгосударственна: мы готовы строить и Третий Рим и светлое будущее всего человечества, лишь бы не ремонтировать дороги. — Владимир Бутков

«Как известно, у идеологии «самобытной и неповторимой русской цивилизации» существует небольшая проблема. Что-нибудь «русское» (в черносотенном смысле этого слова) обнаружить в общественных пейзажах практически нереально. Абсолютно все, из чего соткана современная жизнь РФ, имеет строго западное происхождение. И никакого другого. Вторично и заимствовано все, без исключения.» — А.Невзоров

«Россия не терпит нормальных стран рядом, иначе все ее граждане поймут, что с ней что-то совсем не так» – Виктор Суворов, писатель

Каждый ле рюсс нанавидит всех остальных столь же определенно, сколь все остальные ненавидят его. – Надежда Тэффи. Ке Фер?

Живем мы, так называемые ле рюссы, самой странной, на другие жизни не похожей жизнью. Держимся вместе не взаимопритяжением, как, например, планетная система, а — вопреки законам физическим — взаимоотталкиванием. — Надежда Тэффи. Ке Фер?

Постpоение какого-либо общества в условиях России — дело глубоко безнадежное, и наша истоpия служит неопpовеpжимым тому свидетельством. В свое вpемя мы, как явствует из трудов Сергея Михайловича Соловьева, не смогли достpоить феодализм; попытки постpоения капитализма кончились Октябpьской pеволюцией; кpах стpоительства коммунизма пpоизошел на наших глазах. Истоpики утвеpждают также, что Дpевняя Русь каким-то обpазом миновала pабовладельческий пеpиод, из чего мы имеем пpаво вывести заключение, что и эта фоpмация была нами пpосто-напpосто недостpоена. Чем окончится вновь начатое постpоение капитализма, догадаться несложно. — Евгений Лукин. Манифест партии национал-лингвистов

Русских больше всего не любят не за границей, а в России. — Григорий Явлинский

Для русского человека, который воспитан на христианстве, приправленном Достоевским, страдать — любимейшее дело. — Андрей Максимов. Не молчи

Это как-то очень по-русски — поставить себя в затруднительное положение, а потом из него выбираться. — Игорь Владимирович Акинфеев

Это будет последняя война для России, потому что процесс распада этноса уже практически завершен. Моральная деградация нации уже практически состоялась. И эта война только добьет её. Да и нет уже больше никакой нации. Нет никаких общностей, которые могли бы сказать о каждом своем члене — «мы». Эта территория населена отдельными группками и сообществами агрессивных озлобленных людей, случайно соединенных друг с другом внешними обстоятельствами, ненавидящих всех прочих, кто не входит в их стаю — и никакой нации здесь уже не существует. — Аркадий Бабченко, журналист: о русско-украинской войне, 2014

«Вроде ядерная держава, вроде член Совета безопасности ООН, а попросту воры» — Премьер-Министр Украины Арсений Яценюк

«Русские устроены таким образом, что они ментально, так сказать, завязаны на одного человека. Но как только они разочаровываются в этой личности, как только они осознают, что вожак вывел не туда, они срывают злость на вожаке», — Михаил Притула

Вся загадка души русских состоит в том, что это душа раба. — Антон Петушков

«Российский патриот — это мужик, живущий в избе с соломенной крышей, но истово гордящийся тем, что у его барина самый высокий дом во всей волости» — Лев Рубинштейн

Маразм того образца, который движет Россией, больше в мире нигде не известен. — Александр Невзоров

«Мучительная пытка регулярно рушащимися надеждами, дебилизация и старых, и молодых центральным телевидением, алкоголем и реформой образования, уничтожение науки и технологий, круглосуточный «курс молодого бандита» под видом сериалов, вымаривание критического мышления беспощадной тотальной ложью, клановость и коррупция как образ жизни, разврат как суть культуры, гламур как надежная замена интеллекта, роскошь кучки напыщенных вельмож как национальная идея, агрессивная враждебность государства гражданину почти во всех его проявлениях, объявление экстремизмом энциклопедий – спасибо вождям, что еще не таблицы умножения…» — Михаил Делягин

«Вообще Россия — страна удивительной, прямо-таки космической гармонии: в ней омерзительно абсолютно всё. Власть, оппозиция, климат, дороги, СМИ, экономика — ни единая деталь не портит картины, выламываясь из общего стиля»— Юрий Нестеренко, писатель, публицист

В России всё настолько омерзительно, что ничего плохого случиться уже не может, — А.Невзоров

Россия безнадежно и отчаянно
сложилась в откровенную тюрьму,
где бродят тени Авеля и Каина
и каждый сторож брату своему.
— Игорь Губерман

«Проклятая страна, убогие люди. Безнадежно всё. Проходят столетия и ничего не меняется. Тот же народ, те же грабли, то же убожество. Убогие люди повторяют мантру о величии России. Их не надо проклинать, потому что там нечего проклинать. Это пустые места.» — Алексей Заводюк

«В России нет, как при традиционной демократии, системы сдержек и противовесов, у нас действует “вертикаль власти”, и парламент – не место для дискуссии, как, впрочем, и больница – не место для лечения…»— Игорь Чубайс

«Давайте всегда помнить, что в России слова могут разные, но музыка — одна» — Александр Квасневский, президент Польской Республики — по поводу российского гимна.

«В настоящей России мало надежды на любовь и ту жизнь, какую вы описываете в своих книгах. Зато есть много водки, дни похожи один на другой, а смысл жизни и перспективы хоть каких-то перемен полностью отсутствует.» — Януш Леон Вишневский. Неодолимое Желание Близости

«Российская традиция — это всевластие бюрократии». — Н.Сванидзе

«История России и жизнь в России — это какой-то тяжкий кошмарный сон: липкий, нервный и бесконечный. Для живущего в России надежда — самая подлая материя, самая! Она всегда обманывает. В каком веке ни проснешься: дословно одни и те же речи — ибо одни и те же проблемы. «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы мундиры голубые и ты, им преданный народ», — набившие оскомину, но чудовищно точные слова гениального Лермонтова. Читай хоть при Иване Грозном, хоть при Николае I Палкине, хоть при Николае II Кровавом (он же «святой»), хоть при Владимире нынешнем, разведенном, — как говорится, один черт. Был бы тут Николай Стосорокпятый — вся та же цитата звучала бы актуальней газетной передовицы. Вот сегодня — «хозяин земли Русской» (так дурацки, но правдиво назвал себя Николай Кровавый в переписи населения) Владимир: его хоть царем, хоть святым назови — все для русских учебников истории будет ладно, все шито-крыто, все в хохломе, на юбилее денежки распилят, все рабский народец «съест». Прошлый Владимир (князь) народец в реку палками загнал, чтобы крестить (а в Новгороде просто вырезал нежелающих креститься), причем, лично убил брата и изнасиловал при дружине его беременную жену — так ведь народец не против книжонок, где его называют «святым».» — Евгений Понасенков, историк

«Какой же убогой позор: России даже нечем ответить на санкции — ведь иностранцы не держат деньги в наших банках, не ездят на наши курорты. Остается только вводить санкции против собственного народа, брать его в заложники, морить голодом, чтобы давить на нервы цивилизованных стран. Это историческое преступление и позор. Огромная бессмысленная страна, которая за много веков существования не сумела произвести ни одного сорта сыра, который мог бы конкурировать с иностранными. Во Франции, Италии, Германии и Англии, к примеру, в каждой — по несколько СОТЕН сортов того же несчастного сыра. Сравните их территорию с территорией России. То же — с автомобилями, лекарствами, компьютерами и т.д. Огромное, бездарное, агрессивное, вечно на всех обиженное место. Страна, ничего не желающая производить, понимать и уважать.» – Евгений Понасенков

«Православие принимали три века, кровью, в Новгороде половину населения вырезали чтобы принять православие. Потом 700 лет ни одного ученого! Если католики были вынуждены вырезать ученых, сжигать, то у православных ни одного не родилось которых мы могли бы сжечь как Джордано Бруно. И главный, кто поддерживал православие, кто православным монастырям дал крестьян, освободив их от налогов, кто? Орда освободила! Именно с Ордой связан рассвет православия. И триста лет «страшное иго» держалось только потому что молились за хана и его семейство!» – Евгений Понасенков на телеканале РБК, эфир от 25 апреля 2013 г.

«Мы живем в стране, где беспрестанно изобретаются новые законы, противоречащие то этике, то здравому смыслу». – Борис Акунин, писатель. «Дура лекс»

Это уже не рабочая и не крестьянская страна, а страна, мягко говоря, странная. — Юрий Любимов, режиссер.

«Россия держится как единое государство лишь силой. Лишь подавлением всякой свободы. Лишь насилием и навязыванием нарочитого единомыслия. Нация не имеет внутренних связей, собственных причин и желания жить вместе, а для совместно жизни нуждается во внешних вызовах и угрозах. Чаще всего, кстати, придуманных, высосанных из пальца и специально сгенерированных центральной властью именно для целей сохранения никому не нужного единства…» — Альфред Кох, российский политик. «Россия сама по себе — нежизнеспособная структура»

В российской многонациональной империи все еще есть много русских, которые являются людьми полностью европейского происхождения. Но они представляют собой меньшинство. У большинства есть, по меньшей мере, частично азиатские корни, а именно преимущественно монголоидные или тюрко-татарские или хазарские. Поэтому русские — это не просто европейцы, и они сами всегда чувствовали, что их идентичность и их самоопределение отличает их от настоящих европейцев. — Бернард Шауб, швейцарский историк, 2014

Никогда Россия не будет демократическим правовым государством. Тысяча лет истории не дает оснований для прекраснодушных иллюзий. Ты можешь мечтать и хотеть, бороться и добиваться, но ты не должен быть идиотом. Таково социальное качество народа. Есть гении и трудоголики, меценаты и святые, но собравшись вместе со всеми, они имеют в результате то, что все мы и имеем. — М.Веллер

«Россия — ошибка истории. Она выросла на порабощении собственных граждан — и при царской, и при советской, и при нынешней модели власти, которая представляет собой комбинацию первых двух и столь же эффективно «сковывает души в кандалы». Она выросла на пожирании государств, социальных групп, народов, на беспрерывных актах (успешных, неуспешных, временно успешных) агрессии против соседей, терроризме на других континентах, насаждении и поддержке кровавых царьков, дестабилизации целых регионов, развращении части элит многих стран Запада, на внедрении цивилизационных и этических антистандартов, на регулярном шантаже в отношении, по сути, всего мира. Она выросла на абсолютной беспощадности, которая позволяла ей массово убивать собственных граждан, когда сатрап считал это необходимым, и тем более — без зазрения совести уничтожать граждан других стран. … Кремль строит свою государственную пропаганду на гиперлжи и гипернаглости, которые незнакомы западной цивилизации, и поэтому Запад так часто оказывается в отношении них бессильным.» – Мачей Павлицкий (Maciej Pawlicki), польский публицист.

«Как известно, у идеологии «самобытной и неповторимой русской цивилизации» существует небольшая проблема. Что-нибудь «русское» (в черносотенном смысле этого слова) обнаружить в общественных пейзажах практически нереально. Абсолютно все, из чего соткана современная жизнь РФ, имеет строго западное происхождение. И никакого другого. Вторично и заимствовано все, без исключения. Включая, кстати, и культуру.» — А.Невзоров

В РФ давно создано полицейская государство, настоящая хунта из воров и спецслужб, по типу африканских или латиноамериканских, при этом идет настоящий этноцид русского населения. К 2050 году русские станут уже меньшинством на территории РФ. Это сознательная политика правительства чекистов по замене русского населения покорными выходцами из Азии. Такого не было даже во времена монголо-татар, чтобы шло замещение славянского населения миллионами чужестранцев. 10% жителей РФ — голодает, 64% живут в бедности, остальные в кредитном рабстве, только 20% может позволить себе бытовую технику, и лишь небольшая интернациональная банда подонков, эксплуатируя богатейшую страну, царит над покоренной страной, некогда бывшей Россией. — Владимир Басманов, российский политик, инициатор первого Русского Марша в РФ в 2005 году

У нас непоправимое случается каждые полчаса. Мы настолько натренированы в этом смысле, что случилось бы что-то поправимое, мы бы сели и удивились страшно. — В.Ерофеев

Наша страна – наркоман. Наши наркотики — нефть и газ. Зачем думать о будущем, когда в настоящем нефть бьет из земли фонтаном и за нее дают хорошие деньги. Вонзил бурильную иглу в земную твердь, набрал шприц, укололся – и жизнь вокруг снова играет кислотными красками. Иногда в глубинах сознания проскальзывает мысль, что не плохо бы, конечно, придумать в этой жизни еще какие-то занятия, какие-то другие способы времяпрепровождения. Попробовать что-то сделать собственными руками, изобрести, открыть новые горизонты, внести свой вклад в прогресс всего человечества. Да вот хотя бы зонд приземлить на комету, открытую нашими же учеными давным-давно. Но ведь это все так сложно, так долго. А прибыль еще неизвестно будет ли — и будет ли она столь же велика, как от нефти. Да и не умеем мы ничего другого, а нефть качать и газ бурить как-то набазурились. И живем мы так год за годом и говорим о своем мировом величии, не замечая, как все больше превращаемся в конченых углеводородных наркоманов и большой сырьевой придаток развитых стран. Сами свою тяжелую болезнь мы победить не можем. — Антон Орехъ

Вы, русские, не просто мародеры, вы засиратели. Вы засрали территорию России, не умея ни элементарно убирать ее от мусора, ни восстанавливать разрушенные дома, ни облагораживать территорию. Выкачивая ресурсы из территории, вы ничего в эту территорию не вкладываете. — Сергей Дацюк, философ, публицист.

У нас <в России> не существует гражданского общества, поскольку не существует общественного мнения, поскольку у большинства граждан не существует никакого желания как-то влиять на действия власти, власть делает, то что хочет, в том числе применяет юриспруденцию в нужных пропорциях в нужном направлении… У нас Конституция есть, законы есть, суды есть, но всё это для того, чтобы легитимизировать решения власти… Народ как был языческим, так во многом им и остаётся. – Андрей Кончаловский

«В России пока очень низкая общая культура. Русский человек с этой культурой, приобретая большое количество денег, становится разрушителем и самого себя, и окружающей среды» — Андрей Кончаловский

«У русского человека нет чувства индивидуальности, а значит, чувства ответственности. А так как у русского человека нет чувства ответственности, то разговор с ним может быть только один: вдарил палкой ему по голове, и он присел» — Андрей Кончаловский о телевидении: «Я просто говорю то, что думаю»

 

 

«Дебилизация России уже свершилась» — академик Сергей Капица, 2009 год

«У русского человека от тоски, чернухи и безнадеги, которая его окружает и той беспросветности, в которой он живет, выхода только два — алкоголизм и война. Война не важно где, не важно с кем, не важно за что. А в девяноста процентов случаев война еще и совмещенная с алкоголизмом.» — Аркадий Бабченко, журналист

У нас народ всегда почему-то объединяется против врага. Просто так объединиться, сделать что-то полезное для страны не получается. Вот с врагом – да. — Степан Демура

В России столетиями воспитывался полный нигилизм к двум вещам: частной собсвенности и правам соседних наций. — Остап Дроздов

Обида — мотор утопического человека. Вот почему в России столько много обиженных, практически все. — Виктор Ерофеев

Бесцельность, ненаправленность, бессмысленность, нерешительность, непоследовательность, это бесконечное тырканье, метания, телепание — это и есть самая большая трагедия России. — Дмитрий Глуховский

Агрессивный непредсказуемый сосед со средневековыми амбициями и дикарскими замашками. — Виталий Портников, украинский публицист

Чем хуже мы живем, тем лучше становимся – это вечная такая русская матрица, очень распространенная: убеждение, что дискомфорт делает нас умнее, добрее; что чем охотнее мы умираем за что-нибудь, тем легче правительству. Ну действительно, померло некоторое количество народу – тем легче будет обеспечить остальных. — Дмитрий Быков, писатель

«Главная беда России, что государство и народ здесь живут в абсолютно разных не пересекающихся системах. В этом и главная проблема России. У нее нет никакого целеполагания, нет устойчивого развития, потому что народ занят выживанием, государство – его вымариванием, и никакого общего пути у них нет, нет ни одной общей цели» — Дмитрий Быков, писатель

«В России жизнь протекает под флагом обратного достоинству явления – подлости. Подлость – системообразующий элемент современной России» — Юрий Амиров

«Путинская Россия — крайний вариант кланового капитализма, клептократия, лояльные сторонники которой получают доступ к огромным суммам для личного использования». — Пол Кругман, нобелевский лауреат.

«В России, вообще в любых закрытых системах, есть два способа руководить. Один – это смертная казнь за все, включая безбилетный проезд. Другой – коррупция. Закрытая тоталитарная система не предполагает нравственных мотиваций. Александр Житинский, царствие ему небесное, сказал: «Нам неведом другой стимул, кроме страха». Наша система этики основана на страхе.» — Дмитрий Быков, писатель

Россия — это искусственная страна, которая была создана в результате оккупации и завоевательных войн за последние 300 лет, не более, которая на огромной территории объединяет народы, ничем абсолютно не связанные. Например, что может связывать чукчу и чеченца? Ни культура, ни история, ни антропологический тип, ни климат — ничего абсолютно. – Олег Панфилов, профессор, историк.

Россия государство предельно несамостоятельное. И очень вторичное. Все так называемое подлинное национальное оно было как хлам при переезде брошено в 17 веке, когда Россия переезжала в 18 европейский петровский век, и, в общем, оттуда ничего кроме работорговли, вшей и пьянства захвачено с собой не было. Никакой самостоятельной культуры, наука не бывает вообще самостоятельной или национальной, потому что наука транснациональная вещь и не бывает ни русской, ни австралийской, ни американской науки, вот это все глупости. Поэтому сказать, что мы являемся, русские являются обладателями какого-то особого знания или какого-то особого геополитического секрета или представляют собой какую-то невиданную ценность, мы не можем. Мы постоянно видим, что это русская идея, правда, мы видим ее потенциал, но потенциал у нее в основном такой трупообразующий. Всюду, где она соприкасается с реальностью, мы видим горы трупов. Причем мы видим эти горы во все столетия. В той степени, в какой мы можем доверять истории. Ведь не забывайте, когда мы говорим «русская идея», мы говорим еще о некой исторической ретроспективе. — А. Невзоров

«Мне стыдно что я русский, мне стыдно что я живу в этой «великой стране»… не надо этой показухи «мы великая страна». Мы позор планеты! Вы сейчас о русской душе толкуете: «какая прекрасная русская душа… ангелы…» — это все пустые слова, фарисейство и враки. Понимаете, нет никакой «русской души», нет ничего этого уже давно.» — Сергей Белоголовцев в одной из телепередач

«Русский мир — это мир варваров, неспособных созидать.» — Алексей Заводюк. главный редактор сайта GlavPost, блоггер, музыкант.

«Всё построено на страхе не первый год и не первое десятилетие, и не первое столетие. Есть разные формы государства. Мы идём оттуда, от дружбы с золотой Ордой, и там действительно всё было достаточно жёстко. Московское царство и так далее. Мы должны были это преодолеть, и пытаемся это сделать. Сейчас, раз мы с Вами об этом говорим, видимо, это нас не полностью устраивает. Но с другой стороны традиция эта есть. Кроме того, мы не прошли этот опыт, о котором Вы говорили, о Западной Европе. Мы не прошли опыт гуманистического возрождения, когда каждый почувствовал себя личностью. Эта личность сказала о том, что она если с государством готова спорить, то как независимая и полноценная, как явление, как субъект. Мы же здесь задавлены тем, что нам постоянно говорят о том, что «я» меньше, чем «мы». «Мы» должно давить на «я», потому что в «мы» есть истина, а в «я» есть отклонение, скорее всего, от истины.» — Виктор Ерофеев

«Государство у нас не идет на диалог, государство нами правит, как в старые времена, и государство от нас требует покорности. Оно требует покорности и объясняет, что мы его данники, и это видно везде. Мы должны ему служить. Ведь разница между нормальным государством и ненормальным заключается в том, что одно государство считает, что народ ему должен служить, а другое государство считает, что оно должно служить народу.» — Виктор Ерофеев

«Наша историческая миссия – не в том, чтобы самим лучше жить, а в том, чтобы нагадить соседям.» — дьякон РПЦ МП Андрей Кураев в интервью «Эхо Москвы» 23.02.15

«Русского народа нет — есть русскоязычный сброд, называющий себя русскими» — Олег Гурьевич Каратаев — советский и российский учёный, криминалист, доктор технических наук, доктор юридических наук, профессор, старший советник юстиции, профессор, декан юридического факультета Санкт-Петербургского Государственного Университета морского и речного флота имени адмирала С. О. Макарова.

«Руки, растущие из жопы, но теперь уже — с раскинутыми пальцами, приобретают очертания национального символа…» — В. А. Шендерович, публицист. «Обреченный Жигуль»

Деградация русского народа идет неотвратимо. – Георгий Мирский, историк, заслуженный деятель науки РФ. «Где стыд, где приличие?», 2015

«Я считаю, что разврат и пьянство – это очень нормально, вообще, для нашего народа и для страны России. Я в этой стране живу уже 60 лет — я могу сказать, что более развратной и более пьющей страны, я в своей жизни не наблюдал. Так что это наши традиции, это скрепа наша, можно сказать. И то, что с ней пытаются бороться, ну это смешно. Это примерно то же самое, что бороться с коррупцией. У нас кроме разврата, пьянства и коррупции в России больше ничего не растет. И бороться, собственно, с единственными натуральными продуктами нашей жизнедеятельности, я считаю, это абсурдно.» — Артемий Троицкий

«Основой русской духовности и идентичности является еврейский фольклор. Я имею в виду ту басню о приключениях раввина Иисуса, которая лежит в основе православия.» — А. Невзоров

Россия не имеет ничего своего так называемого национального и никогда не имела. Ей нечем козырять, ей не с чего ходить. — А. Невзоров

«Это не страна, а царство абсурда, недобензоколонка, банановая республика без бананов, фейк-диктатура, трагикомичное опасное шапито, вызывающее отвращение и презрение всего цивилизованного мира.» — Слава Рабинович, финансист

Всегда побеждает в борьбе за умы [русских] та партия, которая разрешает свинство. Такова была методика партии большевиков, и с той поры за последующие сто лет мало, что изменилось. То есть, если разрешить людям быть немножко нелюдями, дать им право на ненависть, право на погром – отклик будет массовый и очень радушный и искренний. — Андрей Кураев

Если бы Россию так стремились бы все завоевать, то Россия не стала бы самым большим государством в мире. Потому что чтобы стать самым большим государством мира, надо, наверное, других завоевывать. И мы знаем, что Россия только этим и занималась в своей истории – там раздел Польши, присоединение Кавказа как христианского, так и мусульманского. Естественно, Сибири. Финляндии. Ну и так далее, и так далее. — Андрей Зубов, российский историк, религиовед и политолог, доктор исторических наук

«Война для этого государства — и есть само государство. Наматывание кишок на гусеницы — нормальное, естественное состояние этой страны. Это — не закончится никогда. Государство просто не умеет управлять этой территорией иначе, кроме как укладывая трупы, как шпалы. И чужие, но главное — свои. А территория уже и не хочет, чтобы ей управляли как-то по-другому.» — Аркадий Бабченко, журналист «Национальная идея»

Хотят ли русские войны? Хотят! Им нужен враг, им нужно кого-то ненавидеть. Потому что ненависть — единственное, что в России при отсутствии науки, собственной культуры, других существенных факторов, позволяет объединиться и испытывать общенациональный оргазм, синхронный. Злоба хорошо объединяет академика и милиционера, полотера и генетика. — А.Невзоров

Если хотите про великую русскую культуру, то надо честно признать, что её никогда не существовало в принципе. Всё, что мы имеем, — это производные от западной цивилизации. Матрёшки, и те были придуманы в Японии, а в Россию их завезли только в конце XIX века. Оглянитесь вокруг себя! Вы что-нибудь исконно русское видите? — А.Невзоров

«Россия любит коррупцию. Каждый россиянин в принципе мечтает поучаствовать в коррупционных схемах» — А. Невзоров

В подкладке русского государственного патриотизма почти непременно зашита имперская тема. — Виктор Шендерович

«Удел России — топтаться на месте или же идти по кругу своим неповторимым путем, наступая на прежние грабли и обвиняя другие народы в своих страданиях» — Геннадий Гудков, «Марсианин» не живет в России

«Наш патриотизм ярче всего проявляется в ненависти к другим» — Антон Орехъ. «Ненависть как высшая форма патриотизма»

«Сегодняшняя Россия – произведение идиотизма и злобы» — Игорь Губерман

«Перемены в России возможны только к худшему» — Алексей Серебряков, звезда «Левиафана»

Есть такая песенка: «Хотят ли русские войны?». Сегодня совершенно очевидно: многие русские войны хотят — ясно, что по-настоящему счастливыми они становятся, лишь когда кого-то бомбят. Гордиться нам чем-то надо. А чем? Большой адронный коллайдер мы не построили, Марс не покорили. Остаётся самое примитивное — гордиться своей мифической силой. Это всё можно было бы рассматривать как нечто весёленькое, но, к сожалению, это прямой путь к лучинам, лаптям и другим антисанитарным подробностям. Жаль тех, кто сейчас этого не понимает. А что касается большинства, то, поверьте, они способны сменить свои политические, да и все прочие взгляды на диаметрально противоположные часов за 15. Мы же знаем, до какой степени эта масса покорна и склонна к компромиссам. — Александр Невзоров, журналист и режиссёр.

В России, в какого бы героя вы ни ткнули, вы обязательно обнаружите что-нибудь гнилостное и жуткое. — Александр Невзоров, журналист и режиссёр.

«Россия, Москва, Российская Империя как государство стоит на трех китах: мракобесии, страхе и лжи» — Олег Чеславский, публицист, историк.

Русские долго запрягают, но потом никуда не едут. Просто запрягают и распрягают, запрягают и распрягают. Это и есть наш особый путь. — Григорий Горин

«Получали деньги на животных, их убивали, деньги — в карман. Это о том, как построено российское государство» — Юлия Латынина, писатель, публицист

«Разница есть, конечно. Хотя бы даже в отношении к природе. У вас это отношение европейское, у нас — испорченное кочевниками. Кочевники привыкли гадить, потому что они не сидят на местах: они завтра едут дальше. Можно не заботиться о чистоте. Подозреваю, что у русских это осталось со времен татарского ига» — Андрей Макаревич о разнице между белорусами и русскими.

«Россия — слабая страна, которая не производит ничего, кроме газа, нефти и оружия» — Барак Обама

«У нас некрофильское государство, оно любит мертвых больше, чем живых. Потом их именами называем улицы, площади, станции метро, а до этого убиваем» — Константин Райкин, руководитель театра «Сатирикон», народный артист РФ.

«У нас совершенно амнезическая страна, у людей память очень короткая. Ничего не помнят из того, что было вчера, и день совершенно повторяется. Очень удобная такая склеротическая особенность русского народа…» — Дмитрий Глуховский, писатель

«Русские – они, конечно, своих не бросают, но они их потрясающе умеют кидать» — Александр Невзоров, публицист

«Вся та дикость, которая здесь концентрируется, которую не замечаем уже мы, потому что мы, то что называется, принюхались, и мы не понимаем, в каком маразматическом мире мы живем, и какое впечатление производим на соседей. Но соседи-то начали бояться, мы же этого очень хотели, чтобы Россию все боялись» — Александр Невзоров, публицист

«Россиянам никто не навязывает диктатуру. Хотим мы этого или нет, они просто её любят. Потому что диктатура освобождает от ответственности. Так было всегда. Они думают: есть человек, который знает что делает, — и хорошо, что это не наша проблема. У них так было всегда: царь, первый секретарь или Путин должен их защищать от внешнего врага. Остальное их не интересует», — Ричард Пайпс, американский историк, советолог

«За мои полвека мне ясно виден «портрет» разрушительного, разрушающего и саморазрушающегося народа-преступника, народа-насильника, не способного к труду и созиданию. Истеричный трусливый негодяй, не способный посмотреть на себя критическим взором со стороны. Это то, что «русский народец» демонстрирует постоянно с октября 1917-го. Жертва ли этот народ? Безусловно. Жертва самого страшного «врага русского народа» – самого себя» – пианист и дирижер Андрей Гаврилов

«Русской нации как таковой вообще не существует. Когда мы говорим «русский народ» или «русские», то следует понимать, что нет ни русского народа, ни русской нации. Это некая территория, населенная очень атомизированным обществом, где все ненавидят всех. Есть отдельные группки людей, которые постоянно друг на друга злятся и сопротивляются. Единой России нет. Россий самом деле сотни, если не тысячи. То есть процесс распада нации уже состоялся. Сейчас пошел процесс моральной деградации, нравственная идиотизм пошел полным ходом. Есть такой психологический термин «нравственный идиотизм», когда у людей, у индивидуумов отсутствуют какие-то эмоции, присущие человеку. Это сейчас то, что происходит с Россией» – Аркадий Бабченко, публицист, в интервью «Радио Свобода» 29.07.2017

За последние 400 лет Россия ни разу в истории добровольно не выполнила ни одну договоренность которую подписала. – Бен Ходжес, командующий армией США в Европе

Для России территория — фетиш. Ведь ничего, кроме размеров, у Москвы для доказательства своего «величия» никогда не было. – Виталий Портников

Россиянин — не человек, а оболочка, внутри которой живет изворотливый и подлый паразит. – Александр Сотник

Никакой великой державы не было, ибо она тогда бы и продолжала быть, а она развалилась без войн, сама. И иначе бы она не рухнула. … Что мы делали? Мы всё время лучших сынов или убивали, или высылали — разумных, одаренных, талантливых. – Вениамин Смехов

«Это только россияне бедные сочиняют сидя за забором что нас все так боятся. Мы не представляем интереса для мирового сообщества, кроме как того что нас надо как-то держать, потому что мы пугаем всех: все время кричим из-за забора «Уууууу!!!» и палкой машем». – Николай Фоменко, актер, режиссер.

«Знание и сообразительность не стали национальной идеей России. Ею являются хамство, сила и наглость» – Алексей Серебряков, народный артист Российской Федерации

«Известно, что российской публике очень нравится, когда Россия кого-то оккупирует, захватывает, бомбит. Это всегда приводит в восторг. Чем ниже интеллектуальный уровень человека, тем больше ему хочется принадлежать к большой, страшной, свирепой стае», – Александр Невзоров, публицист

«Русские не хотят демократии, им нравится пребывать в рабстве у государства и церкви, в подавляющей массе русские являются опасными и откровенными противниками и самой серьезной, в общем, угрозой миру» – Александр Невзоров, публицист.

«Да, вот такой вот [русские] удивительно разобщенный народ. Связано это, понимаете, с тем, что цели нет, нет единства, а если нет общей задачи, то, соответственно, не может быть и никакой созидательной цели, ведь у нас возможность созидания только для того, чтобы истреблять каких-то очередных врагов. Давайте всех убьем, чтобы на этом построить солидарность. А чтобы вместе что-нибудь делать – боже упаси» – Дмитрий Быков, писатель.

«Сегодня россияне — это подданные государства. А не участники коллективного источника власти. Государство кормит россиян, а не россияне государство. В России нет сознания ни гражданина, ни налогоплательщика.» – С.Белковский

«Так власть общается с народом России — низшей расой, с баранами, которым знать правды не положено, а лишь то, что будет пастухами позволено, к чему их можно допустить, чтобы они оставались покорно блеять в своих загонах. Чтобы точно знали свое место в иерархии стада. 145 миллионов баранов, коим отказано в правде и человеческом уважении. Потому что плебс, холопы, население, масса. «Пипл все схавает!» — так давно не стесняются говорить в Кремлевских коридорах.» – Геннадий Гудков политик

Идеология РФ: быть самыми нищими, самыми отсталыми, самыми покорными, самыми архаичными — и всех победить. – Александр Невзоров, публицист.

Русский патриотизм призывает умирать не за свои права, а за свое бесправие. – Александр Невзоров, публицист.

Никакого единства в России нет и уже не может быть. Она расколота и ненавистью, и жадностью, и завистью, и религиями, и по принципу развитости. И вообще, у граждан России, если сейчас вдуматься, общего ничтожно мало. Единственно, часть граждан объединяет надежда что-нибудь украсть. Это неплохая скрепа, но понятно, что не у всех получится. – Александр Невзоров

Читайте Кто захватил власть в 1917-м и что празднуют 7 ноября в России?